Приговор по делу ЮКОСа: свобода Михаила Ходорковского

0
19

Приговор по делу ЮКОСа вызвал у прессы вполне предсказуемую реакцию, тем более бурную, что такого срока — 9 лет — все же никто не ожидал.

Независимая газета назвала его «абсолютным рекордом по статьям, не связанным с «убойными» статьями УК». Как заметила газета, «больше в последнее время получали только по обвинению в терроризме и убийствах».

По мнению Известий, «столь суровый приговор за — назовем это условно — хозяйственные преступления очень напоминает советские процессы по делам валютчиков и лиц, занимавшихся «незаконной» частнопредпринимательской деятельностью».

Не говоря уж о том, добавляют Известия, что сразу после оглашения приговора представитель Генпрокуратуры Наталья Вишнякова «подтвердила, что в сущности все только начинается», и в скором времени Ходорковскому и Лебедеву будут предъявлены новые обвинения, способные увеличить срок наказания, по оценке разных СМИ, от 20 до 30 лет.

Известия оказались в числе нескольких изданий, опубликовавших последнее заявление Ходорковского после вынесения приговора, а также некоторые цифры, связанные с делом. Состояние экс-главы ЮКОСа, сообщает газета, составлявшее на момент ареста $15 200 млн, на сегодняшний день уменьшилось до $2 200. Из них, по решению суда, подлежат конфискации 17 397 400 619 рублей. Кроме того, информируют Известия, следствие по делу ЮКОСа длилось 154 дня, суд — 381 день, дело составило 390 томов.

Склонность газеты к точным данным и прямым оценкам не осталась незамеченной. В четверг агентство Интерфакс сообщило, что холдинг «Газпром-Медиа» готовится приобрести Известия в собственность. Руководитель пресс-службы холдинга Антон Сергеев заявил Интерфаксу, что переговоры близки к завершению и в ближайшее время о сделке будет объявлено официально.

При этом, сообщил сайт Страна.ру, Сергеев «опроверг информацию, что в связи с приобретением Известий в «Газпром-Медиа» планируют заменить главного редактора Владимира Бородина на Олега Кузина», который сегодня возглавляет редакцию газеты Трибуна. В этом уточнении нет ничего удивительного, если вспомнить, что последняя смена главного редактора Известия состоялась после Беслана — Раф Шакиров был уволен за чрезмерно аффектированное, по мнению владельцев газеты, освещение обстоятельств теракта.

Газета Коммерсант со свойственным ей прагматизмом ознакомила своих читателей с условиями, в которых Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву придется отбывать наказание.

«По прибытии в зону, — информирует Коммерсант, — заключенный Ходорковский попадет в отряд с обычными условиями содержания: заключенные живут в общежития, похожих на обычные казармы, и могут свободно перемещаться внутри помещения, соблюдая распорядок дня. Ежемесячные расходы ограничены тремя МРОТ (2160 руб.) За год можно получить шесть посылок, шесть бандеролей, шесть краткосрочных и четыре длительных свидания. С разрешения администрации можно вести телефонные переговоры (не более 15 минут каждый)». Кроме того, «за хорошее поведение» заключенного через шесть месяцев могут перевести в «отряд с облегченными условиями», где можно тратить деньги без ограничений, получать в два раза больше посылок и иметь шесть длительных свиданий. А по отбытии половины срока заключенный получает право ходатайствовать об условно-досрочном освобождении.

Кроме того, дополняет картину газета, Ходорковский в качестве «профессионального менеджера» вполне может заняться в колонии «административной работой» — займет пост нарядчика, диспетчера производства, заведующего клубом или библиотекой. В этом случае его зарплата может составить от 700 до 1500 рублей.

Коммерсант поинтересовался у политиков, депутатов и юристов, когда, по их мнению, Ходорковский может выйти на свободу.

Наиболее мрачным был ответ Бориса Немцова: «Теперь я молю Бога, чтобы он вышел живым. А когда — это уже второй вопрос».

Эта оценка перекликается с тем, что заявил своему адвокату Евгению Бару Платон Лебедев, который, как сообщает издание Газета, опасается «новых провокаций» со стороны «подставных правоприменителей». Как считает Лебедев, «для того, чтобы скрыть следы своих преступлений и злоупотреблений властью, они способны пойти и на нашу с Михаилом фактическую ликвидацию». Евгений Бару не объяснил, почему Лебедев пришел к таким выводам: «Однако раз он так говорит, у него есть основания».

В таком же ключе высказался в интервью Газете совладелец ЮКОСа Леонид Невзлин, как известно, проживающий ныне в Израиле. Невзлин назвал приговор «жестоким и безнравственным, которого ни Ходорковский, ни Лебедев не заслужили». Как считает Невзлин, этот приговор «направлен на уничтожение личности»: «А цель Путина — наше полное физическое уничтожение. Это опасно для тех, кто остался в России. Я рад, что уехал. Ребят жалко».

Между тем председатель фракции «Родина» Дмитрий Рогозин заявил Коммерсанту, что Ходорковский может выйти на свободу, «когда окончательно утратит шансы на участие в выборах 2008 года». Тогда «по сигналу в Кремль пожалуют ходоки, и Кремль изобразит торжество либерализма».

Такого же мнения придерживается и адвокат Лариса Мове: «Он будет сидеть до тех пор, пока нынешняя власть будет у власти. Генпрокуратура останавливаться не собирается — не зря же Ходорковскому предъявили новые обвинения».

Зампред комитета Госдумы по безопасности Виктор Илюхин, напротив, считает, что после обжалования вполне возможна корректировка приговора. Более того, Илюхин даже допускает, что, если мировое сообщество посчитает приговор несправедливым и угроза санкций станет более или менее реальной, то Путин даже примет решение о помиловании».

Лаконично высказался Михаил Бугера, зампред фракции «Единая Россия», автор запроса в Генпрокуратуру об уклонении нефтяных компаний от налогов, после которого и было возбуждено уголовное дело против Ходорковского: «Такие люди, как правило, полностью срок не отсиживают».

Вообще, как заметила газета Ведомости, удовлетворение решением Мещанского суда выразила только «Единая Россия». Вице-спикер Госдумы Владимир Пехтин даже заявил Ведомостям: «Дело ЮКОСа доказывает, что российское общество живет в правовом поле».

В отличие от «единороссов» коммунисты считают, что приговор стал очередным проявлением двойным стандартов властей. «Власть предпочитает одних олигархов сажать в клетку, — сказал Ведомостям первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников, — а других приглашает в Кремль пить чай и обсуждать текущую ситуацию».

Суров был Владимир Жириновский. В эфире радиостанции Эхо Москвы лидер ЛДПР потребовал отставки генпрокурора Владимира Устинова «за слишком мягкий приговор» по делу ЮКОСа. «Народ требовал смертной казни или пожизненного заключения, — заявил Владимир Вольфович. — Конечно, граждане России будут недовольны».

Между тем, как утверждает газета Время новостей со ссылкой на данные ВЦИОМ, по крайней мере половина россиян не имеет определенного мнения по поводу обвинений в адрес Ходорковского и Лебедева. «Дело ЮКОСа, как выясняется, не интересует население», — пишет газета.

Причем, как утверждают аналитики ВЦИОМ, «наименьшую вовлеченность в тему демонстрируют малообеспеченные россияне». Почти две трети из них ничего не слышали о приговоре или затрудняются его оценить, а половина не следила за ходом процесса. «В этом смысле тиражируемая версия, что дело ЮКОСа — это пиар-акция для беднейшей части населения, которую надо успокоить тем, что борьба с олигархами ведется, представляется малоправдоподобной», — пишет Время новостей.

ВЦИОМ также утверждает, что 35% участников опроса заявили, что их полностью устраивает наказание Ходорковского «по всей строгости закона». Некоторую симпатию к осужденным, по этим данным, проявили лишь 16% опрошенных.

Совсем иная картина получена сотрудниками Левада-центра, чьи цифры обнародовали Ведомости.

В результате этих опросов выяснилось, что, если бы Михаил Ходорковский выставил свою кандидатуру на президентских выборах, за него готовы были бы проголосовать 8,3% граждан.

При этом, добавляют Ведомости, 47% респондентов утверждают, что власть попросту боится политической активности Ходорковского и именно поэтому потребовала для него максимальный срок. Кроме того, 53% считают, что власть оказывала давление на суд, а 49% считают, что избирательное применение закона в России — обычная практика.

Президентский рейтинг в 8,3% — серьезная цифра, замечают Ведомости. Такой показатель — если исходить из многочисленных исследований ВЦИОМ — «не снился ни одному возможному кандидату за исключением действующего президента Владимира Путина».

В апреле у ВЦИОМ, напоминает газета, на втором месте после Путина был Жириновский с 5%, затем Геннадий Зюганов (4%), далее следовали Дмитрий Рогозин и Аман Тулеев (по 3%). Ходорковский в этом рейтинге отсутствовал, а сегодня он в нем занимает вторую строчку — в немалой степени благодаря усилиям власти.

Почему объектом атаки был избран именно экс-глава ЮКОСа? На этот вопрос в журнале Новое время пытается найти ответ Денис Драгунский.

«Потому что к нему существуют реальные налоговые претензии? Возможно. Но они существуют ко всем олигархам. И не только к ним. К крупному бизнесу, к среднему, к мелкому и мельчайшему, к самозанятым и наемным работникам». Тем более что при нынешней судебной практике эти претензии оказываются практически бесконечными.

Может быть, потому, что Ходорковский был самым богатым, «а одну очень богатую корпорацию растаскивать выгоднее и удобнее?»

Тоже неубедительно, считает Драгунский: «Есть корпорации чуть менее богатые и гораздо менее популярные». С ними вполне можно было «разделаться быстрее и, главное, тише».

Тогда потому, что он стал финансировать политические партии?

Но для профилактики нежелательных последствий стоило, по мнению автора, лишь провести превентивные беседы с лидерами этих партий: «Они у нас дрессированные. Не то что сами обращаться за деньгами, на звонки от Ходорковского отвечать перестали бы».

Неужели потому, что кто-то всерьез решил, что Ходорковский желает стать президентом? «Со всей неполиткорректной прямотой заявляю, — пишет Драгунский, — что это — антисемитские фантазии. И власть это прекрасно понимает».

Или по той причине, что у Ходорковского не сложились личные отношения с Путиным? «Тоже как-то мелко и неубедительно. И маловероятно к тому же».

В общем, за что посадили именно Ходорковского, ответить невозможно, утверждает автор Нового времени.

Однако ответ на этот вопрос был дан в эфире Радио Свобода давним оппонентом Владимира Путина Борисом Березовским.

«Ходорковский опасен для Путина, опасен для его режима. По главной причине: потому что он пытался быть независимым человеком, — заявил Березовский. — Любой независимый человек опасен для режима Путина, особенно богатый независимый человек».

По мнению Березовского, в процессе по делу ЮКОСа власть ставила перед собой три цели.

Первая из них — «уничтожить не зависимые от Кремля деньги, то есть бизнес».

Цель вторая, тесно связанная с первой — «уничтожить не зависимых от Кремля политических оппонентов. Поскольку всем теперь хорошо известно в России: любая политика нуждается в финансировании». Как уточнил Березовский, «все иллюзии по поводу того, что демократические политики не нуждаются в деньгах, оказались не больше, чем детским заблуждением. Все понимают, что для политики, особенно для большой политики, необходимы деньги».

И третья, стратегическая задача — «внушить страх, вселить страх в людей, в независимых людей, разрушить тем самым их независимость».

По мнению Березовского, все три цели были достигнуты.

Как пишет в Независимой газете Ирина Хакамада, 9 лет Ходорковскому — это укрепление бюрократического государства в России и атмосферы всеобщего страха.

«Это сигнал всему остальному бизнесу, — подчеркивает Хакамада, — не будете с нами договариваться, не будете работать в нашей серой экономике, тогда вас постигнет такая же участь. Будете договариваться, будете стимулировать необходимые нам потоки серых денег, которые нам необходимы для решения наших политических задач, будете обеспечивать наши политические амбиции — и мы будете жить свободно и комфортно».

Одновременно, с точки зрения Ирины Хакамады, власть посылает сигнал простому народу: «Власть обеспечивает справедливость, откликаясь на ваши призывы. Наказать богатых: потому что они богатые, а вы бедные. Таким образом власть защищает вас от других. Одну часть народа от другой части народа».

Старый принцип — разделяй и властвую, когда вместо решения реальных проблем предлагается образ врага-олигарха.

По мнению Хакамады, здесь «фактически речь идет о фашистской модели, если широко распространить понятие фашизма, не ассоциируя его с национал-социализмом в Германии, а ассоциируя его с тоталитарной идеологией»: государство — это все, народ — ничто.

Между тем, пишут Ведомости, российское бизнес-сообщество восприняло приговор Ходорковскому вовсе не так, как хотелось бы организаторам процесса. «Чиновники и прокуроры почти два года твердили, что совладельцев ЮКОСа судят не за то, что они занимались политикой, финансируя оппозиционные партии, а за экономические преступления». И что поэтому «честным бизнесменам» бояться нечего. Однако «убедить в этом государство сумело далеко не всех».

Правда, многие из бизнесменов, к которым Ведомости обратились за комментариями, отказались высказать свое мнение, пояснив, что дорожат своей компанией.

Тем не менее нашлись и те, кто напрямую, неанонимно осудили решение властей.

«Восторжествовало административно-командное право», — заявил Ведомостям первый зампред совета директоров Альфа-банка Олег Сысуев. Как считает Сысуев, теперь шансы России стать правовым государством окончательно стали призрачными.

«У нас нет независимой судебной системы, и это беда страны», — приводит газета слова совладельца Национальной резервной корпорации Александра Лебедева.

Совладелец «Аптечной сети 36,6» Артем Бектемиров прямо назвал приговор политическим.

А гендиректор сотового оператора СМАРС Геннадий Кирюшин вспомнил пословицу: если не будешь заниматься политикой, она займется тобой. Поэтому «придется делать ставку на других политиков».

Впрочем, как заметил в тех же Ведомостях президент Института национальной стратегии Станислав Белковский, именно бывший нефтяной магнат Михаил Ходорковский стал отныне «первым крупным внесистемным политиком в современной России». Он полностью независим от Кремля, «может принимать решения, не советуясь с администрацией президента и не боясь, что у него за непокорность что-то там отнимут — и так отнято все, кроме жизни и чести».

Таким образом, пишет Белковский, «сегодня у главного клиента мещанского правосудия есть все шансы стать центром реальной оппозиции в России».

Как заявил сам Михаил Ходорковский после вынесения приговора: «Мое жизненное пространство отныне — территория свободы. Узники же те, что остается рабами Системы» (цитируется по Новой газете).

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ