Российская политическая жизнь после выборов: новые сюжеты на старые темы

0
17

После «сокрушительной победы» (определение главного редактора еженедельника Московские новости Евгения Киселева), одержанной на выборах Владимиром Путиным, публикации, посвященные путинской программе второго срока, разделились условно на две категории.

К концептуальным исследованиям о судьбах страны и общества добавились более конкретные отчеты о первых шагах «Путина Второго», сопровождаемые авторскими предположениями относительно возможных последствий этих шагов.

Больше всего публикаций посвящено продолжающейся административной реформе — по мнению журнала «Власть», ключевой для президента.

В самом деле, поясняет журнал, после выборов и смены премьера президент получил в свое распоряжение «жестко выстроенную под него лично властную вертикаль». Что, безусловно, удобно: можно не тратить время на согласование интересов и поиск компромиссов. Однако подобный идеально отлаженный инструмент для реализации имеет существенный недостаток: он по природе своей не способен проявлять инициативу. Более того, и работать-то способен «только при постоянном (чуть ли не ежедневном) контроле, вернее, понукании сверху». А это, безусловно, весьма обременительно и вообще не в характере президента, считает журнал.

Поэтому появилась необходимость в неких стимулах для проявления инициативы госчиновников, «естественно, в дозволенных рамках». Одним из таких стимулов, утверждает Власть, стало повышение политической роли министров в новом правительстве. Тем более, что новый премьер, во всяком случае пока, играет роль скорее представительскую. «Все важнейшие проблемы правительства — перераспределение госфункций между новыми министерствами, налоги, прогнозы — решаются не в Белом доме, а в главных министерствах — МЭРТе и Минфине».

Именно глава МЭРТ Герман Греф, поддерживаемый сегодняшним ответственным за «единство исполнительной власти» Дмитрием Козаком, настаивал на усилении роли министерств в ущерб властным полномочиям премьера.

Греф победил: теперь на заседаниях правительства нередко рассматриваются документы, которые Михаилу Фрадкову до самого последнего момента просто не показывают. Так было, например, 25-го марта, когда в Белом доме обсуждался прогноз экономического развития до 2007 года. Премьер ознакомлен с документом не был: в ночь перед заседанием Герман Греф со своими ближайшими помощниками спешно переделывал документ в соответствии с пожеланиями президента обеспечить более амбициозные темпы роста.

«При Михаиле Касьянове такое было просто невозможно: вопрос сняли бы еще за неделю», — замечает Власть.

Надо сказать, что в целом ситуация устраивает всех: политическим министрам не нужен властный премьер, «вполне достаточно властного президента». А премьер и не стремится пока взять на себя все функции руководителя правительства: «Он явно доволен тем, что остается в тени».

Доволен, по-видимому, и президент: последнее слово в принятии важных решений остается за Кремлем, премьеру же предстоит ответить за возможные в будущем провалы.

Но если относительно судьбы правительства Михаила Фрадкова, которому предстоит ответить за непопулярные реформы, особой дискуссии в прессе не возникло, то реформа администрации президента вызвала несравненно более противоречивые толки.

«Перестановки в кремлевском окружении Владимира Путина — это вам не Касьянова на Фрадкова поменять», — пишет Еженедельный журнал.

Известно, что именно президентская администрация фактически «рулит» всей российской политикой. Ожидались сенсационные перестановки и назначения, говорили даже о полной смене всей команды. И однако реформа администрации, с точки зрения ЕЖ, оказалась как две капли воды похожа на реформу правительства: «Но там хоть начальника сменили. Здесь — нет».

Дмитрий Медведев, вопреки всем противоречивым предсказаниям, сохранил свой пост — как человек, «никому не мешающий, не и не делающий погоды». У него — два зама: Игорь Сечин, «силовик», отвечающий за внутренний распорядок и функционирование аппарата, и Владислав Сурков, «либерал», который с помощью этого аппарата будет по-прежнему рулить всем, чем еще можно рулить в России». То есть по сути, как считает журнал, президент оставил все как было, учитывая, что его администрация со всеми задачами первого срока в общем справилась. «А главное — сумела сохранить рейтинг президента и укрепить режим его личной власти». Теперь перед ней — новые горизонты, и прежде всего — подготовка смены власти через четыре года, «то есть комбинации, которая нам и мировому сообществу будет представлена как смена власти», пишет Еженедельный журнал.

В сегодняшних условиях отлаженной системы власти ничто не вынуждает Владимира Путина спешить с обновлением своего аппарата, комментируют ситуацию Московские новости: «На выборах администрация сработала успешно, а время искать виноватых или поощрять особо отличившихся еще не пришло». Эту процедуру вполне можно отложить: «Жертвенные агнцы могут потребоваться, когда выветрится хмель победы».

«У администрации теперь есть свой скромный технический начальник и два его заместителя: один — умный, другой — верный», пишет журнал Власть. В остальном все без перемен: «Все более-менее важные политические предложения по перелицовке страны будут по-прежнему готовиться в администрации, а правительство будет экономическими способами пытаться эти решения выполнить».

Суркову, куратору внутренней политики, после декабрьских парламентских выборов многие предрекали отставку, напоминает газета Ведомости. Впрочем, как считают в окружении самого нынешнего замглавы президентской аджминистрации, за «антисурковскими вбросами», скорее всего, стоят «представители бизнес-эмиграции», чьи политические проекты он блокировал по долгу службы.

А известный политтехнолог Станислав Белковский не исключает, по сведениям Ведомостей, что сохранить пост Суркову помогли «силовики», нуждающиеся «в усилении противовеса Козаку».

Член научного совета Фонда Карнеги Андрей Рябов заявил изданию Газета, что, судя по назначениям в администрации, президент идет по пути компромиссов, не желая значительного обновления элиты: «Не хочет разрыва между сложившимися группировками, поэтому предпочел иметь в новой структуре администрации двух равноправных замов ее главы». Сохранение Медведева, по мнению Андрея Рябова, — свидетельство того что взят «курс на стабильность с отсутствием радикальных подвижек». С точки зрения Рябова, структура новой администрации имеет не слишком большое значение: «Важны люди, фигуры, которые названы. А люди показывают, что никаких подвижек не будет».

Прежняя администрация, рассчитанная на «византийский стиль руководства», президенту больше не нужна, заявил Газете гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин. Сегодня построена «моноцентрическая система власти», в которой конфликты между группировками либо отсутствуют, либо переведены в латентное состояние.

Бунин утверждает, что отныне «семейная» группа во власти фактически исчезла. Даже Суркова считать причастным к «семейным» больше нельзя: «После того, как ушли Волошин и Касьянов, все остальные — это путинские, различие между «семейными» и питерскими исчезло».

«Что произошло с администрацией президента? — спрашивает Юлия Латынина в Новой газете. — Она исчезла как альтернативный правительству центр власти». После того, как не стало премьера, обладающего политическим весом, исчезла нужда в «особом органе, который подкладывает премьеру кнопку под задницу».

Замглавы ФСБ Юрий Заостровцев отправлен первым замом во Внеэкономбанк. Министр связи Леонид Рейман покинул свой пост. Еще совсем недавно всесильный православный олигарх Сергей Пугачев в немилости после башкирских выборов: «Даже, мол, наложен запрет на общение с ним».

Эти люди, пишет Латынина, «обзванивали Москву со словами: «Мы сейчас снимем Касьянова. Президент нам обещал». Они «подставили» президента с Касьяновым, «нарассказав про Касьянова всякой чуши, что тот возьмет власть в стране после выборов, если избиратели не придут к урнам». И президент, как считает обозреватель Новой газеты, поверил: «23 февраля — пьянка, навет хорошо идет под водочку — 24 февраля Касьянов был уволен».

Кроме того, именно эти люди из ближнего президентского круга, «услужливо щелкнув зажигалкой, поднесли огонь к пороховой бочке под названием «дело ЮКОСа». Однако, вопреки их прогнозам, посаженный в тюрьму Ходорковский акций не отдал. И дело это превратилось в «экономическую Чечню»: «выпустить Ходорковского нельзя, чисто ограбить — не получается».

Сюжет о связи между отставкой правительства и делом ЮКОСа стал темой публикации в еженедельнике Российские вести. По сведениям РВ, «один из собственников компании, проживающий сейчас за границей», а точнее — в Израиле (пресса немедленно пояснила, что речь идет о Леониде Невзлине) в одной из бесед высказал мнение, что «Папа» (то есть Путин) неуправляем, что бизнесу от него — хуже некуда, что политически, например, с помощью Хакамады «Папу» не убрать. И как было бы хорошо, чтобы он «куда-нибудь делся». Тогда бы новым «Папой» стал Касьянов, у которого с «ЮКОСом» проблем нет». Вся беда в том, заметил упомянутый акционер, что после выборов и Касьянова не будет.

Как и следовало ожидать, спустя некоторое время информация дошла до Кремля. И была истолкована как «пространный намек на вполне определенное действие»: «У нас в России часто так бывает», хотя «президента хорошо охраняют».

Вспомнили комментарий Леонида Невзлина по поводу замораживания счетов ЮКОСа в Швейцарии: «Это не последние 5 миллиардов».

Появились даже конкретные сведения: по данным, находящимся в совместной разработке Моссада и спецслужб, «на нужды тех, кто готов был совершить покушение на главу государства, некоторые акционеры «ЮКОСа» выделили более 200 млн. долларов». По слухам, пишут Российские вести, пытались воспользоваться услугами «одной из организованных преступных группировок, имеющих дагестанские корни».

Более того, российские спецслужбы специально уведомили своих коллег в Израиле, что проживающие там крупные акционеры ЮКОСа «могут предпринимать действия, направленные на дискредитацию руководства России в глазах мирового сообщества, а также оказывать спонсорскую помощь общественно-политическим силам, добивающимся смещения нынешнего главы государства и дестабилизации обстановки внутри страны».

Как известно, по Конституции в случае любого инцидента обязанности главы государства до следующих выборов переходят к премьеру — то есть к Михаилу Касьянову. Впрочем, подчеркивают Российские вести, ни у кого нет сомнений, «учитывая осторожность Михаила Касьянова», что сам он был не в курсе подобных планов. И все же, все же… Ведь «его симпатии к ЮКОСу известны».

И потому, следуя возможной логике событий, следовало незамедлительно, еще до выборов вывести премьера из игры и поставить вместо него «человека без связей, команды, а главное — послушного». Что и было сделано.

О том, что дело ЮКОСа не потеряло для российских властей актуальности, свидетельствует и недавнее интервью Комсомольской правде заместителя генпрокурора Юрия Бирюкова.

Бирюков признал, что правоохранительные органы проявляют повышенное внимание именно к этой компании, поскольку речь идет не просто о неуплате налогов, а о поистине астрономических суммах: «Слышали, наверное, о сделанных по нашему запросу арестах в швейцарских банках личных счетов двух десятков топ-менеджеров «ЮКОСа»? Заблокированы шесть с лишним миллиардов франков, около пяти миллиардов долларов, а владельцы счетов раздают интервью, мол, разве это потеря? Сущие копейки, из-за них не стоит волноваться. Дескать, не последнее… Ну раз так, пусть раскошеливаются по полной программе».

Как известно, по итогам проверки МНС предъявило ЮКОСу претензии на три с половиной миллиарда долларов — пока за 2000 год.

В то же время Бирюков счел необходимым подчеркнуть: «Разговоры, будто кто-то стремится сознательно разорить, национализировать компанию, абсолютно надуманны». Генпрокуратура всего лишь исполняет свой долг — как говорится, ничего личного. Дойдет очередь и до других олигархов: «Невозможно одновременно заниматься всеми делами сразу. Вот закончим конкретно разбираться с «ЮКОСом» и двинемся дальше».

Между тем в Совете Федерации, сообщает газета Новые известия, идет работа над тем, чтобы расширить возможности правоохранительных органов по части борьбы с преступно нажитыми доходами.

Глава комитета верхней палаты парламента по правовым и судебным вопросам Станислав Вавилов заявил на днях, что прошлогоднее изъятие из Уголовного кодекса нормы об изъятии имущества у лиц, нарушивших закон — «досадная оплошность, которая должна быть устранена».

Генпрокуратура, как и следовало ожидать, поддерживает инициативу Вавилова.

Правда, его предложения вызвали возражения у юристов. В частности, бывший депутат от СПС Александр Баранников, представлявший в сое время поправки в УК парламенту, заявил, что «ни в одной развитой стране нет такого, чтобы у человека конфисковывалось не только то, что он украл, а вообще все имущество».

А Сергей Вицин, заместитель председателя Совета при президенте РФ по вопросам совершенствования правосудия назвал восстановление конфискации «пережитком средневековья».

Тем не менее, Новые известия не верят в то, что Вавилов, затронув тему возврата конфискации, просто оговорился. По мнению газеты, его заявление — «пробный шар», проверка общественной реакции: «Если она будет положительной и общество одобрит эти меры на волне ненависти к нехорошим олигархам, мало не покажется». Причем всем — но начнут все же с олигархов.

Возможно, все так и есть. Во всяком случае, тот, чьим портретом сквозь тюремную решетку Новые известия проиллюстрировали свою публикацию — Михаил Ходорковский — откликнулся на все бурные события последнего времени публикацией в газете Ведомости большой статьи под названием «Кризис либерализма в России».

Причины этого кризиса Ходорковский видит в отчужденности либералов и бизнеса, интересы которого они представляют, от проблем большинства российского населения.

Публицистический пафос этой статьи поражает. Экс-глава ЮКОСа упрекает российских либералов в том, что, проводя реформы 90-х годов, они «думали об условиях жизни и труда для 10% россиян, готовых к решительным жизненным переменам в условиях отказа от государственного патернализма. А забыли — про 90%».

Более того, либеральное правительство Гайдара и Чубайса попросту обмануло эти 90% народа — например, обещаниями, что за ваучер можно будет купить две «Волги».

«Да, — пишет Ходорковский, — предприимчивый финансовый игрок, имеющий доступ к закрытой информации и не лишенный способности эту информацию анализировать, мог сделать из приватизационного чека и 10 «Волг». Но обещали-то всем».

Далее: те же либералы-реформаторы «закрывали глаза на российскую социальную действительность, когда широким мазком проводили приватизацию, игнорируя ее негативные социальные последствия». Они не сделали ничего, чтобы решить весьма болезненную для населения проблему обесценения вкладов в Сбербанке, хотя это было, с точки зрения Ходорковского, вполне возможно.

Вообще они не сделали практически ничего из необходимого: например, так и не занялись реформой здравоохранения, образования, ЖКХ, не забывая об адресной поддержке малоимущих. Далее, как говорится, везде.

И вот, как пишет Ходорковский, час искупленья пробил: «На выборах-2003 народ сказал официальным либералам твердое и бесслезное «прощайте». То был плевок в пропасть, образовавшуюся между властными либералами и страной».

Это было тем более неизбежно, что на выборах либералов представляли Иван Рыбкин, преподнесший избирателям «вместо внятной политической кампании дешевый фарс, коего постылдился бы и представитель ЛДПР», а также Ирина Хакамада, которая «как могла дистанцировалась от собственного либерального прошлого, критиковала Бюориса Ельцина и упирала на социально ориентированное государство».

Показательно, по мнению Ходорковского, что 3, 84% полученных голосов Хакамада «без тени смущения» назвала свои большим успехом.

Есть у Ходорковского к бывшему сопредседателю СПС и другого рода претензии: «Я уважаю и высоко ценю Ирину Хакамаду, но в отличие от моего партнера Леонида Невзлина отказался финансировать ее президентскую кампанию, так как увидел в этой кампании тревожные очертания неправды». А именно: «Как бы ни относиться к Путину, нельзя — потому что несправедливо — обвинять его в трагедии «Норд-Оста».

Вообще, определение позиций заключенного СИЗО № 4 по отношению к российскому президенту, вероятно, один из основных моментов статьи: «Да, Путин, наверное, не либерал и не демократ, но все же он либеральнее и демократичнее 70% населения нашей страны».

И далее: «Независимо от того, нравится нам Владимир Путин или нет, пора осознать, что глава государства — не просто физическое лицо. Президент — это институт, гарантирующий целостность и стабильность страны. И не приведи господь нам дожить до времени, когда этот институт рухнет, — нового февраля 1917 года Россия не выдержит. История страны диктует: плохая власть лучше, чем никакая». С одной стороны — вроде бы справедливая критика власти, с другой — демонстрация не присущей прежде экс-главе ЮКОСа лояльности.

Более того, Ходорковский убежден, что для формирования в стране гражданского общества «необходим импульс со стороны власти». Иначе с этой задачей в силу ее глобальности просто не справиться.

Что же касается представителей крупного бизнеса, им следует «перестать пренебрегать — тем паче демонстративно — интересами страны и народа». Следует исходить из того, что «эти интересы — наши интересы», — подчеркивает Ходорковский.

И, наконец, деловая часть: необходимо «легитимировать приватизацию». Ту самую, которую 90% населения не считает законной. Для чего предстоит «поделиться с народом», согласившись с реформой налогообложения нефтедобычи, добычи других полезных ископаемых и с другими не слишком приятными для крупных собственников шагами: «Лучше начать эти процессы самим, влиять на них, чем пасть жертвой тупого сопротивления неизбежному».

Легитимация приватизации, с неизменным пафосом пишет Ходорковский, нужна отнюдь не власти, «которая всегда предпочтет иметь зацепки для давления на нас. Это нужно нам и нашим детям, которые будут жить в России и ходить по улицам российских городов без глубоко эшелонированной охраны».

Очевидно, что этот пункт рассуждений Ходорковского — самый существенный, комментируют Ведомости: «Ясно, что без надежных прав собственности гражданское общество, о котором мечтает Ходорковский, не состоится. Вопрос о том, как узаконить итоги приватизации и при этом не обмануть в очередной раз 90% населения, вероятно, самая большая задачка для защитников свободы».

А газета Коммерсант утверждает, что отдельные фрагменты статьи Ходорковского полностью совпадают с опубликованными десятью днями ранее на интернет-сайте «Утро.ру» манифестом «Русский либерализм в ХХ1 веке».

Манифест был опубликован под псевдонимом «Степанов Ю.А.», за которым, как предположил другой интернет-сайт под названием «Вокруг новостей», скрывается политтехнолог Станислав Белковский, прославившийся в свое время докладом «В России готовится олигархический переворот». После появления (кстати, тоже на сайте «Утро.ру») этого доклада и началось наступление на ЮКОС.

Исследовав оба текста, Коммерсант пришел к заключению, что в них и в самом деле немало совпадений: «в статье в общей сложности воспроизведено десять фрагментов манифеста».

Шеф-редактор сайта Утро.ру» Михаил Гуревич, по свидетельству Коммерсанта, отказался назвать того, кто скрывается за псевдонимом «Степанов Ю.А,», однако предположил , что ситуацию спровоцировал нынешний председатель ЮКОСа Семен Кукес, «которому выгодно утопить Ходорковского», а сама идея публикации могла возникнуть «в неких политических кругах».

«Ситуация забавная. Она, как минимум, говорит о том, что Ходорковского заставили подписать не его текст, — заявил Михаил Гуревич. — При любом развитии событий он становится чем-то похожим на Ивана Рыбкина, становится неким посмешищем».

Впрочем, в Ведомостях утверждают, что статью написал именно узник «Матросской тишины». А Станислав Белковский категорически отвергает свою причастность к обеим статьям. Белковский не сомневается, что статья в Ведомостях написана самим Ходоркосвким, и «это свидетельствует о переосмыслении им реальности». Известный политтехнолог, правда, не отрицает того, что идеи, высказанные Ходорковским, созвучны его собственным идеям, но подчеркнул, что «это не означает моего авторства».

В свою очередь адвокат Михаила Ходорковского Антон Дрель подтвердил, что его клиент писал эту статью по заказу Ведомостей больше месяца: «Эта тема (современное состояние либерализма в России) его очень волнует».

Между тем в редакции Ведомостей заказ статьи Ходорковскому отрицают.

Что тут скажешь?

В целом вся эта в высшей степени загадочная история характерна для нынешней российской политической и общественной жизни: пресса давно уже заметила, что каждый новый ее сюжет почему-то неизбежно приобретает характер операции спецслужб.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ