Навстречу 60-летию Победы: ренессанс Сталина и призрак очередной революции в России

0
13

Одним из самых востребованных отечественных политиков к 60-летию Победы неожиданным образом может оказаться Иосиф Сталин. Волна своеобразной ностальгии по «отцу народов» накрывает российские регионы один за другим, неумолимо приближаясь к Москве.

Как сообщает пресса, вслед за Якутией и Волгоградом вернуть на место памятники генералиссимусу вознамерились в Орле. Более того, депутаты Орловского горсовета, информирует газета Известия, опубликовали обращение «О восстановлении справедливости в оценке исторической роли Верховного главнокомандующего Вооруженными силами СССР И.В. Сталина», где предложили не только возвратить памятники вождю на прежнее место, но и переименовать обратно те улицы, которые раньше носили его имя.

Опубликованное в одной из орловских газет обращение местных депутатов адресовано президенту Путину, Федеральному собранию, представительным органам госвласти субъектов РФ и муниципальным образованиям. Основной пафос обращения: поставить «заслон клевете и фальсификации истории».

Зампредседателя Орловского горсовета Юрий Кретов считает, что к процессу необходимо «подключить историков», а может быть, и «какие-то комиссии», чтобы «опровергнуть те факты, которые искажают историю и внести те, которые соответствуют». Причем, по мнению орловских депутатов, «посыл должен исходить от президента».

Еще более любопытный ответ на вопрос о том, как отнесутся орловские политрепрессированные к возрождению памяти об отце народов, дала Известиям Нина Нестерина, ответственный секретарь областной комиссии по восстановлению прав жертв политрепрессий. «За этими репрессиями стоит, наверное, не Сталин, — сказала Нестерина. — Во всех документах в первую очередь ссылки на органы НКВД, решения особых совещаний, военных трибуналов. Существовала репрессивная машина, она работала».

Известия публикуют выдержки из обращения орловского горсовета о реабилитации Сталина: «В течение нескольких десятилетий роль его личности извращалась спекулянтами от истории по заказам тех, кто мстит нам за наши победы. Их расчет — пересмотр итогов Второй мировой войны. К сожалению, эта ложь поразила умы многих соотечественников… Мы, дети и внуки Победы, должны реабилитировать честь и восстановить правду о И.В. Сталине, о его заслугах перед нашим народом, перед всем человечеством… Дело нашей чести — водрузить на пьедестал памяти как символ государственной несокрушимости России имя И.В. Сталина».

Вот и найден не слишком сложный способ вернуть нации самоуважение. Отличная иллюстрация к известному постулату: унижение рождает крайние формы агрессии. А агрессия, идущая снизу, безусловно, вызывает ответную реакцию сверху. Как говорят психиатры, тревожность нарастает. Во всяком случае, пресса полна рассуждениями персонажей самого разного ранга и окраса на животрепещущую тему: будет ли в России революция?

«Революция произойдет, и довольно скоро, — утверждает в Независимой газете директор Международного института гуманитарно-политических исследований Вячеслав Игрунов. — Если мы посмотрим на отношение населения к институтам власти, то увидим страшную картину. Наши граждане ни в грош не ставят парламент, не верят судам, ненавидят милицию. Авторитетом не пользуется никто, кроме президента. Но если — не дай бог — с президентом что-то случится? Или обрушится его рейтинг?»

С рейтингом Путина, как отмечает та же НГ, уже и сейчас все непросто. По данным фонда «Общественное мнение» в апреле он вышел на уровень середины января текущего года — 27%. Это несколько выше, чем абсолютный минимум, зафиксированный в середине февраля, по горячим следам акций протеста против монетизации льгот. Однако, напоминает Независимая, эта цифра несопоставима с 43% доверяющих президенту в 2002 году.

Газета пишет о некоем «плато застоя» в поддержке Путина: «пик социального протеста давно прошел, а ряды сторонников президента не пополняются», если не считать небольших изменений на уровне статистической погрешности.

Таким образом, утверждает НГ, в случае нового обострения ситуации в стране — например, в связи с реформой ЖКХ — недовольство населения политикой государства еще больше снизит этот показатель. Что, безусловно, затруднит для власти выход из кризиса.

Еще один важный момент, отмеченный газетой: «избирательную кампанию 2008 года Путину придется начинать уже в условиях поддержки меньшинства — в отличие от последних выборов».

Между тем вопрос о том, что, собственно, может произойти в 2008 году, занимает сегодня даже издания, обычно не склонные тратить драгоценную газетную площадь на аналитические выкладки. Как заметил по этому поводу Московский комсомолец, любое, «даже самое крохотное политическое событие» рассматривается через призму с надписью «Выборы».

В минувший понедельник на Ганноверской промышленной ярмарке, сообщает газета Время новостей, Владимир Путин впервые произнес слова «третий срок» применительно к себе.

Газета цитирует дословно: «Я не буду менять основной закон. Но по Конституции нельзя избираться три раза подряд».

Однако при этом Владимир Владимирович уточнил, что вообще избираться в третий раз — не подряд — российский Основной закон не запрещает. И добавил: «Правда, не уверен, что я этого захочу».

Судя по всему, полностью поверил в искренность этого высказывания Путина один только президент Института национальной стратегии Станислав Белковский, о чем и заявил самым разным изданиям.

Московскому комсомольцу Белковский отчеканил: «Я уверен, что для Владимира Путина бремя власти уже почти невыносимо. И он действительно хочет сложить с себя колоссальную ответственность за бестолковую страну Россию, а значит, уйти в 2008-м».

Другое дело, добавил Белковский, что «Путину нужен подконтрольный и управляемый преемник, который не попытался бы ничего отнять у второго демократически избранного президента России. А в 2012 году Путин никуда баллотироваться не будет».

В несколько более академичной манере излагает высказывания Белковского Время новостей: «Путин понял, что борьба за его кресло слишком обострилась и нужно показать, что он продолжит контролировать ситуацию после 2008 года. То есть «весь он не уйдет». Но это типичный путинский блеф».

Как утверждает президент Института национальной стратегии, Путин «хочет подготовить страну к тому, что может пойти на третий срок. А потом, когда он откажется от этой идеи, для страны это будет колоссальным облегчением. И все с полным правом заявят, что Путин настоящий демократ».

Эта достаточно сложная предвыборная интрига имеет, с точки зрения Белковского, для нынешнего президента одну цель — передать «ответственность за страну» достойному претенденту и «остаться в истории человеком, при котором Россия не распалась».

Другой известный политолог, президент Института стратегических оценок Александр Коновалов, напротив, считает третье пришествие Путина вполне возможным, поскольку в Конституции соответствующего запрета не существует: «Но для этого нужно попытаться реализовать идею спикера Совета Федерации Сергея Миронова».

Спикер СФ, как известно, некоторое время тому назад предложил сделать Путина на время премьер-министром, а президентом побыть пока кому-нибудь заведомо лояльному — например, самому Миронову.

С другой стороны, признает Александр Коновалов, идея довольно опасна для нынешнего президента: «Когда кто-нибудь, даже Миронов, почувствует, что он избранный президент, что у него впереди четыре года, что силовой аппарат у него в руках, он «схарчит» этого премьер-министра тут же».

А глава ФЭП Глеб Павловский и вовсе относится к идее перехода Путина на пост главы кабинета министров резко отрицательно.

«В сегодняшней системе правительства Путин как премьер — это Путин как Фрадков. Это была бы пощечина почти половине населения России, которое на него ориентируется», — заявил Павловский Московскому комсомольцу.

А в обширном интервью Независимой газете глава ФЭП развил тему: «Путин при преемнике» невозможен, впрочем… Могу предложить вам формулу: «преемник» возможен в случае, если Путин уходит — полностью, принципиально, целиком — в частную жизнь. Уходит из политики насовсем».

Но это, по мнению Павловского, «плохой вариант», поскольку сегодня только за президентом в России есть «реальный ресурс популизма», который Глеб Олегович именует «безусловным революционным потенциалом». И если Путин пожелал, с помощью этого потенциала он мог бы «перевернуть страну ста словами, отменив политику и партии». Более того, утверждает Павловский, президент сегодня «одним словим заявлением может сформировать общенациональную силу, верную лично ему».

Однако Путин — не Сталин: «То, что он этим не пользуется, а идет на выборы и усиливает партийную систему, — одно из самых надежных подтверждений его демократической лояльности».

Но «усиление партийной системы» по Павловскому следует понимать однозначно — укрепление партии власти — той, которая есть или той, какой она способна стать.

Поскольку правые сегодня реальной силы не представляют — по замечательному определению того же Павловского, «сегодня правое поле как район Выхино ночью, тургеневским девушкам лучше не гулять» (такое впечатление, что за этим высказыванием Глеба Олеговича стоит какой-то личный негативный опыт, связанный с Выхино).

Что же касается левых, на сегодня их главная цель, как пишет газета Ведомости, — привлечь к себе ускользающее внимание граждан.

Все попытки коммунистов совместно с рогозинской «Родиной» выяснить, что думает российский избиратель об их платформе путем проведения референдума по 17 жгучим вопросам современности (монетизация, отмена отсрочек от армии, повышение минимальной оплаты труда и т.д.) могут разбиться не только об упорство ЦИКа, но и о вульгарное отсутствие средств.

Директор независимого института выборов Александр Иванченко напомнил Ведомостям, что затраты на референдум сопоставимы с расходами на выборы в Госдуму. Которые в 2003 году официально обошлись в 2,2 млрд рублей.

К тому же в ситуацию вмешался неугомонный Владимир Вольфович Жириновский, объявивший, что левые своим референдумом в действительности добиваются лишь дестабилизации обстановки в стране.

Соратник Жириновского Алексей Митрофанов публично заявил, что «левые хотят использовать рефрендум, чтобы в случае своего поражения и отказа в проведении референдума раскочегарить людей и вывести их на улицу».

Более того, как утверждает Митрофанов, коммунистам и «родинцам в этом помогают и правые либералы, которые «раскачивают власть» через «Комитет-2008».

Этот момент отметила и газета Время новостей, которая считает, что «правые вынуждены делать шаги влево», поскольку «настроения в России становятся все более левыми».

Как заверил Ведомости Митрофанов, позиция ЛДПР «заключается в том, что в России не должно быть революций, и мы сломаем им все карты».

Инициаторы референдума попытались оправдаться, сообщают Ведомости. «Мы не готовим побоища и столкновения, — заявил Ведомостям Дмитрий Рогозин. — В России и так было много крови пролито. Мы хотим изменить курс, это можно назвать социальной революцией, но все будет проведено законным путем».

Однако прозвучало это не слишком убедительно.

А секретарь ЦК КПРФ Олег Куликов заметил, что «Жириновский в данном случае выступает индикатором опасений власти, которая очень боится референдума».

К тому же Жириновский, напоминают Ведомости, известен, как непримиримый противник «бархатных» революций, прокатившихся по странам ближнего зарубежья. А в январе лидер ЛДПР постоянно критиковал левых, считая их причастными к организации акций протеста против монетизации льгот в российских регионах.

Свое объяснение демарша Владимира Вольфовича предложил газете Алексей Макаркин из Центра политических технологий: «Если бы референдум взялась критиковать пропрезидентская «Единая Россия», то мгновенно пошли бы разговоры о том, что власть испугалась. А Жириновского хоть и не воспринимают серьезно, но идеи своих оппонентов ему удается успешно дискредитировать».

Другими словами, то, что не пристало Юпитеру, дозволено быку — и прекрасно у него получается.

Андрей Рябов из Московского фонда Карнеги со своей стороны считает, что Кремлю «удобно через Жириновского склеить понятие «революция» с Рогозиным, в которого очень сложно поверить как в вождя реальных преобразований».

Тем не менее, сообщает газета Время новостей, шахматист Гарри Каспаров, один из создателей «Комитета-2008», объявив о создании собственной партии совместно с Владимиром Рыжковым, тут же отметил, что именно Дмитрия Рогозина считает своим главным конкурентом в борьбе за избирателя.

«Рогозин движется в том же направлении, что и мы, постепенно присматриваясь к антипутинским лозукнгам», — сказал Каспаров, выступая перед демократической общественностью Петербурга, с которого он решил начать процесс партстительства.

Как информирует газета Время новостей, этим летом Каспаров и Рыжков намерены провести учредительный съезд своей партии, до тех пор сосредоточившись пока на партстроительстве в регионах.

В «старых демократических партиях» эти новости восприняли с величайшим скептицизмом. Член политсовета СПС Алексей Кара-Мурза выразил газете свои сомнения по поводу того, что «в провинции есть так много свободных демократов, которые только и ждут, чтобы Каспаров их позвал».

Все же ведущий эксперт Центра политических технологий Татьяна Становая, к которой Время новостей обратилось за комментариями, назвала новых демократов «самым инвестиционно привлекательным проектом» на данный момент. «Леонид Невзлин недавно заявил, что готов их спонсировать, — отметила Становая. — Но Рыжков и Каспаров пытаются отмежеваться от олигархов», что связано с резким полевением электората в результате неудачных социальных реформ.

Впрочем, подчеркнуть свою независимость от олигархов считают обязательным сегодня не только новые демократы. Заместитель председатель партии «Яблоко» Сергей Иваненко объяснил в интервью журналу Коммерсант-Власть, почему его партия отказывается от поддержки олигархов, хотя и рассчитывают на спонсоров-бизнесменов.

«Олигархи отличаются от крупного капитала тем, что сами себя считают политиками, — сказал Иваненко. — Они не способны финансировать политический процесс, они его могут только покупать». Такое финансирование Иваненко считает недопустимым для серьезной политической партии. «А частные пожертвования возможны хоть от крупного, хоть от среднего, хоть от малого бизнеса».

С другой стороны, как заметил член «Комитета-2008», первый заместитель председателя совета директоров «Альфа-банка» Олег Сысуев на встрече с редакцией журнала Новое время, «участие в политике — это все-таки готовность к жертвам», в то время как «большой бизнес совершенно не готов ничем жертвовать».

Вообще, как сказал Сысуев, у него «на оппозицию пессимистичный взгляд», поскольку «новых людей на демократическом горизонте не видно» и «востребованности в демократической европейской идее в обществе тоже не просматривается».

Есть всего лишь некие «протестные настроения, связанные с долгими, тяжелыми либеральными реформами», которые «пытаются оседлать демократы». Сысуев «не уверен, что это нужно делать».

В то же время он подчеркнул, что если либералы решаются претендовать на власть, они должны овладеть искусством привлечения избирателя на свою сторону — практически любой ценой.

«Все уже поняли, — сказал Новому времени Сысуев, — нужно придумать нечто, что было бы симпатично для потенциального электората». Нужны привлекательные для населения лозунги: «Если хотите понравиться. Другого пути завоевать голоса на выборах нет».

Таким образом — возможно, на примере власти — правые окончательно пришли к убеждению, что «никакой перспективы у политиков, которые всегда говорят то, что думают, нет. Электорату надо говорить то, что он ждет от вас».

Пресса не раз отмечала, что именно в этом заключается секрет «тефлонового» рейтинга Владимира Путина и его устойчивой популярности — надо отметить, не только у избирателей, но и у лидеров многих западных держав.

Между тем, представление о настроениях электората и о том, чего, собственно, он ждет, могут дать, в частности, результаты опроса ВЦИОМ (цифры опубликованы газетой Новые известия).

Согласно этим данным, сегодня 39% респондентов испытывают чувство стыда из-за того, что Россия (в соответствии с рейтингом журнала «Форбс») занимает второе место в мире по числу миллиардеров.

И лишь для 7% россиян, принявших участие в опросе ВЦИОМ, растущее число богачей является предметом гордости за страну.

Впрочем, испытывают стыд за миллиардные состояния соотечественников в основном люди старшего поколения: среди молодежи гордятся обладателями миллиардов 16%, 28% сами хотели бы разбогатеть, и только 13% их стыдятся.

Самыми богатыми людьми россияне считают Романа Абрамовича, Бориса Березовского и Анатолия Чубайса. Михаил Ходорковский, несмотря на дело ЮКОСа, тоже попал в этот рейтинг. За ним следует Виктор Черномырдин, Борис Ельцин, Юрий Лужков и Алла Пугачева. В число самых богатых вошла также и супруга московского мэра Елена Батурина.

Между тем богач №2 из этого списка, лондонский житель Борис Березовский в интервью еженедельника Версия на прямой вопрос, кто способен возглавить сегодня протестное движение в России, высказался достаточно пессимистически.

Даже Михаил Касьянов, кандидатура которого на роль объединителя правой оппозиции усиленно обсуждается в прессе в последнее время, не вызывает у Бориса Абрамович особого энтузиазма. «У Касьянова есть беда — он нерешителен как политик. У него нет собственной стратегии прихода к власти». Между тем, подчеркнул Березовский, «большая политика — это всегда поступок, а поступок — следствие воли». Воля, чтобы возглавить протестное движение, у Касьянова, с точки зрения Березовского, отсутствует.

Несерьезными считает БАБ и амбиции правых: весь правый спектр, по его мнению, «абсолютная политкомедия, и выглядит тут все трагикомично, как история с покушением на Чубайса». Причем это относится ко всем правым политикам — от «А» — Анатолия Борисовича до «Я» — Явлинского. «Рассчитывать на этих людей как лидеров революции невозможно», — утверждает Березовский.

Политически неинтересен, с точки зрения лондонского изгнанника, и Дмитрий Рогозин, которого Борис Абрамович считает безусловным «проектом Кремля».

Не лучше и молодежные организации. «К сожалению, никого значительнее нацболов я сегодня не вижу, — отметил Березовский, — хотя во многом и не разделяю их идеологии. Однако сегодня «именно они являются наиболее опасной, а следовательно, полезной в противостоянии существующему режиму силой».

В том же, что противостояние неизбежно дойдет до крайних форм, Борис Абрамович не сомневается: «Ни о какой «бархатной» революции в России речь не идет. Вопрос только в том, будет много крови или мало. Судя по той глупой и нерешительной власти, какая есть в России, — не думаю, что будет много крови, но она неизбежна».

Примерно в том же ключе высказался в Независимой газете уже упоминавшийся сегодня Вячеслав Игрунов. «Сегодня многие либералы не прочь поиграть с уличной стихией, — заметил он. — Однако в случае потрясений общество неизбежно сползает туда, куда движется оно в спокойный период. А движемся мы сегодня к обострению социальной напряженности, к росту ксенофобии и изоляционизма, к жажде твердой руки и решительных действий».

Игрунов считает, что если революция в России состоится, она будет иметь отчетливо коричневый оттенок».

Еще более выразительный образ создает в Литературной газете Сергей Кургинян. «Перед нами — воющая в ужасе страна, — пишет он. — расхристанная, растерзанная, страшно неблагополучная и больная. Она отчего воет-то? Оттого, что ее подталкивают к бездне, нашептывают ей кровавые заклинания. А она и вожделеет нашептываемого, и боится, помня, что почем».

Впрочем, забывчивым можно и напомнить, как делает это Глеб Павловский в своем интервью НГ: «Зимние дворцы и белые дома ни штурмовать, ни блокировать нельзя. Для чего у властей должны быть особые законные средства. Всем ясно, что некоторые из видов массовых действий, разрушительные для страны и опасные для ее соседей, получат силовой отпор. Это норма любого политического класса — что в Англии, что в России».

Все же, наверное, Англия — несмотря на Березовского — здесь ни при чем. Ох, не зря, видно, призрак Сталина бродит по России…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ