Михаил Касьянов — "другое лицо" российской демократии?

0
25

Может ли Михаил Касьянов стать вторым Виктором Ющенко?

Этим вопросом издание Газета задалось на третий день после московских выборов, на которых демократы получили 11% голосов.

«Это, конечно, не триумф и даже не победа, — заметил в Новой газете лидер «Молодежного «ЯБЛОКА» Илья Яшин, — но и не провал, какой произошел в 2003 году».

Лидеры правых надеются, что итоги выборов в Мосгордуму «стимулируют процесс создания крупной демократической партии, способной не проиграть в 2007 году». Как подчеркнул Яшин, «главное теперь — этот шанс не упустить».

С тем, что успех важно развить, согласился в интервью Газете и «отец российской демократии и основатель СПС» Егор Гайдар.

Он подчеркнул в очередной раз, что, по его мнению, принципиальные разногласия между двумя ведущими демократическими партиями отсутствуют.

Более того, Егор Тимурович утверждает, что «ключевые проблемы, которые сегодня стоят перед страной — а это проблемы функционирования демократических институтов, проблемы гражданских прав и свобод, — никогда не разъединяли. По этим вопросам у нас всегда была общая позиция». А все остальное можно пока (хотя бы временно) оставить в стороне: «Обсуждать сегодня вопрос о том, что кто и когда сделал правильно или неправильно в области экономической политики, можно было реализовать программу «Пятьсот дней» или нельзя, правильно ли мы проводили либерализацию цен, интересно. Это тема, по поводу которой можно проводить семинары, конференции, читать лекции. Но к сегодняшнему дню она имеет весьма ограниченное отношение».

Кто того, Егор Гайдар разделяет довольно распространенное среди политологов мнение о том, что демократам необходима «смена лиц и названий», поскольку «люди, которые начинали демократические и экономические преобразования в конце восьмидесятых — начале девяностых, лучше или хуже, но уже отстояли свою вахту». И теперь «другие лица» просто необходимы.

Трудно сказать, насколько под это расплывчатое определение подходит экс-премьер России Михаил Касьянов — однако именно он по свежим следам московских выборов вновь активизировал свою политическую деятельность.

Созвав импровизированную пресс-конференцию в своем офисе, Касьянов заявил журналистам, что «результаты выборов в Мосгордуму продемонстрировали, что демократические силы в том виде, как сегодня, могут лишь напоминать о своем существовании, но, к сожалению, не могут выигрывать» (цитируется по Независимой газете).

Между тем, с точки зрения экс-премьера, это серьезная проблема для страны, так как «демократические силы не могут противостоять курсу, который последние два года проводит власть, — курсу на сворачивание демократических свобод». А потому, подчеркнул Михаил Михайлович, «необходимо вернуться к истокам, начать строительство новой России в чистом поле».

Истоками и «чистым полем», поясняет Независимая газета, Касьянов считает Демократическую партию, поскольку в свое время именно с нее «началась новая российская государственность и многопартийность в России».

Газета Ведомости дает по этому поводу историческую справку: «ДПР — реликвия демократов. Она была создана в мае 1990 года как первая альтернатива КПСС, возглавил ее народный депутат СССР и России Николай Травкин. Именно ДПР выдвинула Ельцина на пост президента России». Собственно, этого многозначительного напоминания — без ссылок на бесславное настоящее партии, не набравшей в 2004 году и 2% на выборах в Госдуму — вполне достаточно, чтобы понять, почему российская пресса так охотно проводит параллель между политическими биографиями украинского и российского экс-премьеров. Первый из которых уже достиг вершины политического Олимпа, а второй лишь ищет возможности и способы совершить восхождение.

Надо сказать, что большинство политиков и политологов к идее «Касьянов — российский Ющенко» относят скептически. Причем говорят они не только об электоральных перспективах самого Михаила Касьянова, но и о шансах повторения в России «оранжевой революции» на украинский манер.

Депутат фракции «Единая Россия» Олег Ковалев авторитетно заявил Газете, что «Россия — не Украина». В том смысле, что в отличие от своей соседки, четко разделенной на Запад и Восток, Россия — однородная держава.

И если на Украине (на ее Западе) есть, как пояснил зампредседателя ЛДПР Алексей Митрофанов, «пассионарная, идеологически заряженная часть населения», то в России таковой нет.

Вернее, уточнил Митрофанов, подобных людей, «к счастью», очень мало и они «рассеяны по городам». У нашего населения другие интересы, как заметила после выборов Новая газета, «страна больна равнодушием к политике, а политики — равнодушием к стране».

«В России людей по большей части заботят бытовые проблемы или, к примеру, повышение пенсии, — рассуждает Алексей Митрофанов. — Кто выйдет за Касьянова на улицы?»

Собственно, так оценивают ситуацию и правые. Зампред СПС Леонид Гозман также убежден, что «ситуация в России очень сильно отличается от ситуации на Украине. И поэтому ждать здесь повторения украинского сценария, вне зависимости от отношения к нему, мне кажется, — все равно что готовиться к прошедшей войне».

Зампред «Яблока» Сергей Митрохин твердо заявил газете Время новостей, что пока не видит «ни одной причины, по которой Касьянов может стать лидером демократической коалиции. Если он чем-нибудь заслужит право на это звание, тогда будет смотреть».

К тому же, напоминает замгендиректора Центра политтехнологий Алексей Макаркин, у Касьянова — в отличие от Ющенко — крайне низкий рейтинг: «Сомневаюсь, что демократы пойдут в подчинение к этому человеку, рискуя таким образом попасть в список врагов Кремля».

Еще более определенно высказалась в интервью Независимой газете ведущий исследователь Московского центра Карнеги Лилия Шевцова: «Это не кремлевский проект, и поэтому он подлежит уничтожению на корню. На всякий случай зачищают всех…»

Впрочем, как сообщила газета Коммерсант, в окружении экс-премьера утверждают, что он «абсолютно готов к тому, что его будут мочить». Пока Касьянов готовит любопытный ход: он планирует стать лидером ДПР на съезде партии 17 декабря, хотя не намерен вступать в ее ряды. Правда, возглавив партию, Касьянов может тем самым создать проблемы с ее перерегистрацией в Минюсте. Однако Коммерсант не исключает, что именно на это и рассчитывают в окружении экс-премьера.

Предполагается, что репрессии властей против «касьяновской партии» могут повысить не только рейтинг самого экс-премьера (по данным Левада-центра, опубликованным в Ведомостях, он и в самом деле на уровне 1,5%), но заодно и его «политический вес» как возможного кандидата в президенты от демократической коалиции на выборах 2008 года.

Впрочем, один из вероятных соратников — или конкурентов экс-премьера, уточняет Независимая газета — лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров не сомневается в том, что фигура Касьянова может в перспективе представлять опасность для российской власти.

«В российской бюрократии рейтинг Касьянова гораздо выше его среднестатистических показателей», — заметил Каспаров. И все заявления Касьянова о предстоящем кризисе в стране, как считает лидер ОГФ, «направлены именно на эту аудиторию, которая тоже чувствует, что, несмотря на внешнюю, иллюзорную картинку благополучия, система не работает». Поэтому в соответствующих кругах Касьянов находит «большую, хоть и негласную поддержку».

Между тем, как сообщила пресса, о готовности войти в состав ДПР объявила лидер партии «Наш выбор» Ирина Хакамада, сообщившая газете Новые известия, что ее привлекает открыто оппозиционная позиция Касьянова по отношению к власти, его программа демократического развития страны и готовность выставить свою кандидатуру на президентских выборах.

Рассуждения политиков и политологов о неперспективности фигуры Касьянова Хакамада в расчет не принимает, поскольку в нынешней российской ситуации «политика убита и, соответственно, политология тоже убита».

Между тем, если исходить из осторожных рассуждений НГ, уже наскучившие сравнения Касьянова с нынешним украинским президентом многим представляются не столь уж беспочвенными.

«Бывшего украинского премьера тоже никто долго не мог представить главной оппозиционного лагеря». Его активная политическая деятельность, напоминает газета, началась лишь после того, как праволиберальные лидеры, в силу своей невостребованности во власти, начали «перебираться из высоких кабинетов на телеэкраны, где и по сей день участвуют в разнообразных ток-шоу». Сходство с политической биографией Михаила Касьянова несомненно.

По мнению газеты, есть и другие моменты подобия: «именно Ющенко не допустил на Украине дефолта, и именно под его руководством проводимые реформы в 2001 году были признаны Западом». На долю же Касьянова выпала задача ликвидации последствий дефолта в России, «и, заметим, оставил он свой пост в 2004-м в состоянии, сосем не похожем на август 98-го года».

К тому же, как с сочувствием пишет НГ, «нынешнее времяпровождение не сулит Касьянову ни славы, ни денег». К тому же «не сильно обогатит его и будущая должность, если представить, конечно, что он ее добьется». Не говоря уж о том, что «Касьянов и сегодня не беден». Как считает НГ, «остается предположить искренность намерений».

В это, по мнению газеты, вполне могут поверить «наиболее дальновидные политики правого лагеря». Для начала — та же Ирина Хакамада, которая, как пишет НГ, «четко осознает — никто из старой гвардии, случись вдруг такая возможность, не сможет встать во главе страны». Никто из либералов, «долгие годы упоенно занимающихся подсиживанием друг друга» не захочет этим заняться — кроме «политического дилетанта» Касьянова. Эта весьма пафосная статья в Независимой газете опубликована под соответствующим заголовком — «Михаил-объединитель».

Тем не менее член научного совета Московского центра Карнеги Андрей Рябов заявил газете Коммерсант, что связав свои планы с ДПР, Касьяно допустил ошибку: чтобы стать реальным соперником партии власти на президентских выборах, он «не должен запирать себя рамками демократического электората».

По мнению Рябова, Касьянов повторяет ту же ошибку, которую допустил в 1999 году Евгений Примаков в 1999 году, когда он считался вполне реальным претендентом на пост президента России — пока не согласился возглавить блок «Отечество — Вся Россия».

Именно поэтому, как считает Рябов, в Кремле могут не принимать намерения Касьянова всерьез и не подвергать ДПР никаким гонениям.

«Но этот вариант, похоже, станет для господина Касьянова наименее предпочтительным, — пишет Коммерсант, — ведь в этом случае ДПР, видимо, останется все такой же малоизвестной партией, какой была до сих пор, а сам экс-премьер — все тем же политиком без реальной партийной опоры, который вряд ли может рассчитывать на серьезный успех в 2008 году».

Даже если состоится объединение партий Касьянова и Хакамады, отмечает в Новых известиях Марк Урнов, руководитель фонда «Экспертиза», их совместный электоральный ресурс будет явно недостаточен для участия в президентских выборах. При скептическом отношении к касьяновской инициативе СПС и «Яблока» и отсутствии серьезных правоцентристских партий экс-премьер очевидно, не имеет шансов на успех.

Впрочем, Касьянов, с точки зрения Урнова, вполне может и сам стать прародителем правоцентристской структуры.

Не стоит забывать, подчеркивает руководитель фонда «Экспертиза», что Касьянов «все-таки крупная правоориентированная фигура, поэтому если у него не получится создать серьезную коалицию, то он всегда сможет примкнуть к либеральному крылу той же «Единой России» и вряд ли получит отказ».

В самом деле, было бы бесхозяйственно сбрасывать со счета такого политического тяжеловеса, как Михаил Михайлович — независимо от его политической ориентации. Тем более, что настроения российского электората весьма противоречивы: как пишет издание Газета, ссылаясь на результаты соцопросов, сегодня «правые» идеи поддерживает 67% населения, левые — 61%, национал-патриолтические — 60%.

По мнению экспертов газеты, эта поразительная смесь прямо противоположных идей в общественном сознании — верный признак того, что голосовать за конкретные партии с жесткой идеологией люди не готовы. В этом смысле «Единая Россия» — практически идеальная российская партия — «ни рыба, ни мясо, ни правые, ни левые».

Недаром лояльная российская пресса нашла для единороссов обтекаемое определение — «социальные консерваторы». Под эту формулу подойти практически кто угодно — в том числе и Михаил Касьянов, на сегодняшний день, как пишет газета Ведомости со ссылкой на исследователей Левада-центра, «выпавший из внимания граждан».

В самом деле, трудно, наверное, найти лучший способ вернуться в политическую обойму, чем примкнуть к партии, которая, как пишет в журнале Эксперт Александр Привалов, девятью десятыми своего веса опирается на власть, всем своим весом опирающуюся на эту партию.

Это уж никак не «союз двух нулей» — так окрестил, по свидетельству Ведомостей, объединение Касьянова и Хакамады гендиректор ВЦИОМ Валерий Федоров.

С другой стороны, наблюдатели не сомневаются в том, что политик с таким административным опытом, как у Михаила Михайловича, сумеет использовать все предоставляющиеся ему возможности. Как любит писать пресса, есть в России человек, начинавший свой путь наверх не то, что с мизерного, а с отрицательного рейтинга — «и вы его знаете».

Поэтому, с точки зрения руководителя группы «Меркатор» Дмитрия Орешкина, у Михаила Касьянова сегодня есть все шансы стать консолидированным лидером демократической оппозиции: «Хотя бы потому, что он представляется реальной альтернативой Путину или его преемнику».

Конечно, рейтинг Касьянова пока что немногим более 1%. «Но у того же преемника рейтинга вообще нет, потому что мы его не знаем», — заявил Дмитрий Орешкин газете Новые известия.

«А что касается популярности президента, — добавил он, — то за два года много чего может случиться».

И это, по-видимому, наиболее бесспорное утверждение во всей шумной дискуссии, развернувшейся после московских выборов, которые пресса уже окрестила «тестом на успеваемость» политических партий перед следующим электоральным циклом.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ