Вместо объявленного ранее конца политического сезона — очередная избирательная кампания

0
22

Как пишет интернет-издание Газета.ру, недавно по мановению руки лондонского изгнанника Бориса Березовского пережившее смену руководства, «неоспоримым свидетельством» нынешней российской политической аномалии следует считать «широко распространившийся взгляд на происходящие события с точки зрения предвыборной логики».

В самом деле, уточняет Газета.ру: «Происходит массированная информационная атака на министра обороны Сергея Иванова — значит, выбивают реального претендента на роль преемника Владимира Путина. Сместили Геннадия Фадеева и назначили Владимира Якунина — выдвигают нового кандидата в преемники. Бурные события происходят на спавшем до того медиа-рынке — подтягиваются ресурсы для борьбы».

Далее, как говорится, везде: даже выпускной бал-2005 неожиданно попал, как заметила Независимая газета, в «программу президентских мероприятий». Встреча Владимира Путина с выпускниками средних школ, отмечает НГ, транслировалась всеми центральными телеканалами: президент «долго и с видимым удовольствием общался с медалистами, воодушевив их сильнее, чем это удалось бы любой поп-звезде». А накануне Путин даже счел необходимым побывать в подмосковном Чехове на соревнованиях юниоров стран СНГ и Балтии.

«Нарастающая частота подобных мероприятий, — комментирует Независимая газета, показывает, что это поколение становится одной из главных целевых аудиторий, на которые в первую очередь ориентируется глава государства».

До сих пор, как отмечает газета, таких аудиторий было две: пенсионеры и ветераны, а также деятели науки, культуры и искусства».

Первая — самая многочисленная (по данным НГ в стране около 40 млн пенсионеров и более 25 млн ветеранов). Вторая имеет максимальное влияние на общественное мнение.

Но, как уточняет газета, к 2008 году и нынешние 16-летние станут избирателями. В этом году выпускников оказалось 1 млн 400 тысяч человек. Плюс их родители, родственники, друзья — в сумме набирается цифра, сопоставимая с численностью первой группы.

По мнению директора Института национальной стратегии Станислава Белковского, дружелюбные жесты власти в сторону юных связаны с тем, что Кремль «напуган масштабным участием молодежи в революциях на постсоветском пространстве». Кроме того, как считает Белковский, «Кремль не может до сих пор раскрыть секрет Национал-большевистской партии, которая постоянно растет численно, не располагая деньгами и привлекая молодежь чисто идеологически».

Для борьбы с этим загадочным явлением кремлевская администрация применяет простой рецепт: «Перехватить все успешные лозунги в проектах, проигранных Кремлем за последние два года, и попытаться сварить их них что-нибудь прокремлевское».

С Белковским согласен и лидер молодежного «Яблока» Илья Яшин: «в Кремле основную угрозу своему благополучию и реализации проекта преемник-2008 почему-то видят именно в молодежи». Впрочем, уточняет Яшин, это неудивительно: «Молодежь — такая специфическая аудитория, что если она действительно станет политизированной и выйдет на улицы, с ней сложно будет договориться».

А по мнению лидера «Родины» и одного из возможных претендентов-2008 Дмитрия Рогозина, молодежь может пригодиться для пресечения попыток оппозиции оспорить результаты грядущих выборов: «Использование для этого водометов и танков — международное демократическое сообщество не примет. А если на улицу выйдет молодежь, то это будет выглядеть вполне убедительно, несмотря даже на то, что ее организованно свезут из школ ближайших к Москве городов». Прецеденты есть — знаменитая акция движения «Наши» на Ленинском проспекте.

«В этом и вся цена нынешней любви власти к молодежи», — замечает Рогозин.

Опасливые приготовления власти вызваны суровой реальностью. Как сообщает газета Ведомости, данные социологических опросов фиксируют «вялую, но отчетливо негативную динамику общественных настроений».

По данным Левада-центра, оценка положения в стране существенно меняется. Если в мае 2004 года, 48% опрошенных социологами считали, что дела идут в правильном направлении, то сейчас оптимистов осталось всего 25%.

Правда, негативных оценок ситуации больше не стало, подчеркивают Ведомости: год назад недовольных было 40%, сейчас их 39%. Зато намного больше стало растерянных — то есть «неопределившихся».

Кроме того, социологи заявляют о «значительном падении интереса» к фигуре президента. Фонд «Общественное мнение» сообщает, что в ответ на традиционный вопрос «Приходилось ли вам за последнюю неделю слышать разговоры о В.Путине, его действиях и высказываниях?» утвердительно ответили 35% участников опроса. Год назад таких было больше половины.

Кроме того, если до января 2005 года положительные отзывы о президенте преобладали над отрицательными, то в последнее время число положительных, отрицательных и нейтральных мнений практически сравнялось.

Но еще более выразительны другие данные ФОМ: в мае 2004 года только один из пяти респондентов считал возможными «массовые выступления против падения уровня жизни, в защиту своих прав». Сегодня такие ожидания зафиксированы у каждого третьего (32%).

Январские акции протеста стимулировали попытки создания новой оппозиции. Как пишет газета Коммерсант, в Москве состоялось первое заседание инициативной группы по созданию единого левого фронта, намеренного координировать работу комитетов протестных действий, появившихся в январе в российских регионах.

Выступая на этой конференции, известный политолог Борис Кагарлицкий заявил на этой конференции, что новой оппозиции необходима «организация, готовая на конфликт».

С точки зрения Кагарлицкого, оппозиция не имеет права принять правила игры, навязываемые властью: «Какой смысл участвовать в выборах? Чтобы избраться в Думу, которая ничего не решает?»

Кагарлицкого поддержал лидер Молодежного левого фронта Илья Пономарев, предложивший проект декларации нового левого фронта под названием «Время пришло!».

А член политсовета Российской коммунистической рабочей партии Александр Соловьев заявил, что одна из основных задач нового левого фронта — «информационно поддержать первый этап гражданского неповиновения».

По мнению новых левых, не позже осени ожидается новое обострение ситуации, «поскольку основные реформы — в области ЖКХ, образования и медицины — только начинаются».

Между тем лояльные власти СМИ о более радикальных намерениях «новых левых». «Левацкая молодежь, отставные военные и обиженные властью оппозиционных политики — взрывоопасная смесь, грозящая возродить революционную традицию российского политического террора», — пишет журнал Итоги.

Именно с возрождением моды на политический террор журнал связывает недавний подрыв поезда Грозный-Москва в Подмосковье, к счастью, обошедшийся без жертв. Как считает журнал, взорвать этот поезд «мог кто угодно, только не чеченские террористы», неоднократно доказавшие свой профессионализм в «рельсовой войне» — например, взорвав состав Кисловодск-Минводы, когда число погибших достигло нескольких десятков человек, а также пуская в Чечне под откос эшелоны с военной техникой.

Основной версией следствия, как известно, считается причастность к взрыву «экстремистских организаций профашистского толка». Тем более, что, как сообщала пресса, детали взрывного устройства и техника исполнения теракта совпали с теми, что использовались при покушении на Анатолия Чубайса, в организации которого обвиняют бывших офицеров спецподразеделений.

В этой связи журнал даже считает, что можно говорить о появлении в обществе «синдрома Квачкова» (главный обвиняемый по делу о покушении Чубайса).

Что же касается самих организаций, объединяюших «боевой авангард молодежи», журнал ссылается на мнение все того же Дмитрия Рогозина, назвавшего в числе таковых «Авангард красной молодежи», лимоновская Национал-большевистская партия, Союз коммунистической молодежи РФ, молодежное «Яблоко» и «Союз молодежи «За Родину!»

Конечно, замечает журнал, к террористическим этим организации всерьез причислить трудно — «их акции скорее напоминают пиар, чем откровенный экстремизм». Хотя были и эксцессы, особенно у АКМ и НБП.

Впрочем, пишут Итоги, на наследников Савинкова и Желябова эти молодые люди пока не тянут.

Однако, по мнению журнала, беда в том, что «пока власть силой всей своей государственной мощи обрушивается на этих малолетних хулиганов, в стране вызревают куда более серьезные силы, исповедующие давно знакомые методы политического террора».

МВД и ФСБ расходятся в оценке числа «экстремистски настроенных граждан»: Рашид Нургалиев недавно назвал цифру в пять тысяч, в то время в ФСБ утверждают (правда, неофициально), что их не менее 25 тысяч. Причем, по данным из того же источника, 90% из них — юноши и девушки в возрасте от 14 до 25 лет.

«Им не хватает знаний, им не хватает умения, но они уже горят желанием мстить, не особо разбираясь, кому и за что», — пишет журнал.

Однако, как считают Итоги, среди оппозиционных политиков достаточно тех, кто готов направить недовольство молодых против власти. Во всяком случае, как заявил журналу анонимный сотрудник подразделения ФСБ по борьбе с терроризмом, в экстремистских организациях «каждый десятый — человек с устоявшейся жизненной позицией и, как правило, имеющий опыт боевых действий».

Нет недостатка, как считают в ФСБ, и в идеологах — в пример приводятся высказывания лидера НБП Эдуарда Лимонова. «Государство вытеснило из политики всех возможных конкурентов, и теперь пусть оно не удивляется, если ему дадут по башке, — заявил Лимонов. — Из политики никто не уйдет и не откажется от нее, как бы ни закручивали гайки, просто начнут действовать другими способами».

«Это еще раз доказывает, — пишут Итоги, — Россия не Украина, русский бунт, как известно, бессмысленный и беспощадный и ничуть не походит на бархатные «цветные» революции». И если в России «рванет по-настоящему», виновата будет не только неразумная власть, но и — прежде всего — нецивилизованная оппозиция.

Однако шансов стать цивилизованной у российской оппозиции немного.

Последние поправки в избирательное законодательство, предложенные «Единой Россией» — в частности, запрет на протестное голосование, вызвали в оппозиционных партиях всеобщее возмущение.

Как заявила Ведомостям член ЦИК от «Яблока» Елена Дубровина, если убрать из избирательного бюллетеня графу «против всех», люди просто перестанут ходить на выборы, поскольку не смогут выразить недовольство».

Представитель «Родины» Сергей Бутин считает, что если гражданин намерен показать, что не поддерживает ни одного из кандидатов, надо дать ему возможность сделать это.

А Ирина Хакамада уверена, что все предложения «единороссов» «сводятся к тому, что раз мы к власти пришли, мы из нее не уйдем».

На специальной пресс-конференции оппозиционных партий Хакамада заявила, что если закон будет принят, останется только два сценария смены власти: военный переворот и народный бунт.

Впрочем, как пишет газета Известия, Хакамада признала, что «на данный момент сил для этого в России нет», назвав «главным бунтовщиком» саму власть, принимающую решения, способные «привести к кризису и распаду страны в течение 5-6 лет».

Условный оптимизм проявил секретарь СПС Борис Надеждин: «Я не считаю ситуацию катастрофической и безысходной. Даже если закон будет самым демократическим, на выходе контрольный пакет все равно получит кремлевская партия, неважно как она будет называться. А президентом в третий, четвертый, пятый раз будет избран дорогой Владимир Владимирович».

Тем не менее Надеждин не сомневается в том, что «через 20-25 лет появится средний класс, и наши дети и внуки будут жить в нормальной стране».

«Даже если нынешняя элита с помощью кастрированных выборов обеспечит себе продление мандата, — пишет Дмитрий Орешкин в еженедельнике Московские новости, — кто поверит, что ее победа, ее право на власть — настоящие? Что все было более-менее честно?»

И если окажется, что не «более», а «менее», станет очевидно, что «впереди у нас либо майдан, либо Андижан». Ведь только честные выборы, пишет Орешкин, — «лучшее лекарство от апельсиновой аллергии, только власть от него заранее тошнит».

Как заявил в интервью Московским новостям лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров, «власть не остановится на своих достижениях по ликвидации выборов в России. Нас ждет немало интересных открытий о том, как власть организует свое воспроизводство».

А в интервью другому изданию — Независимой газете — Каспаров без обиняков пояснил, что на президентских выборах-2008 власть предложит «простую схему», исключающую, тем не менее «широкое народное волеизъявление».

Один из вариантов совсем недавно был предложен депутатом от ЛДПР Алексеем Митрофановым — имеется в виду назначение президента парламентом. Предложения ЛДПР редко воспринимают всерьез, и, по мнению Каспарова, совершенно напрасно.

В Кремле, утверждает оппозиционный политик, упорно ищут возможности сохранения власти за нынешним президентом: «Навязывать совершенно пустого и бездарного преемника по затрате сил и энергии, по нарушениям законодательства, которые нужно будет проделать, равноценно сохранению Путина у власти». Ради чего, спрашивается, стараться?

Тем более, замечает Каспаров, Путину, как никому другому, хорошо известно: «ни один преемник гарантий не дает».

После того, как Владимир Путин дважды заявил о своем намерении в 2008 году оставить президентский пост, пишет Андрей Рябов в издании Газета, нынешняя властная элита, представлена по большей части выходцами из Петербурга, оказалась в сложном положении. Поскольку «к открытой конкурентной борьбе за право занимать ключевые посты в стране и после 2008 года» она явно не готова.

И потому в президентском окружении начались «поиски институционального решения: как сохранить действующего президента в роли лидера страны и после 2008 года».

Предлагаются разные способы, например, переход к парламентской республике (здесь и пригодился бы вариант Алексея Митрофанова).

Или внесение изменения в Конституцию, которые позволили бы действующему президенту продлить срок своих полномочий.

Или, наконец, самая пристойная версия: создать Союзное государство России и Белоруссии с Владимиром Путиным во главе — на вполне законных основаниях.

Что же касается другого выхода из создавшейся ситуации — подыскивания очередного преемника, — эта проблема явно начинает приобретать все большую остроту.

Разные питерские кланы, во времена борьбы с «семейными» представлявшие единую команду, сегодня «склонны рассматривать друг друга через призму соперничества».

Как пишет еженедельник Версия, «началась схватка за наследство Путина».

Сотрудник известного агентства «Никколо М» Михаил Афанасьев пояснил Версии, что в окружении президента сегодня «существуют очевидные группировки, между которыми сейчас идет война за финансовые активы». Однако по мере приближения выборов эта борьба будет приобретать политические формы.

Главной проблемой питерских «силовиков» Афанасьев считает отсутствие «раскрученных политических операторов»: «Это не публичные люди, у них нет собственного политического рейтинга. А это значит, что им придется действовать через публичные фигуры».

Выбор тут невелик: вряд ли бюрократизированная «Единая Россия» может выдвинуть харизматическую фигуру, ведь «бюрократическая логика режима требует, чтобы подчиненные президента не выделялись». Либералы, по выражению Афанасьева, пока «влачат маргинальное существование». Коммунисты будут действовать самостоятельно. Остаются, как обычно — ЛДПР и «Родина» — «политические операторы Кремля». Впрочем, Жириновский — отыгранная финура. Следовательно — наиболее вероятным «политическим оператором» силовиков может стать лидер «Родины» Дмитрий Рогозин.

Впрочем, тот же Рогозин — по образцу 1996 года — вполне может пригодиться и на роль «ужасного будущего» (выражение Виктора Шендеровича в интервью еженедельнику Собеседник).

На таком фоне Владимира Владимировича действительно могут избрать и в третий, и в четвертый, и в пятый раз…

Не зря же власть, как пишет политолог Борис Макаренко в газете Известия «демонизирует оппозицию». В конструируемом виртуальном пугале, по словам Макаренко, «смешалось все — от Хакамады до Басаева, от «агентов Запада» до исламских радикалов». И над всем реет призрак «оранжевой революции».

Впрочем, эта адская смесь предназначена исключительно для внутреннго употребления. Западу российский орел демонстрирует совсем другой лик: сочетание уверенности в себе, демократизма, но и некоторой жесткости.

Как заверил западных инвесторов в недавнем интервью журналу «Шпигель» замглавы президентской администрации (и, как говорят, второй человек в Кремле) Владислав Сурков, никакая серьезная опасность ни стране, ни власти не угрожает.

Сурков признает, что события в странах СНГ произвели достаточно сильное впечатление «на многих политиков локального масштаба» (цитируется по Независимой газете). Однако, подчеркивает он, все же «это не революция».

Во всяком случае, в России такое невозможно. Потому что местные бунтари стоят «на слабеньких ножках».

И хотя «попытки переворота, без сомнения, будут» (вот он, «оранжевый призрак»), «ничего из них не получится».

Как всегда, у российской власти два меню — для своих и для Запада. И чем ближе к выборам, тем сильнее будут различаться предлагаемые блюда.

Есть смутные опасения, что кончится это, по дрянной российской традиции, общим винегретом.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ