Отставка Анатолия Квашнина: прощание с последним "монстром ельцинской эпохи"

0
27

«Ушла целая эпоха» — этот заголовок Известий к статье об отставке Анатолия Квашнина с поста начальника Генштаба взят из высказывания главы комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктора Озерова.

Ностальгического оттенка в этом заявлении нет. Ушедшая эпоха, как считает Озеров, была связана «с непродуманными решениями о реформировании армии, необоснованными преобразованиями видов и родов войск, сокращением их численного состава». И это далеко не самое резкое мнение о теперь уже бывшем начальнике Генштаба, пишут Известия.

Практически все печатные издания опубликовали мнение вице-президента Академии геополитических проблем генерала-полковника Леонида Ивашова: «Снятие Анатолия Квашнина с поста начальника российского Генштаба — это исправление ошибки, допущенной с его назначением. Ни по опыту службы, ни по знаниям, ни по характеру Квашнин не был достоин поста начальника Генштаба. Пользы от руководства Квашнина Вооруженные Силы не получили, скорее наоборот».

По мнению Ивашова, с новым НГШ Юрием Балуевским нынешнему министру обороны работать будет намного комфортнее: «Балуевский прошел школу горячих точек, имеет опыт штабной работы, участия в международном военном сотрудничестве». Но главное — Балуевский, в отличие от своего всегда готового взорваться предшественника, неконфликтен.

Военный обозреватель Комсомольской правды Виктор Баранец насчитал целых восемь причин для отставки Квашнина.

Первая из них — само его назначение в мае 1997 года было «весьма негативно воспринято» генералитетом как Минобороны, так и Генштаба, поскольку Квашнин «имел небольшой опыт работы в ГШ в качестве замначуправления и непродолжительное время командовал округом».

Далее: Квашнин «инициировал ряд крупных реформаторских решений, которые оказались ошибочными и обошлись военной казне в несколько сотен миллионов долларов». В их числе — слияние Военно-космических войск с РВСН, а затем — их разъединение, «усекание» Главкомата РВСН и его реанимация и т. д.

Третий пункт — и, может быть, самый важный: известно, что у Квашнина ни с бывшим, ни с нынешним министром обороны не было единства взглядов на проблемы реформирования армии и флота. «Дело доходило иногда до публичных свар, что в военном ведомстве с давних пор считается недопустимым».

Более того, пресса, оппозиционная Квашнину, постоянно указывала на опасность двоевластия в военном ведомстве, возникавшую из-за того, что Квашнин «за спинами министров обороны пытался усилить собственную роль в управлении Вооруженными силами».

Обозреватель КП также инкриминирует Квашнину «крупные ошибки в решении вопросов, связанных с укреплением наших зарубежных военных позиций». Россией был неоправданно «сдан» разведцентр ГРУ на Кубе, покинута военно-морская база Камрань во Вьетнаме, напоминает Виктор Баранец.

По мнению автора, именно по вине бывшего начальника Генштаба «Россия упустила стратегическую инициативу» в новых геополитических условиях, оказавшись на невыгодных позициях: «При Квашнине Кремль так и не смог получить от ГШ внятных докладов о том, как же нам надо вести себя в условиях расширения НАТО на восток».

В целом в период правления Квашнина Генштаб потерял свое значение в качестве «центра выработки стратегических взглядов на войны будущего как высшей военной интеллектуальной школы».

И наконец, в соответствии с доктриной военной безопасности именно на Генштаб была возложена координация «деятельности силовых ведомств на угрожаемых участках». В первую очередь — в Чечне и в целом на Северном Кавказе. «Но личная роль НГШ в этом оказалась крайне низкой». Что и подтвердила недавняя вылазка боевиков в Назрань.

Трагедия в Назрани стала причиной серьезных кадровых перестановок в силовом руководстве. Одновременно с Квашниным отправлены в отставку главком Внутренних войск Вячеслав Тихомиров и командующий ВВ СКВО Михаил Лабунец, отстранен от должности замдиректора ФСБ Анатолий Ежков, курирующий Северный Кавказ. В Приволжско-Уральский военный округ переведен из СКВО его бывший командующий Владимир Болдырев.

Квашнина и ранее постоянно упрекали в развязывании первой чеченской войны и в огромном количестве жертв как среди военнослужащих, так и среди мирного населения, пишет газета Новые известия: «При этом мало кто вспоминал о том, что войска Северо-Кавказского военного округа Квашнин принял в феврале 1995 года, когда его предшественник на посту командующего войсками округа уже полностью провалил кампанию».

Более того, с точки зрения газеты Труд, «именно этот генерал решился взять на себя ответственность за войну, от исхода которой в нашей стране зависело слишком многое. Причем сделал это в ситуации, когда многие военачальники, хорошо знавшие тогдашнее состояние армии, от сомнительных полководческих лавров бежали, как черт от ладана…»

Такое, как считает газета, «долго не забывается» и, как говорится, многое объясняет — в первую очередь рекордный семилетний срок пребывания Квашнина во главе Генштаба.

«В Чечне политиками армии было определено выполнять не свойственные ей функции — участвовать во внутреннем конфликте, — заявил Новым известиям военный аналитик генерал-майор запаса Владимир Слипченко. — Там должны были действовать МВД и ФСБ. Квашнина, когда воевать — фактически со своим народом — отказались более опытные генералы Громов, Кондратьев, бросили командовать СКВО в качестве «пожарного». Каких-то кардинальных, больших ошибок он не совершил».

Впрочем, по мнению Независимой газеты, для отставки Квашнина события в Назрани явно стали лишь поводом.

«Возглавлявший Генштаб в течение 7 лет, Квашнин оставался политическим тяжеловесом еще с ельцинской эпохи, — пишет НГ. — До прихода Сергея Иванова в Минобороны именно Квашнина считали реальным начальником Российской армии. С самого начала было очевидно, что два таких влиятельных политика в тандеме слишком долго работать не смогут».

Квашнин пытался отстоять свои амбиции, однако его фиаско стало очевидным еще в начале июня, когда Госдума внесла поправки в закон «Об обороне», снизив роль Генштаба в управлении Вооруженными силами. Из нового документа Генштаб как основной орган оперативного управления войсками полностью исчез. Вся полнота власти отныне принадлежит министру обороны, функции которого определяет непосредственно президент.

«Кадровые перестановки на таком уровне означают перемену военной политики страны, уход от советской военной системы», — пафосно заявила газета Время новостей.

Что же касается главы военного ведомства, для него отставка Квашнина явно стала большим облегчением. Сергей Иванов высказался по этому поводу достаточно откровенно, подчеркнув, что «трудный этап развития вооруженных сил закончился, начался новый, более благоприятный».

Впрочем, сообщает газета, многие военные эксперты назначение Балуевского на место Квашнина комментируют весьма осторожно. По мнению Времени новостей, это объясняется характером военной карьеры нового НГШ: «генерал Балуевский занимал в основном штабные должности и не имеет опыта командования крупными воинскими формированиями».

С другой стороны, при нынешних функциях Генштаба человек с подобным послужным списком может вполне подойти на роль его руководителя, рассуждает газета. Юрию Балуевскому предстоит «перестроить работу «мозга армии» в направлении больше аналитического, нежели практического руководства войсками», что вполне соответствует его возможностям, поскольку, как подчеркивает Время новостей, он «имеет аналитический склад ума и назубок знает предполагаемые театры военных действий». Балуевский участвовал в подготовке многих международных соглашений в области разоружения и контроля над оружием, «в том числе и радикального Договора о сокращении наступательных потенциалов».

Кроме того, он, что немаловажно, не боится журналистов — в отличие от Квашнина.

Московский комсомолец уже радостно сообщил своим читателям, что в этом плане Балуевский — просто «супер», что его невозможно смутить даже каверзными вопросами представителей западных СМИ, более того, что сам он — «человек творческий и пишет стихи. И даже обещал опубликовать их в МК!»

В этом плане между Балуевским и Квашниным, «монструозный образ» которого (определение Новых известий) был создан пострадавшими от него журналистами, дистанция, как говорится, огромного размера.

Вообще о разнообразных дарованиях Квашнина, пишет МК, с давних пор ходили легенды.

«С одной стороны он видный ученый — в начале лета защитил докторскую диссертацию по реформированию войск». Причем защита состоялась в Центре военных стратегических исследований при Генштабе, «то есть у своих подчиненных, что вообще-то запрещено законом». Но в России закон, известное дело, что дышло…

В то же время стороны бывший НГШ прославился как «знаменитый охотник. Всему военному ведомству известно, что, когда Квашнин вылетает на учения (что случалось достаточно часто), по дороге непременно где-то делается посадка на несколько дней, чтобы поохотиться. «Военные уже даже стали говорить, что Квашнин летит на охоту, а по дороге заглядывает на учения — так, мол, ближе к истине».

Кроме того, бывший НГШ отличался редкой энергией и деловитостью. Это его качество, по данным МК, высоко ценилось высшим командованием. «Подчиненные, однако, считают, что он всех задергал своей энергичностью, поскольку его решения и деяния зачастую невозможно объяснить с точки зрения здравого смысла. Но и отговорить его от них тоже невозможно».

В качестве иллюстрации газета приводит характерный эпизод: «В первую войну Квашнин, командовавший группировкой, приехал в расположение части, которая постоянно подвергалась нападениям боевиков. Оглядел местность, понял, что боевики нападают из-за холмов, и тут же велел срыть холмы. Казалось бы, простое решение, а никому в голову не пришло. Холмы, правда, тоже никто не срыл».

Так или иначе, все эти журналистские и армейские байки рисуют фигуру в высшей степени колоритную. Что в свое время, вполне вероятно, сыграло определенную роль в назначении Квашнина.

Как заметила в интервью МК руководитель Центра изучения элиты Института социологии РАН Ольга Крыштановская, чтобы понять природу кадровой политики того или иного лидера, есть смысл применить к власти некий «антропологический подход». «Людям вообще нравятся те, кто похож на них либо на их родителей, — утверждает Крыштановская. — Вот Ельцин, будучи человеком ярким, высоким и громким, приближал себе подобных. Поэтому на высоких государственных постах в его время оказались Немцов, Сосковец, Аксененко, Коржаков».

Возможно, Квашнин из этого же ряда — правда, что касается «громкости», то есть умения вести публичную политику у него, как уже было сказано, не все в порядке. Однако эта оговорка распространяется только на прессу и внешние структуры. Отказываясь работать с журналистами, пишет тот же МК, Квашнин тем не менее с удовольствием выступал на совещаниях и коллегиях Минобороны, «и здесь он говорил часами, нимало не беспокоясь по поводу «формулирования». Высказывания у него, по свидетельству очевидцев, случались необыкновенные, и кое-кто из присутствовавших вел даже запись его «перлов», которые, как надеется газета, могут со временем появиться в печати.

При Путине настали другие времена, продолжает Крыштановская: «Поэтому высокие красавцы постепенно стали вытесняться молчунами с коллективистской психологией… Пришло время бюрократии».

Правда, Юрий Балуевский к категории «молчунов» отнесен быть не может, и однако же его талант «опытного управленца» отмечен всеми.

Следует также отметить, что начальник Генштаба — безусловно, фигура первого плана, а первым, замечает Ольга Крыштановская при нынешнем режиме быть небезопасно: первый — это всего лишь фасад, персонаж парадный и уязвимый. Важнее те, кто реально владеет ситуацией. «Сейчас время вторых и третьих, — поясняет Крыштановская. — Это принцип не только аппарата, но и чекистов». Следовательно, по нынешним временам — принцип универсальный: «Кто важнее: командир или комиссар при командире?»

В этом смысле любопытны комментарии газеты Коммерсант к назначению мало кому до сих пор известного генерал-полковника Александра Белоусова на должность первого замминистра обороны.

В ведении Белоусова, служившего до сих пор заместителем командующего СКВО по чрезвычайным ситуациям, переходят, как сообщает Коммерсант, вопросы боевой подготовки войск, состояние безопасности военной службы и боеготовность частей, участвующих в антитеррористических операциях.

Таким образом, генерал Белоусов становится правой рукой министра обороны в вопросах управления войсками. «Иными словами, — уточняет газета, — именно ему достанется значительная часть функций, отобранных у Генштаба».

По данным газеты Русский курьер, главе Минобороны «очень понравился доклад Александра Белоусов о состоянии армии, находящейся на Кавказе, и «рецепты», предложенные им по выходу кризиса, охватившие силовые структуры после ингушского провала». Иного объяснения, разводит руками газета, почему сразу через несколько карьерных ступенек генерал-лейтенант стал вторым человеком в Минобороны, просто нет.

Впрочем, нельзя не заметить, что подобное назначение незаметной прежде «темной лошадки» на ключевой пост в ВС вполне в стиле путинской кадровой политики.

Если же вернуться к отставке Анатолия Квашнина, нельзя не отметить еще одно ее существенное отличие от кадровых новаций периода первого правления нынешнего президента.

За первые четыре года Путин, по подсчетам все той же Ольги Крыштановской поменял 24% элиты, «но без громоподобных скандалов, тихо и незаметно». В те времена отставники, как правило, хорошо устраивались.

В свое время «Ельцин породил целую армию обиженных чиновников, — напоминает руководитель Центра изучения элиты. — Путин же часто оставлял на посту даже проштрафившихся, и они оставались благодарны ему, более того — преданны». Способность создавать себе сторонников — особый талант, «это одно из основных качеств лидера».

Этот принцип впервые был нарушен нашумевшей отставкой Касьянова, положение которого до сих пор остается неопределенным, поскольку его идея создания международного инвестиционного банка для финансирования строительства новых нефте- и газопроводов до сих пор так и не поддержана Минфином.

Квашнин же в момент ухода со своего поста повел себя еще более резко, «по-офицерски», как выразилась газета Новые известия. Экс-глава ГШ наотрез отказался от «вкусных» должностей, которые были ему предложены (советник президента по военным вопросам или первый заместитель главы Совета безопасности). То есть, по мнению прессы, полностью признал свое поражение. Главная ошибка Квашнина, по мнению Новых известий, заключается в том, что, пытаясь победить «друга президента Сергея Иванова» в подковерной борьбе, его противник «не учел внутренней спайки питерского клана». Именно поэтому финал его военной карьеры оказался столь обескураживающим — несмотря даже на утешительный орден «За заслуги перед Отечеством» третьей степени, врученный ему президентом «за большие заслуги в укреплении обороноспособности страны и многолетнюю добросовестную службу».

Таким же орденом, сообщает газета Время новостей, недавно был награжден «знаменитый рокер Борис Гребенщиков».

Сергей Иванов напоследок, как пишет Независимая газета, «очень тепло отзывался о своем теперь уже бывшем коллеге» и выразил уверенность, что «возможности генерала Квашнина будут использованы в интересах государства».

Стоит, однако, вспомнить, что представление об интересах государства у Квашнина всегда было свое собственное.

В качестве иллюстрации можно вспомнить, в частности, знаменитый «приштинский бросок», совершенный 11 июня 1999 года по личному приказу начальника Генштаба, когда 206 десантников без согласования с командованием НАТО примчались из Боснии, чтобы занять стратегически важный приштинский аэропорт! Новая мировая война не началась в этот день, как выяснилось впоследствии, лишь случайно — вследствие британского благоразумия «потенциального противника», которое и помешало последнему выполнить прямой приказ собственного командования — выбить русских с занятых позиций.

Судя по всему, это и был звездный час Анатолия Квашнина.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ