0
18

Итак, отставка Сергея Степашина, о неизбежности которой все последнее время упорно писала пресса, состоялась. Несмотря на все пророчества, шок оказался довольно сильным. Об этом свидетельствовала первая реакция политической элиты: в частности, такие совершенно разные политики как лидер «Правого дела» Борис Немцов и кемеровский губернатор Аман Тулеев в своих блиц-интервью радиостанции Эхо Москвы употребили одно и то же выражение : «агония власти». Правда, в оценке дальнейшего развития политического процесса Немцов и Тулеев разошлись: первый считает, что выборы, как парламентские, так и президентские, состоятся в любом случае. Второй вполне допускает возможность отмены выборов — например, в связи с введением чрезвычайного положения из-за обострения ситуации на Северном Кавказе.

Называя причины неизбежной отставки премьера разные издания приводили разные доводы. Еженедельник Коммерсант-власть назвал Степашина «Рыцарем невнятного образа», заметив, что, продемонстрировав во время визита в США явные президентские амбиции, премьер далеко не всегда действовал и высказывался удачно. Что не могло пройти незамеченным: «Вместо прогрессивного управленца и экономиста выходит политработник внутренних войск с характерными шутками и анекдотами. А такому не то что до президентских, но даже до парламентских выборов не дотянуть».

По мнению журнала Профиль — напротив, визит в США был вполне удачным, Степашин «вернулся домой триумфатором». Тем хуже для него. Он позволил себе обсуждать с Клинтоном проблемы, которые относятся к компетенции не премьера, но президента: «Это внешнеполитические и военно-стратегические позиции взаимоотношений двух стран, а также будущее договоров СНВ-1, СНВ-2 и ПРО». Кроме того, Степашин заявил, что вину за случившееся в Югославии должен разделить с НАТО президент Югославии и добавил: «Нас не устраивает Милошевич». Это была явная ошибка: «Так себя российские премьеры не ведут». Тем более, что на вопрос Профиля, в каких кругах пользуется поддержкой Степашин, все опрошенные затруднились ответить. «Создается впечатление, что ни в каких, а политик, которого специально никто не поддерживает, все равно, что воздушный шарик: можно надуть, а можно и спустить воздух — погрустят и забудут».

Газета Коммерсант-daily совершенно недвусмысленно обозначила в качестве причины предстоящей отставки именно удачный дебют Степашина на международной арене: «Ревность президента к успехам своих премьеров общеизвестна. К тому же Степашин позволяет себе в публичных речах вольные замечания на разные неудобные темы, включая здоровье президента».

Однако значительно чаще называлась другая причина недовольства президента — его аполитичность, а точнее — позиция «над схваткой», которую занял премьер по отношению к борьбе кремлевской администрации с главным противником президента — московским мэром Юрием Лужковым. Как отметила газета Сегодня, когда Степашин, «вопреки ясному социальному заказу Кремля на создание новой редакции «партии власти», дал понять, что не намерен входить в какие-либо предвыборные блоки, стало ясно, что президентского гнева не избежать.

Можно представить, какое раздражение в Кремле вызвала декларация премьера, появившаяся в газете Известия: «Правительство всегда должно оставаться не запятнанным в политических склоках и дрязгах, а в предвыборный год — в особенности… Совершенно ясно: в войне всех против всех, в тоталитарном противоборстве победителей не будет. Это борьба не за власть и не за влияние. Это борьба за взаимное уничтожение. Поэтому надо начать договариваться».

Тогда, в середине прошлой недели, и появились предположения о возможной замене премьера, оказавшегося слишком мягким, на человека более жесткого и к врагам президента беспощадного — на директора ФСБ и секретаря Совета безопасности Владимира Путина.

Причем назначение Путина оценивалось, например, газетой Время MN как вполне либеральный сценарий — в отличие от другого, «мракобесного», предусматривающего замену Степашина на Николая Аксененко.

Путина газета назвала «улучшенной версией Степашина — тоже «настоящий питерский интеллигент», но только более решительный, последовательный и убедительный. Преданный делу Ельцина и идеалам демократии».

Впрочем, у Николая Аксененко, отмечает газета, есть одно, но весьма существенное преимущество: «Этого человека так и не забыл Борис Ельцин, крепко полюбивший железнодорожника еще в ходе предыдущей смены правительства». Однако окружение Ельцина все же сумело его убедить, что Путин — «идеальная фигура на политическом Олимпе, практически готовый преемник… И разбрасываться такими кадрами нельзя».

Любопытно, что, по информации Времени MN, сам вопрос о том, зачем, собственно, менять премьера, «если и обсуждался, то в узком кругу». Между тем еженедельник Московские новости предлагает радикальный вариант ответа на этот вопрос. По данным еженедельника, замена Степашина на Путина, способного на жесткие решения и имеющего авторитет у силовиков, совершена отнюдь не только из известной всем президентской страсти к «сильным рокировочкам». Ровно за неделю до кемеровского губернатора Тулеева Московские новости сообщили о существовании сценария, согласно которому президент намерен не только сменить премьера, но и распустить Думу, которая, вполне возможно, проголосует против новой кандидатуры. «Потом Борис Николаевич уходит на заслуженный отдых, а назначенный его указом премьер Владимир Путин на совершенно законных основаниях становится и.о. президента, получая тем самым прекрасную стартовую площадку для участия в президентских выборах». Создатели этого плана ошиблись по крайней мере по одной позиции: как известно, голосование по кандидатуре Путина назначено на 16 августа, и пока ни одна из думских фракций не заявила о своем намерении противостоять президентскому назначенцу. Ради удовольствия доставить неприятность Кремлю терять возможность нормального проведения избирательной кампании — подобного донкихотства за четыре месяца до выборов депутаты не могут себе позволить.

Еще один вопрос, который занимает сегодня всех — дальнейшая политическая судьба Сергея Степашина. Когда Кремль пытался внедрить премьера во вновь созданный блок «Отечество — Вся Россия» — согласно известному правилу «если не может воспрепятствовать процессу, возглавь его», — один из лидеров лужковской части блока, согласно данным газеты Сегодня заявил, что Степашин может быть принят в коалицию «только с приставкой экс- к нынешней должности». Теперь это условие выполнено.

Впрочем, на экс-премьеров нынче такой спрос, что, возможно, Степашин, как это случилось с Примаковым, будет завален предложениями от самых разных партий, и главной его проблемой будет сделать правильный выбор. Примаков, например, так пока ничего определенного многочисленным партийным зазывалам и не ответил, несмотря на все их старания. Газета Трибуна, например, высказывает предположение, что объединение «Отечества» и «Всей России» прошло с такой помпой отчасти для того, чтобы оказать давление на «дачного затворника»: «мол, поезд уже тронулся, пора прыгать в последний вагончик — иначе останешься в одиночестве на перроне». Однако бывший премьер сохранил невозмутимость. Недаром пресса сравнивает его теперь не только с Кутузовым (еженедельник Век), но и с Дэн Сяопином (Московские новости): «Спокойствие, прогнозируемость, понятная лексика — видимо, мы неизбежно должны пройти время правления «крепких хозяйственников» и «известных политиков»… Власть чиновничества — этот вариант вполне можно назвать и китайским».

Кое-кого молчание Примакова раздражает все сильнее. Комсомольская правда задается вопросом: что, собственно, такого ценного имеется в активе Примакова, почему электорат «чуть не хором просит Евгения Максимовича на царство»? Хваленая стабильность в обществе, утверждает газета, была достигнута за счет уступок с президентской стороны, экономическая стабилизация — результат начавшегося роста мировых цен на нефть, об успехах во внешней политике и говорить не приходится. А если еще вспомнить о проблемах со здоровьем и провести параллель с нынешним президентом, от светлого образа экс-премьера просто ничего не останется: «Примаков предстанет дряхлым партийно-номенклатурным стариком, с которым в хорошую погоду приятно в скверике партию в шахматы сгонять… Но голосовать даже его ровесники будут за других».

Примерно те же аргументы приводит еженедельник Иностранец, заключая: «Да и вообще, как-то негоже начинать двадцать первый век с бывшим членом ЦК КПСС в качестве президента».

Между тем именно возможность присоединения Примакова к блоку «Отечество — Вся Россия» так сильно нервирует кремлевскую администрацию. Исчерпывающе высказалась на эту тему Независимая газета: «Как будут события развиваться дальше, зависит теперь только от Евгения Примакова. Если он откажется оказать честь Лужкову и Шаймиеву примкнуть в качестве лидера к их блоку, объединение сильно теряет в политическом весе и становится не таким уж опасным для Кремля. Если же Примаков дает свое согласие, реакция администрации, как прогнозируют источники НГ, могут быть сродни чрезвычайщине, вплоть до отмены выборов».

Не исключено, впрочем, что в новой ситуации, с появлением очередного экс-премьера у кремлевской администрации появятся новые поводы для волнений: по сведениям Эха Москвы, появление Сергея Степашина в федеральном списке лужковско-шаймиевского блока более, чем вероятно.

Надо сказать, что уход бывших премьер-министров в политику сам по себе неудивителен. Удивителен рост рейтинга после отставки, как это было с Примаковым. И еще то, что все попытки как-то отретушировать репутацию отставного премьера — вплоть до самых экзотических — до сих пор неизменно терпели неудачу. Последней из таких попыток были рассуждения Независимой газеты о том, что Лужков, предлагая Примакову место сопредседателя нового объединения, имеет в виду достижение весьма конкретных целей: «Для блока Лужкова-Шаймиева экс-премьер Примаков хорош в качестве своего представителя в нижней палате парламента, но не более того. Иначе он попросту будет мешать избираться президентом Лужкову». И в доказательство НГ приводит обширную цитату из подконтрольной Лужкову Московской правды, где на минувшей неделе были опубликованы данные социологического исследования о взглядах россиян на национальную принадлежность политиков. Политический истеблишмент был разделен на пять групп: русские, украинцы, татары, евреи и «лица неопределенной национальности», то есть те политики, национальная принадлежность которых неясна. Оказалось, что самой малочисленной во власти оказалась «русская группа», (к которой, разумеется, принадлежит, и сам Лужков). Впрочем, русские «берут качеством». Достаточно много среди политиков и татар, и украинцев, и евреев. Приводятся соответствующие примеры, делается вывод, что никакого всплеска антисемитизма в России нет, а затем добавляется: «Правда, доверять евреям судьбу страны респонденты не склонны, считая, что для них главное — личная прибыль и благополучие собственной нации». Далее речь идет о Примакове, которого «не все считают евреем»: «Лишь после того, как в ряде газет прозвучала его настоящая фамилия — Киршинблат, — он пополнил эту группу». Хотя некоторые респонденты, по свидетельству Московской правды все же занесли Примакова в графу «неопознанная национальность», «полагая, видимо, что Киршинблат — либо выдумка врагов, либо подпольная кличка. Действительно, кличка на идише — настоящая находка для академика-арабиста». В заключение Московская правда утверждает, что «россияне не хотели бы видеть на посту президента нерусского политика. Толком объяснить это чувство респонденты не смогли».

Независимая газета, подробно процитировав эти выкладки, обращается к Примакову: «Вот так, Евгений Максимович. Предлагают вам отстаивать интересы Лужкова в Госдуме — соглашайтесь, но о большем не мечтайте — россиянам в этом случае напомнят, кто русский, а кто не очень». Нельзя не заметить, что этот сомнительный пассаж рассчитан на то, чтобы убить сразу двух зайцев: раскрыть Примакову глаза на коварство Лужкова, и одновременно «дорогим россиянам» — на истинную национальную принадлежность Примакова (поскольку, как справедливо заметила НГ, публикация в Московской правде практически прошла незамеченной). Впрочем, как сообщила газета Известия, сам куратор НГ Борис Березовский пошел еще дальше: в пилотном выпуске обновленной телепрограммы Время на ОРТ он прямо «огласил списки высокопоставленных евреев». Однако, к огорчению Березовского, Примакову эта антисемитская выходка не повредила, пишут Известия: «…Для русского человека советской выделки куда важнее другое деление: свой — не свой. Чубайс для него уже потому еврей, что не «свой»; Примаков — свой для тех, кто устал выбирать и отвечать за свой выбор, стало быть, он не еврей». И здесь Известия вновь вспоминают Кутузова из «Войны и мира», который «соответствует русской мечте об идеальном военачальнике, который… незаметно спит в углу во время военного совета в Филях, пробуждается вдруг — и не мешает победе свершится». Вопрос лишь в том, удастся ли вовремя проснуться.

В целом, комментируя создание объединенного блока «Отечество — Вся Россия», пресса представила весь возможный спектр оценок. Противники слияния были, естественно, настроены скептически: Независимая газета, например, уверена, что новый блок в Думе неизбежно распадется на враждующие фракции в силу противоположности интересов московской и региональной части блока.

Газета Время MN снисходительно заметила, что причина объединения — в слабости политических партий и в отсутствии у них средств на предвыборную кампанию.

Московский комсомолец радостно заявил, что это первая серьезная победа Лужкова (по-видимому, это мнение разделяет и кремлевская администрация — в противном случае реакция на потерю «регионального этажа власти» не была бы столь радикальной, вплоть до отставки правительства).

Газета же Известия, отмечая злорадный тон комментариев противников Кремля, считает, что поводов для радости особых нет ни у кого, кроме вечной и всемогущей российской бюрократии или, как выражается газета, «российского начальства»: «Оно получило все шансы пройти опасную зону выборов, грозящую радикальным переделом всей корзины пирогов, не только без потерь, но даже с приобретениями — во всяком случае, времени: оно останется у кормушки еще на один электоральный цикл». В этой оценке либеральные Известия совпадают с лидером российских коммунистов Геннадием Зюгановым, который назвал лужковско-шаймиевский блок «новой партией власти». Причем если предыдущая партия власти — НДР — на выборах фактически «пролетела», у ее преемника, блока «Отечества — Вся Россия» есть все шансы на успех по одной простой причине: «Не видно альтернативы». Левые к нынешним выборам — битая карта, пишет газета, но и правые не лучше: «Пустота справа от начальственного центра поразительна. Мелькающие там имена не только не пользуются особой популярностью, но, похоже, любят друг друга еще меньше, чем общих оппонентов». Причины этой организационной несостоятельности заключаются в том, что зарождающийся средний класс, предприняв после 17 августа некоторые попытки объединения, пока так и не довел их до конца: «Похоже, что на текущий момент эти попытки оказались и недостаточно быстры, и недостаточно масштабны».

Во что может обойтись нынешним политикам неадекватность ситуации на предстоящих выборах (если, конечно, они состоятся), дает представление публикация в газете Новые известия об исследовании настроений электората в российской провинции, точнее, в одной из областей «красного пояса» — в Волгоградской. Полученные данные можно назвать сенсационными. Исследования проводились среди традиционно наиболее активной части избирателей — 50-70-летних жителей региона. И хотя они по-прежнему почти все намерены идти на выборы, их мотивы голосования сильно изменились, на сегодняшний день преобладают депрессивные либо агрессивные тенденции. «Собственную жизнь они воспринимают в черном цвете, не видят перспектив ни для себя, ни для детей и внуков, ни для страны в целом». Большинство живет лишь настоящим, в высказываниях отсутствуют упоминания о планах, целях.

Отсутствие перспектив, страх, депрессия, пессимизм — вот что станет определяющими факторами при выборе президента-2000. Власть утратила взаимопонимание с народом. «Нынешние идеологии, программы, нынешние технологии, с какими избирательные объединения идут на выборы в Государственную думу, сегодня в провинции не работают». Избиратели без всякого интереса слушают про державность, восстановление храмов, по то, что «так больше жить нельзя» и т.д.

В безысходной ситуации формируется, разумеется, образ врага. Главных врагов четыре: власть (скорее центральная, чем местная, от которой, по мнению респондентов, ничего не зависит); «нерусские» — подразумеваются кавказцы; демократы; новые русские. Особо отмечается, что всплеск националистических настроений у старшей части электората очень силен, хотя и не вполне осознан: «Кавказцы нас замучили. Они нас свиньями считают», «Власть разрешила кавказцам в рабов нас превратит» и т.д. И хотя фашистами себя 50-70-летние избиратели в «красном поясе» признать не готовы (для них фашисты — те, кто виновен в «геноциде народа»), фактически они ориентируются именно на фашистские установки.

Парадоксальный результат: «Жить в «завтра» молодежи, среднему поколению, однако старшая возрастная группа, часто, как уже замечено выше, определяющая исход выборов, своими негативно-апатичными установками лишает другие возрастные группы «лучшего будущего».

Остается добавить, что параллельно с увольнением Сергея Степашина и с назначением Владимира Путина премьер-министром и одновременно своим преемником (демократически настроенные политики уже высказали свое возмущение самодержавными манерами президента), Борис Ельцин подписал указ о проведении парламентских выборов 19 декабря. Несмотря на замечания скептиков по поводу того, что никакой указ не помеха отмене выборов (было бы президентское желание), официальная избирательная кампания наконец-то началась.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ