De Profundis: полемика вокруг послания Ходорковского из "Матросской Тишины"

0
14

Своей статьей «Кризис либерализма в России», опубликованной в Ведомостях, экс-глава ЮКОСа вызвал то, что прежде называлось «широким общественным резонансом».

Можно смело сказать, что не только в России, но и на Западе не осталось ни одного мало-мальски заметного издания, не обозначившего по этому поводу собственную точку зрения. С некоторыми из них своих читателей знакомит журнал Власть ежемесячно составляющий для своих читателей рейтинг мировой популярности российских граждан на основе их упоминания в зарубежных СМИ. Ходорковский, информирует журнал, Ходорковский, не вошедший в феврале и в первую двадцатку, в марте благодаря своей статье попал в тройку лидеров рейтинга — непосредственно после президента Путина и премьера Фрадкова.

Если судить по достаточно представительной подборке, опубликованной в еженедельнике Московские новости, суждения западной прессы достаточно прямолинейны. В основном в них идет о «полной и безоговорочной капитуляции».

Лондонская «Таймс» пишет о «публичном покаянии» бывшего главы ЮКОСа, которое доходит до того, что президент в его статье изображается как «защитник либеральной демократии от националистов». Хотя ранее Ходорковский и его сторонники, напоминает «Таймс», говорили о Владимире Путине, как о «диктаторе, окруженном бывшими офицерами КГБ».

Эксперты газеты не сомневаются в том, что статья Ходорковского могла быть опубликована только с разрешения Кремля. «И этот факт, и сам тон статьи, — подводит итог «Таймс», — говорят о том, что господин Ходорковский либо уже пришел, либо скоро придет к компромиссу с государственной властью».

Примерно так же оценивает высказывания экс-главы ЮКОСа и «Нью-Йорк таймс»: «Г-н Ходорковский в своей статье не касался предъявленных ему обвинений, однако тон его высказываний, включая то, что он взял на себя вину за некоторые из эксцессов перехода России к капитализму, заставляет думать об определенном раскаянии, хотя, быть может, и расчетливом».

А американское агентство «Юнайтед Пресс Интернэшнл» посвятило Ходорковскому статью под заголовком «Миллионер идет на сделку с властью».

Почему, собственно, олигарх-узник нападает в своей статье на единомышленников-либералов, а не на своего главного мучителя — Кремль? — спрашивает ЮПИ. Ответ очевиден: «в кажущемся сумасшествии Ходорковского», как выражается агентство, безусловно, есть своя логика.

До сих пор все попытки сопротивления владельцев ЮКОСа были безуспешны. «Они задействовали армии адвокатов и специалистов по PR и подвергли российскую судебную систему серьезному испытанию». Тем не менее, на фоне попыток отстоять права акционеров ЮКОСа в международных судах, внутри страны интерес «ко всей этой истории» явно утих.

ЮПИ предполагает, что Ходорковский, вполне вероятно, «пришел к выводу, что публичная борьба с Кремлем не имеет смысла».

Правда, с точки зрения французской «Фигаро», несмотря на все попытки экс-главы ЮКОСа убедить Кремль в том, что он больше не опасен, его выступление «по тону и размаху» все же больше напоминает политическую программу, чем обычный «тактический ход».

Комментируя все эти суждения, главный редактор Московских новостей Евгений Киселев, замечает, что западные корреспонденты, рассуждающие о событиях в России, напоминают ему маленького мальчика из сказки Андерсена про голого короля. «Там, где наши журналисты плетут словесные кружева, осыпают вас множеством версий и мнений, зарубежные коллеги простым и незамысловатым языком, отсекая все лишние детали и нюансы, режут своему читателю правду-матку».

Однако бывают, что и у многоопытной западной прессы, по выражению Киселева, «сбивается прицел», в результате чего появляются «поверхностные и поспешные» суждения.

Со своей стороны, оценивая статью Ходорковского, главный редактор МН не обнаружил в ней «ни челобитной царю с прошением о помиловании, ни капитуляции, ни выброшенного белого флага, ни раболепия, ни многого другого, что этой статье приписывается».

Впрочем, замечает автор, даже если все эти обвинения отчасти правдивы, «если где-то между строк статьи Ходорковским замаскирована просьба о снисхождении, сначала посидите неделю-другую в «Матросской тишине», а потом осуждайте кого бы то ни было за желание выйти оттуда поскорее, как говорится, хоть тушкой, хоть чучелом».

В подкрепление своей позиции Киселев ссылается на мнение «старых советских диссидентов-политзэков», которые согласны с тем, что «важно — любой ценой — на свободу выйти, а там — посмотрим».

И однако Ходорковский «любой ценой» не согласен, подчеркивает Евгений Киселев, иначе он бы Путину письмо о помиловании написал, а не статью в Ведомости.

Скорее уж, подводит итог главный редактор МН, есть смысл согласиться с теми толкователями статьи Ходорковского, которые видят в ней «политический манифест, заявку на то, чтобы стать новым лидером демократического движения».

Эта статья бесповоротно переводит Михаила Ходорковского в статус политзаключенного, пишет обозреватель Новой газеты Юлия Латынина.

Более того, теми, кто организовал атаку на ЮКОС, ситуация воспринята предельно серьезно. Это, как считает Латынина, прекрасно иллюстрирует загадочная история с предварительной публикацией сокращенного варианта статьи на сайте «Утро.ру» под заголовком «Манифест русского либерализма» и за подписью «Степанов Ю.А.».

Как считает Латынина, весь этот казус, по поводу которого было столько шума в российской прессе, легко объясним. Достаточно ни на минуту не упускать из виду положение, в котором находится Ходорковский (судя по всему, достаточно долго работавший над своим текстом).

«У вас есть сомнение, уважаемые читатели, что все, что он ни делает, просматривается, фотографируется и копируется? То есть не просто МОГЛИ текст Ходорковского не списать в тюрьме. ДОЛЖНЫ были. В рамках выполнения своих профессиональных обязанностей».

А после того, как в соответствующих инстанциях с копией статьи ознакомились, пишет обозреватель Новой газеты, встал вопрос, что с этим делать?

Ведь созданный в «Матросской тишине» документ явно «противоречит всей информации по Ходорковскому, которую президенту Путину клали на стол». А клали на стол ему, как предполагает автор, в основном доносы: «Вот Ходорковский недоговороспособен. Вот Ходорковский вас, Владимир Владимирович, назвал желтым земляным червяком. Вот на вас ЮКОС готовит покушение». Последняя история (со ссылкой на еженедельник Российские вести, к финансированию которого, как утверждает пресса, имеет отношение администрация президента) выглядит особенно впечатляюще.

А тут для Ведомостей готовится статья, из которой следует, что Ходорковский настроен по отношению к президенту «предельно прагматично». Более того, «готов мириться с Путиным, потому что думает не о Путине, а о России».

В это ситуации заблаговременная публикация сокращенного, выхолощенного варианта текста за подписью «Степанова» — упреждающий удар. Попытка поставить под вопрос авторство статьи о российском либерализме, безусловно, снижает уровень обсуждения. Вместо полемики вокруг идей, высказанных в статье, акцент ставится на обстоятельствах ее появления — а также на личности самого автора. Статья Латыниной называется «Ходорковский как Нельсон Мандела и спецоперация «Степанов».

Впрочем, по части сравнений Ходорковского с разнообразными знаменитостями в последние дни, пожалуй, всех превзошел журнал Власть.

Причем сравнения эти оказались не в пользу узника «Матросской тишины». Ведь в истории, напоминает журнал, есть немало сюжетов, когда борцы с режимом, от этого режима пострадавшие, только укреплялись в своих убеждениях. «Примеров масса: от Джордано Бруно, Томаса Мора и маркиза де Сада до Ленина и мадемуазель Новодворской».

Однако были и биографии совсем другого порядка. Самый почтенный пример, как считает журнал — Федор Михайлович Достоевский. Настроенный в молодости весьма борцовски, писатель пережил на каторге серьезные психологические метаморфозы, в результате которых пришел к убеждению, что гармония и счастье возможны лишь в результате самосовершенствования, и цена их крайне высока.

Историк Евгений Понасенков приводит во Власти высказывание «исправившегося» Достоевского: «Нет счастья в комфорте, покупается счастье страданием. Человек не родится для счастья. Человек заслуживает свое счастье и всегда страданием».

Как мог бы добавить к этому Ходорковский, «из каземата СИЗО №4, где я сейчас нахожусь, это видно, быть может, чуть лучше, чем из других, более комфортабельных помещений».

Власть вспоминает также знаменитое послание Оскара Уальда «De Profundis» из Рэдингской тюрьмы: «Сидя тут, в этой темной камере, в одежде узника, обесчещенный и разоренный, я виню только себя… Я окружал себя мелкими людишками, низменными думами. Я стал пренебрежительно относиться к чужой жизни. Отныне мне осталось только одно — глубочайшее Смирение. Кроме того, все обернулось так, что удар обрушился на меня одного. Но именно это стало для меня источником радости. По многим причинам я был готов к страданию. Самое важное — то, что мне предстоит, то, что я должен сделать, если не хочу до конца своих дней остаться запятнанным, очерненным, несовершенным».

Это мучительное самобичевание «величайшего гедониста всех времен и народов», подчеркивает журнал, прежде всего — попытка обратить на себя внимание тех, кто уже потерял к нему интерес, стремление доказать, что пагубность прежнего образа жизни осознана им в полной мере.

Достигнет ли демонстрация раскаяния вожделенной цели — освобождения — сказать трудно. «Мы помним пример тов. Бухарина, который письменно покаялся перед тов. Сталиным за политическую амбициозность. Тов. Сталин извинения принял и расстрелял тов. Бухарина в кратчайшие сроки», — так довольно кровожадно резюмирует Власть.

Со своей стороны обозреватель Еженедельного журнала Александр Рыклин считает, что «обсуждать содержательную часть текста, опубликованную под именем Михаила Борисовича Ходорковского, не имеет никакого смысла». Причем «вне зависимости от того, кто истинный автор этих заметок».

Ведь написанное — это вовсе не изложение позиции известного бизнесмена, находящегося в тюрьме, «это часть сложного переговорного процесса, который, хочется верить, приведет к скорому освобождению Михаила Ходорковского».

По-видимому, предполагает автор Еженедельного журнала, в Кремле далеко не все считают, что Ходорковского следует так долго держать за решеткой (тем более — после триумфального для Кремля итога президентских выборов).

«Цель достигнута, олигархи до смерти напуганы, ни о какой оппозиции с этой стороны не может быть и речи». В чем тогда смысл «кровавой расправы», к тому же неизбежно связанной с «тяжелыми имиджевыми потерями» на Западе?

Это письмо, утверждает Александр Рыклин, призвано убедить власти, что Ходорковский более не опасен, что он полностью «разоружился перед партией».

Публикация же «Степанова Ю.А.» — дело рук противников такого исхода дела, тех, кто ловит момент, чтобы «в урочный час прошептать в заветное ухо: «Владимир Владимирович, это все не взаправду. Данная статья — компиляция из ранее написанного другими людьми. Он просто над вами издевается».

В любом случае, считает обозреватель ЕЖ, «сей труд предназначен не для моих глаз. И не для чьих-нибудь еще, за исключением одного человека — Владимира Путина. Ну, так пусть он читает и перечитывает, а я чужую корреспонденцию читать не приучен».

Впрочем, есть по крайней мере один человек, который воспринял статью Ходорковского как адресованную ему лично.

Леонид Невзлин, «акционер ЮКОСа», заявил в своем «последнем интервью» газете Известия, что он прекращает заниматься политической деятельностью в России.

В частности, он больше не будет финансировать «Свободную Россию» Ирины Хакамады, не будет общаться с журналистам, и есть только один шанс его появления «в форме полемики или экспертизы» — «если это будет нужно Ходорковскому, — чтобы я что-то через прессу или не через прессу обсудил или передал…».

Невзлин, впрочем, оговорился, что это решение он принял совершенно самостоятельно: «Я признавал и всегда признаю интеллектуальное лидерство Ходорковского… Возможно, я делаю в его понимании сейчас ошибки, но это тот случай, когда истина не дороже. Он мне друг, и я, конечно, восприняв его указание отойти от дел в России, отхожу. Мне тяжело. Потому что есть люди, есть обязательства. И я заранее хочу принести всем извинения, тем, кому я не смогу оказать теперь должную поддержку, в том числе и которую обещал. Но выхода у меня нет».

Между тем Невзлин счел нужным пояснить, что его решение поддержать Хакамаду было связано с тем, что именно она после парламентских выборов, «в этой разгромной ситуации стала тем человеком, который хочет построить мостик между прошлыми и будущими либералами».

По мнению Леонида Невзлина, кризис либерализма в России связан в большой степени с неумением российских политиков сохранить отечественное либеральное наследие, пусть и не слишком богатое.

В этом Невзлин, как можно понять, не согласен с Ходорковским, хотя и отказывается открыто с ним полемизировать.

Тем не менее, в интервью Известиям достаточно определенно сказано, что именно «наша мания вечно все разрушать до основания и начать с нуля приводит к тому, что мы никогда не попадаем в период традиций, стабильности и поступательного развития… Невозможно построить все новое, заранее отрицая все старое. Нравится — не нравится, но это Чубайс, Гайдар, Немцов, Ясин, Сатаров, Явлинский, если хотите».

В любом случае, замечает Невзлин, «эти люди… нам, а мы им гораздо более близки, нежели к Зюганову, Жириновскому или тем более к Грызлову или Рогозину».

Разумеется, по мнению «соратника Ходорковского», оппозиции необходимы новые лица. Но все же самое главное — необходимо общими усилиями создать к 2007 году единую гражданскую оппозицию власти, и участвовать в этом должны абсолютно все, кто пожелает: «Правые-левые — уже не будет иметь большого значения. В политической борьбе — другие цели». Как оказалось, имеется в виду нечто вроде польской «Солидарности»: «Объединение в единую коалицию политиков с полярными взглядами на экономику может привести на будущих выборах к колоссальному эффекту».

Именно здесь, по мнению Леонида Невзлина, заложена возможность успеха на будущих парламентских, а затем и президентских выборах: «Если же ничего не делать — я имею в виду демократов — это может быть надолго».

К тому же нынешняя власть, утверждает Невзлин, «глобально нестабильна», поскольку «полностью зависит от нефтедоллара. Она неспособна что-нибудь сделать. И как только она начнет что-нибудь делать или, не дай бог, упадет доллар, упадет нефть, этих двух причин будет достаточно, чтобы рейтинг превратился в антирейтинг».

Тогда, предсказывает бывший коллега Ходорковского, вполне возможно, начнутся «кровавые времена», которые называются «борьба за власть любой ценой».

Как заметил Невзлин, «не дай нам бог до них дожить в России». И уточнил: «Я хочу поправиться: не дай ВАМ бог до них дожить в России».

А впрочем, добавил он, «это как бы мои рекомендации «утекающего мозга» людям, остающимся в российской политике. Это не касается моих дальнейших действий».

По информации газеты Время новостей, член оргкомитета по созданию партии «Свободная Россия» Марина Литвинович заявила Интерфаксу, что осуждать решение Невзлина невозможно, хотя есть сожалению по поводу того, что с созданием новой демократической партии теперь неизбежно появятся трудности. По словам г-жи Литвинович, Ирина Хакамада и ее соратники «будут искать других потенциальных спонсоров, хотя многие сейчас уже боятся это делать».

А газета Московский комсомолец приводит высказывание самой Ирины Хакмады, которая считает, что строительство демократической партии нужно начинать с умения «спокойно относиться к рейтингам в 3-4%».

Следующим этапом будет появление у демократов стремления «постепенно объединяться», при этом «друг друга не поливая грязью».

В интервью Хакамады Московскому комсомольцу любопытно еще одно место: экс-сопредседатель СПС считает, что «Путин совершенно правильно начал с этой олигархией бороться».

Другое дело, что его методы способны породить «еще более страшную олигархию — в виде силовиков, которые обрастают еще и кучей собственности».

Когда под их контролем окажется и политическая власть, и бизнес, и потоки денег, говорит Хакамада, появляется опасность, что «к каждому могут прийти и сказать: пошел вон отсюда, иначе сядешь в тюрьму. Мест там хватит не только для Ходорковского, но и для всех остальных».

Однако бывший соппредседатель СПС не исключает, что «подобная ситуация в конце концов может сыграть даже против нынешнего кремлевского клана. Как только их группировка ослабнет, созданная ими страшная машина против них же и сыграет».

Свой собственный рецепт выхода из кризиса демократического движения в России предложил — опять же в Ведомостях — Владимир Рыжков.

В отличие от Невзлина, Рыжков настаивает на том, что либеральные лидеры, проигравшие последние парламентские выборы и «персонально ответственные за ошибки 90-х годов» должны эту ответственность признать и отойти на второй план: «Без этого шага никакого обновления не получится».

А оно необходимо: как считает Рыжков, «мы живем в новой, путинской эпохе, которая вынесла обвинительный приговор советской и ельцинской моделям. А либералы и коммунисты продолжают отстаивать каждый свой «утерянный рай». В то время как большинство народа это раем давно не считает — именно поэтому демократы были оставлены за бортом Думы, а представительство коммунистов в парламенте вдвое уменьшилось.

Далее: процесс создания новой демократической коалиции, по Рыжкову, следует начать незамедлительно, твердо заявив народу, что «избранная страной модель авторитарной модернизации (авторитаризм плюс рыночные реформы) не позволит решить главные проблемы России». А в более продолжительной перспективе неизбежно приведет страну к кризису.

При этом автор категорически отрицает «цементирующую» роль института президентства (на чем настаивал в своей статье Ходорковский). По мнению Рыжкова, такой подход «фактически ведет к признанию благотворности единоличной власти».

Между тем, по мысли автора, «сильная власть это не сильный лидер (или не только сильный лидер), а сильные институты (независимый суд, независимая пресса, сильный парламент, сильные партии и т.д.). «Только система сильных институтов может гарантировать страну от потрясений и распада, чего не могли добиться единолично правившие страной цари и генсеки».

Что же касается либерального движения, оно должно быть создаваться не сверху, особо подчеркивает Владимир Рыжков, а только снизу, «опираясь на гражданские организации и инициативы, которые день ото дня крепнут по всей стране».

И отдельный пункт программы Владимира Рыжкова — потребовать освобождения Михаила Ходорковского. В этом он согласен с Леонидом Невзлиным: «Страна, где такие люди сидят в тюрьме, не имеет будущего».

В целом, независимо от того, какую роль в судьбе самого Ходорковского сыграет написанная (или пусть только подписанная им) статья — есть ощущение, что роль эта будет не слишком благотворной — ее положения спровоцировали достаточно бурную общественную дискуссию.

Обилие мнений, порой абсолютно полярных — от «стыдно обсуждать, когда автор в тюрьме» до «напрасно старается», и от «народ прозревает» до «у человека в заключении меняется психика» — дает достаточно выразительный коллективный портрет «продвинутой» части российского общества.

Как заметил журналу Власть наиболее пристрастный наблюдатель и коллекционер всех политических казусов многогранной российской жизни Борис Березовский: «Неужели, чтобы написать такое, надо было идти в тюрьму?»

Вопрос, конечно, интересный — особенно со стороны человека, который сделал все, чтобы подобной участи избежать.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ