Две с половиной недели до президентских выборов: может ли российский электорат завоевать уважение власти?

0
20

Последние, самые напряженные недели нынешней президентской кампании, отмечает пресса, пришлись на Великий пост. А ночь после выборов, время первого лихорадочного подсчета голосов, как подсчитала газета Русский курьер, — на начало четвертой, одной из самых строгих недель самоограничения.

Между тем, подчеркивает газета, большинство кандидатов на президентский пост, включая Ирину Хакамаду, относят себя к числу православных христиан. Среди них один лишь Николай Харитонов, по мнению обозревателя Русского курьера Нормана Илумса, «явил пример поведения, антонимичного добровольному смирению политических амбиций». А именно: потребовал от всех (кроме, естественно, собственно главы государства Владимира путина) соискателей сняться с дистанции в пользу выдвиженца главной оппозиционной партии».

В целом же тема отказа от участия в выборах всплывает в прессе тем чаще, чем ближе 14 марта.

Во вторник газета Коммерсант опубликовала заявление предвыборного штаба Сергея Глазьева. В нем отмечается, что у действующего президента — безусловного лидера избирательной кампании — есть «уникальный шанс провести действительно честные демократические выборы без применения черных технологий». Между тем, с точки зрения «глазьевцев», нынешняя кампания «по шквалу грязи и компромата, равно как по административным злоупотреблениям, откровенному давлению на кандидатов, превзошла даже худшие ельцинские времена».

Особенно активно, говорится в заявлении, применяются эти приемы именно против Сергея Глазьева. И потому руководство его предвыборного штаба не исключает возможности его отказа от дальнейшего участия в кампании.

Руководитель штаба Яна Дубейковская заявила агентству «Интерфакс», что «уход власти от конструктивного диалога, применяемые технологии давления на избирателей, потоки черного пиара — все это неизбежно дискредитирует институт выборов президента и отбивает у людей всякое желание участвовать в организуемом властью спектакле».

Марина Литвинович, глава предвыборного штаба Ирины Хакамады, в интервью Независимой газете также не исключила возможность выхода ее кандидата из предвыборной гонки.

По словам Литвинович, Хакамада «снимет свою кандидатуру с выборов, если нам не дадут вести предвыборную кампанию, озвучивать свои мысли».

По мнению руководителя предвыборного штаба Хакамады, избирательная стратегия президентского окружения сегодня предельно проста: превратить эти выборы в референдум доверия президенту: «Доверяете президенту? Голосуйте за него!». То есть кремлевские политтехнологи формируют ситуацию «выбора нет».

Цель же всех остальных кандидатов, как считает Литвинович, — доказать, что выбор есть.

При этом, критикуя нынешний политический курс, и левые, и правые неожиданно обнаруживают немало общего. Не только Хакамада, но Глазьев, и Харитонов требуют эффективной, некоррумпированной власти, критикуют спцслужбы и отстаивают демократические свободы.

И вообще, по словам Марины Литвинович, в сегодняшней избирательной кампании «главный идеологический раскол проходит не по линии — правые-левые, а по принципу «за» Путина или «против». Поэтому в избирательной штабе Хакамады предпочитают не акцентировать внимание избирателей на том, правая она или левая. «Главное, чтобы понимали: она в жесткой оппозиции к Путину и предлагает свою программу действий».

Тем более что, как предполагает Литвинович, «мы вряд ли когда-нибудь узнаем, сколько избирателей за нас проголосовали»: о том, как подводятся итоги голосования пресса достаточно писала после парламентских выборов.

В такой ситуации цель может быть одна: «донести до людей наши идеи и мысли: боимся, что после 14 марта сделать это будет крайне затруднительно».

На возможности высказаться, поучаствовать в теледебатах настаивает теперь и давший было задний ход после киевской эпопеи Иван Рыбкин.

Пообщавшись в Лондоне со своим патроном и вдохновителем Борисом Березовским, Рыбкин словно обрел второе дыхание.

Литературная газета даже заподозрила в скандале с Рыбкиным очередную предвыборную многоходовку хитроумного «делателя президентов», а ныне лондонского изгнанника.

Вначале Рыбкин, пишет Литературка, обнародует данные о покровительстве, которое Путин якобы оказывает таинственным питерским предпринимателям «братьям Ковальчукам».

Этим, по мысли ЛГ, была сделана попытка обозначить Рыбкина как основного соперникам Путина — поскольку, как уже было сказано, критикуют президента сегодня все участники выборов. Нужен был острый ход, способный привлечь внимание прессы.

Следующий шаг: поскольку Березовский отдает себе отчет в том, что Рыбкин не обладает необходимой харизмой, приходится изобрести очередной пиар-ход с исчезновением, заставляющий всю страну ломать голову в духе игры «Что? Где? Когда?».

Потом — загадочное появление Рыбкина без всяких вразумительных объяснений и торжественный отъезд в Лондон. А уж оттуда — разоблачения по полной программе и комментарии бывших чекистов Литвиненко и Калугина с упоминанием таинственного препарата СП-117, якобы применявшегося спецслужбами, начиная с 80-х годов.

Этот загадочный и могущественный препарат, по определению обозревателя Известий Максима Соколова, в сущности, действует по принципу живой и мертвой воды из русских сказок.

«Сперва объекту дают мертвую воду, — пишет Соколов, — он впадает в расслабленность, и с ним можно делать что угодно, затем ему дают живую воду и через десять минут «он приходит в совершенно нормальное состояние».

Правда, по мнению автора, Калугину для большей убедительности «следовало бы рассказать, как он самолично завербовал с использованием препарата десяток западных послов в Москве и несколько дюжин военных атташе». Однако опасность для изобретателей этого хода заключается в том, что «структуры, курирующие Калугина за океаном, сдуру могут в него поверить и потребовать назвать имена и должности завербованных».

В целом, если говорить о пиар-резонансе, вся история с Рыбкиным — отличная иллюстрация к словам Марины Литвинович из ее интервью НГ о «несчастных политтехнологах», которым перед выборами приходится буквально из кожи вон лезть, чтобы придумать для своего кандидата что-то заметное, экстраординарное, «что-то, что нельзя было бы проигнорировать».

А сверхзадача в данном случае, по мнению Литературной газеты, очевидна. «Цель, которая влечет Березовского и ради которой он готов на все, — конечно же, не Рыбкин. Сколько голосов соберет Иван Петрович на выборах, будет ли поставлен крест на его политической карьере, как вообще сложится его судьба — это меньше всего волнует Бориса Абрамовича. Его мишень — Путин».

И вот, ради того, чтобы получить возможность хотя бы косвенно, через Рыбкина, участвовать в президентских дебатах, Березовский и провернул всю эту сложную комбинацию.

Как считает Литературная газета, такой вариант Березовскому мог невольно подсказать Владимир Жириновский, заявивший после выдвижения своего охранника Олега Малышкина: «Предвыборную кампанию буду вести лично я».

Такой же расклад, утверждает ЛГ, и у Рыбкина с Березовским.

Правда, как сообщила газета Коммерсант, ЦИК категорически отказал кандидату Рыбкину в возможности участвовать в теледебатах из Лондона посредством телемоста. Было заявлено, что телемост нельзя признать личным присутствием кандидата, как того требует закон.

Однако вряд ли это конец истории. Ситуацию исчерпывающе прокомментировала руководитель предвыборного штаба Ивана Рыбкина Ксения Пономарева в интервью еженедельнику Собеседник, «Я Бориса знаю много лет. Он, в отличие от меня, оптимист. То есть я в провальной ситуации могу опустить руки и честно сказать: «Я сделала все, что могла». Борис — другое дело, он из тех, кто бежит за троллейбусом. То есть не сдается до последнего».

А последний срок наступит только 14 марта, и сегодня нет сомнений, что БАБ ни за что не отступится от своего предвыборного проекта, от «приватизированного» им (определение обозревателя газеты Версия Леонида Радзиховского) политика Рыбкина.

Бедняга Рыбкин, пишет Радзиховский, фактически — «вещь, неодушевленный и громко говорящий предмет, принадлежащий Березовскому». Разумеется, оговаривается Радзиховский, это касается не частной жизни Ивана Петровича, а лишь сферы публичной политики.

Еще одна особенность этой ситуации — все демократические принципы соблюдены, и Рыбкин стал «вещью» Березовского вполне добровольно: «По крайней мере, на публичных торгах его не продавали — он ведь не «Норильский никель».

Впрочем, пишет Радзиховский, в России борьба между авторитарной властью и «демократической оппозицией» в целом «сводится к борьбе чиновников, принадлежащих государству, против публичных политиков, принадлежащих «олигархам».

А еще точнее — одному из них, Борису Березовскому, «так как другие олигархи давно сложили лапки перед властью, а яйца Фаберже — к ногам этой власти».

А с точки зрения известного телеобозревателя Михаила Леонтьева, это лишь первое обманчивое впечатление, что все кандидаты в президенты разные. Что «Харитонов слабо похож на Хакамаду», а тем более — на Малышкина, «человека трудной судьбы». А Рыбкину вообще осталось два пути — «либо в цирк, либо в морг, и еще повезет, если в цирк».

Как считает Леонтьев, императив поведения всех кандидатов един: «Они пытаются быть оппозицией, но совершенно не полемизируют. Напротив, они декларируют, что у них нет вопросов друг к другу. У них есть вопросы и претензии только к президенту».

Причем, как ни странно, пишет Леонтьев, претензии эти сходные. Конечно, можно представить себе, какие претензии к президенту могут быть у либералов, какие — у коммунистов, и даже — какие у националистов.

Но общих претензий у всех этих политиков, казалось бы, существовать не может: «И тем не менее, они есть. Первая — что Путин — это Путин. Вторая — что он президент».

Такая обида, как считает Михаил Леонтьев, деструктивна и даже смешна. «Но то, что на первый взгляд смешно, на деле может оказаться опасным. Это уже показали трупы в метро и недобитый Рыбкин».

Все политики-кандидаты, по мнению Михаила Леонтьева, «лишь пешки, которые передвигают совсем другие руки».

Более того, методы, которыми действует сегодняшняя оппозиция, Леонтьев называет «политическим шахидизмом»: «Взрывать политическую жизнь — это единственный генеральный метод реальной политической оппозиции. Потому что никакой другой политической программы у них нет». Все остальное давно известно: «Мы все их слышали, ведь это люди не новые. Все, что могли сказать, они уже сказали».

Возможно, к явлениям из разряда «политического шахидизма» Михаил Леонтьев мог бы отнести, например, призыв партии «Яблоко» к своим сторонникам не участвовать в выборах 14 марта, о котором сообщает пресса.

Газета Новые известия опубликовала обращение Григория Явлинского к избирателям: «Мы исходим из того, что люди видят нарастающую в стране несвободу, неравноправие участников псевдодемократических выборов, несостоятельность и даже комичность кандидатур».

Лидер «Яблока» считает, что «в этих условиях для людей демократических убеждений естественной формой протеста будет неучастие в выборах президента РФ».

Впрочем, поясняют Новые известия, назвать это обращение призывом к «бойкоту в строгом смысле слова» нельзя: высшие органы партии не принимали какого-либо постановления, обязывающего членов партии не участвовать в голосовании. Как заявила пресс-секретарь «Яблока» Евгения Диллиндорф, «решение о голосовании остается на совести каждого члена партии».

Таким образом, подчеркивает газета, решение партии носит рекомендательный характер, и с юридической точки зрения по-другому и быть не могло: ведь любой запрет на участие членов партии в выборах президента, к тому же зафиксированный решением руководящих органов партии, может рассматриваться как нарушение российского законодательства.

А газета Коммерсант напоминает, что во многих субъектах федерации 14 марта пройдут еще и региональные выборы, а также выборы в органы местного самоуправления.

Эти кампании местные и региональные отделения «Яблока» игнорировать не намерены. Поэтому, поясняет Коммерсант, «Яблоку» пришлось разработать специальную технологию, чтобы соблюсти местные партийные интересы и в то же время не запятнать себя участием во «всероссийском фарсе».

Рядовой избиратель-«яблочник» может все же прийти на избирательный участок 14 марта — но лишь для голосования на местных выборах. И, соответственно, взять только те бюллетени, которые относятся к региональным выборам, а от президентских отказаться. Если же члены избиркома будут настаивать, «президентские» бюллетени получить можно, но опускать их в урну не следует. Голосовать и в этом случае надлежит лишь «местными» бюллетенями», а «президентские» нужно унести с собой.

Впрочем, комментируют Новые известия, если учесть, что, по данным ВЦИОМ, около 25% российских граждан в выборах не участвуют никогда, скорее всего, сложные маневры сторонников «Яблока» попросту останутся 14 марта незамеченными.

В своих прогнозах социологи предсказывают на президентских выборах явку не ниже 60%, «а из регионов приходят сообщения, что местные власти разобьются в лепешку, но этот показатель обеспечат».

О том, как именно они этого добьются, рассказывает тот же Коммерсант на примере Хабаровска. Где уже объявлено, что с 1 марта городские больницы будут госпитализировать пациентов только при наличии открепительных удостоверений из избирательных комиссий.

В краевой администрации Коммерсанту простодушно подтвердили, что «врачей попросили помочь обеспечить явку на выборах президента».

Правда, чиновники краевого министерства здравоохранения сделали газете заявление, что пациентам рекомендовано запастись на случай госпитализации открепительными удостоверениями — но якобы исключительно на добровольной основе.

Между тем, еще в советские времена была хорошо известна и любима начальством всех рангов формула относительно «добровольно-принудительного» участия населения во всевозможных мероприятиях. Скорее всего, эта отечественная традиция получила, как выражалась в свое время советская пресса, второе рождение.

«Блестящая парадоксальная формула, предложенная европейскими наблюдателями на прошедших выборах в Думу: свободные, но не честные повторяется, — пишет главный редактор Московских новостей Евгений Киселев. — История опять про то же самое — про честность и честь. Честь и достоинство избирателей, которых власть явно не уважает. Потому что устами своего кандидата на второй президентский срок говорит им в лицо неправду».

В доказательство Евгений Киселев приводит цитату из выступления Владимира Путина перед своими доверенными лицами.

«Убежден, — сказал Путин, — для поступательного развития государства и общества нам необходима цивилизованная политическая конкуренция».

Это выступление кандидата №1 транслировалось центральными телеканалами в прайм-тайм в течение получаса.

Понятно, отмечает Евгений Киселев, что другие кандидаты на такое время для освещения своих программных установок рассчитывать не могут.

Таким образом, подчеркивает главный редактор МН, становится очевидно, что «от слов Путина о высшей ценности прав и свобод человека, гражданском обществе, свободе СМИ и прочих абсолютно политкорректных заявлений до реальной жизни — дистанция огромного размера».

Российская действительность выглядит довольно мрачно, продолжает Киселев: «парламент, подмятый под исполнительную власть, вытесненные на обочину политики оппозиционные демократические партии, потерявшие независимость телеканалы, Генпрокуратура как инструмент преследования политических оппонентов, «басманное» правосудие, бесправный, до смерти напуганный бизнес, возрождение такого явления, как политэмиграция. Плюс выходцы из спецслужб на каждом шагу. Плюс Чечня, где все болезни не излечены, а загнаны внутрь. Плюс террористические акты в Москве».

Все это, разумеется, могло бы стать предметом дискуссии между президентом и его соперниками во время предвыборных теледебатов, но увы! Президент от дебатов, как известно, отказался, и его конкуренты обвинили его в неуважении — и к ним, и ко всем российским избирателям.

Возможно, они и правы, размышляет главный редактор МН. Но, с другой стороны, чем российский электорат заслужил уважение власти?

«Что мы сами сделали для того, чтобы президент с нами считался? С чего бы это Путину с уважением относиться, например, к многочисленным «представителям научной общественности и творческой интеллигенции», погрязшим в подобострастии и лизоблюдстве, какого при Брежневе не было? За что Путину уважать тех же руководителей РСПП, которые вступились было за Ходорковского, но после президентского окрика: «Прекратить истерику!» — встали по стойке смирно?» И так далее.

Более того, Киселев убежден, что «совершенно иррациональное желание» 60, 70 или даже 80 процентов населения, несмотря ни на что, 14 марта проголосовать за Путина не вызовет у президента слезы благодарного умиления: «Безоговорочная поддержка — она не случайно так называется. Она не оговаривается ничем, что избиратели могли бы получить взамен».

Напротив, предсказывает главный редактор Московских новостей, чем больше голосов будет отдано Путину, тем свободнее он будет себя чувствовать и «тем меньше он будет с вами считаться».

А сверхподдержка, которую все еще оказывает население своему «президенту надежд», как называют Путина социологи, может еще не раз пригодиться. Недаром в той же речи перед доверенными лицами президент впервые заговорил о своем преемнике.

К тому же на минувшей неделе была и президентом, и Госдумой с негодованием отвергнута так называемая «ивановская инициатива», то есть идея продления президентского срока (инцидент, безусловно, удачно продемонстрировавший накануне выборов безукоризненный демократизм кандидата №1 и его верность Основному закону).

И тут же глава государства намекнул, что считает подготовку того, кто продолжит его дело после 2008 года, своей прямой обязанностью.

«При этом он, безусловно, понимает, — пишет Анатолий Костюков в Независимой газете, — что такого права у него нет, что «должность» преемника будет предметом острой борьбы элит, и эта борьба может выйти из-под президентского контроля, как едва не случилось в 1999 году».

И однако, если «иррациональная» всенародная любовь к нынешнему главе государства сохранится, его слово может много значить для избирателей.

Весь вопрос в том, сохранится ли рейтинг — и нынешние выборы-2004 станут началом ответа на этот вопрос.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ