Уроки выборов: "Не нравятся вам эти избиратели — ищите себе других"

0
12

Агентство «РОМИР Мониторинг», сообщает газета Ведомости, успело после выборов провести опрос о составе избирателей, отдавших голоса за ту или иную партию. Результаты получились очень любопытные. Выяснилось, например, что за «Единую Россию» охотно голосовали не только военные (40,3%), служащие без высшего образования (38,6%) или сельские жители (тоже з8,6%), но и студенты (40,5%!). В целом предпочтение партии власти охотнее всего отдавали люди со средним образованием (35,8%).

Главной опорой КПРФ, как и прежде, остались пенсионеры (23,8%). А сельские избиратели коммунистов подвели, отдав предпочтение «единороссам». Дмитрий Орлов из Центра политических технологий напоминает, что главной «идеей» «Единой России» была лояльность власти. И поскольку положение на селе «чуть-чуть улучшилось», там и проголосовали за власть, а не за ее критиков.

Сторонники правых нашлись во всех группах населения — среди студентов, специалистов с высшим образованием, предпринимателей и руководителей разного уровня, всюду примерно 10%. Самыми молодыми оказались избиратели СПС: чуть больше девяти процентов в возрастных группах от 18 до 34-х лет.

А вот самое интересное: за новый блок «Родина» охотно голосовали не только пенсионеры и вообще пожилые люди, традиционно патриотически настроенные, но и достаточно молодые специалисты с высшим образованием. Вообще людей с высшим образованием среди сторонников «Родины» оказалось больше всего.

По мнению специалистов-пиарщиков, это объясняется удачной агитационной кампанией «Родины», рассчитанной на «невостребованных людей с интеллектуальными претензиями». Ранее такого рода избиратели отдавали свои голоса «Яблоку», однако теперь ситуация изменилась, считает Дмитрий Орлов из Центра политтехнологий: «Интеллигенция выдала самый длинный кредит доверия для проведения непопулярных реформ, теряя в качестве жизни. Демократический подъем начала 90-х полностью исчерпан, и теперь они голосуют за тех, кто предложил хоть и популистскую, но альтернативу».

В то же время директор ВЦИОМ-А Юрий Левада утверждает в журнале Власть, что электорат «Родины» — «прежде всего коммунисты», а воздействовали на избирателей «приемами, близкими к приемам Жириновского». Идеи популизма и патриотизма, которые Глазьев и Рогозин использовали в своей кампании, есть у многих партий, в том числе — и у «Единой России». Но «Родина» наиболее полно сумела их использовать.

По данным журнала Эксперт, «умеренный национализм» сегодня — характерная черта российского среднего класса: «78% убеждены, что Россия должна сохранить свою национальную историческую идентичность, 57% хотели бы ограничить приток в страну граждан других национальностей» за исключением русскоязычных из стран СНГ. Наконец, 55% опрошенных согласны с лозунгом «В России должны править только русские». Такова сегодняшняя реальность, пишет Эксперт, «и не принимать ее в расчет неумно».

Есть и еще важный момент: выяснилось, что война с олигархами, затеянная Борисом Грызловым, в большей степени пошла на пользу именно Глазьеву с Рогозиным. Как заявил Дмитрий Рогозин в интервью Независимой газете, «избиратель поддержал те политические силы, которые выступают за окончание дикого капитализма в России». И воплощением таких сил, как оказалось, для многих стал блок «Родина». «За нами стоит средний бизнес, национально ориентированный», — пояснил Рогозин НГ.

К тому же предвыборный список «Родины», заметил журнал Власть, был составлен продуманно и даже талантливо. «С одной стороны, «Родина» обращалась к наиболее низменным народным чувствам — ксенофобии и ненависти к богатым, а с другой стороны, «голосовать за «Родину» выходило вроде как неглупо и вроде как прилично: Глазьев вот, да и Геращенко, да и женщина-доктор наук».

«9% «Родины», — пишет Власть, — это и голоса не вовсе уж звериных ксенофобов из сторонников ЛДПР, и голоса разочаровавшихся в авторе программы «500 дней» избирателей «Яблока», и голоса ненавидящих лично Анатолия Чубайса избирателей КПРФ, и даже голоса избирателей «Единой России».

Последнее, как единодушно отмечают наблюдатели, было для Кремля неожиданностью: ведь «Родина» была создана как раз для того, чтобы отнять голоса у коммунистов и тем облегчить задачу «Единой России». Власть высказывает предположение, что Кремль в последние дни был шокирован неожиданной популярностью своего нового проекта и даже пытался его, что называется, придержать. Во всяком случае, ролики «Родины» в последние 10 дней с телеэкрана практически исчезли. Тем не менее, в думу глазьевско-рогозинская коалиция прошла, «и теперь у нее безграничные амбиции, поскольку выходит, что прошла она в Думу вопреки воле Кремля».

Как заявил Дмитрий Рогозин в уже упомянутом интервью Независимой газете, «мы ощущаем себя оппозицией, которая хотела бы взять на себя ответственность и войти во власть». Рогозин считает, что Путин вполне может принять решение сформировать на основе блока «эффективное правительство»: «Тогда мы добьемся благосостояния и усилим дух нации».

По мнению директора Центра стратегических исследований Андрея Пионтковского, ЛДПР и «Родину» следует рассматривать как часть партии власти. Вместе они получили более 20%, пишет Пионтковский в Российской газете, «в основном это голоса периферии коммунистического электората, которые КПРФ потеряла в результате очень сильной кампании дискредитации коммунистов» в СМИ. Как известно, отрыв «Единой России» от КПРФ составил как раз порядка 20%. Этот результат, убежден Пионтковский, — «итог агрессивного телевизионного зомбирования населения».

Знаменитое изречение Мао Цзе-дуна «Винтовка рождает власть», по мнению директора Центра стратегических исследований, давно пора заменить на другое — «Телевидение рождает власть».

Теперь президентское большинство (включая сторонников Жириновского, Глазьева и Рогозина) составит в Думе две трети голосов, что дает возможность менять Конституцию — если такое желание у президента появится (до сих пор он утверждал, что подобные варианты его командой не рассматриваются).

К тому же же, подчеркивает Андрей Пионтковский, президентское большинство в Думе изменилось не только количественно, но и качественно: «То значение, которое будут иметь ЛДПР и «Родина», — партии, играющие на национал-популистской риторике, — может сдвинуть весь центр тяжести правительственно-президентского большинства в таком же направлении». Это тревожный симптом, считает автор, тем более что «аналогичные сдвиги на наших глазах совсем недавно произошли и внутри президентской администрации».

Обозреватель Московского комсомольца Александр Минкин полностью согласен с тем, что «выборы в России делаются по телевизору».

Этот тезис, с точки зрения Минкина, как нельзя лучше объясняет в том числе и былое могущество беглого олигарха и бывшего кремлевского кукловода Бориса Березовского.

«С тех пор, как Березовский утратил контроль над ТВ и Кремлем, все его проекты и пророчества проваливаются», пишет Александр Минкин.

В свое время, в 1999-м, Борису Абрамовичу удалось «сделать» блок «Единство» за три месяца до парламентских выборов. Однако в этом году подобный трюк с «Либеральной Россией» не удался: «Эта партия развалилась, частично превратилась в автомобильный клуб, кто-то умер, кто-то сел, куда-то делись выброшенные на ветер миллионы долларов, а результат — ничтожный».

Тем не менее, Березовский продолжает намекать на свое могущество. Он многократно, начиная с 2001 года, «назначал» конец власти Путина.

«- Почему? — спрашивали его.

— Уж я-то знаю! — отвечал он. — Вот увидите!»

Однако после парламентских выборов стало ясно: Кремль в полной мере освоил наработанные БАБом приемы: «Родина» была сделана без посторонней помощи за те же три месяца.

Сегодня «виртуальная реальность уже не в руках олигархов, — пишет Минкин. — Но она и не в руках общества. Виртуальную реальность прибрала к рукам власть».

Ловко манипулируя телевизионным временем, власть получила нужный ей результат. Демократы при этом проиграли. Однако, подчеркивает Александр Минкин, даже та небольшая часть демократически настроенных избирателей, что «в воскресный день не поленилась оторвать свой зад от дивана», составила девять миллионов человек.

Сегодня, убежден обозреватель МК, многие из тех, кто остался на диване, жалеют о том, что «их голосов не хватило, чтобы выразители их мыслей и надежд оказались в парламенте».

Реванш, напоминает Минкин, назначен на 14 марта: «В марте они придут».

С точки зрения газеты Ведомости, на сегодняшний день сан «демиурга», конструктора нового политического расклада, окончательно перекочевал от олигарха Березовского к чиновнику президентской администрации Владиславу Суркову. Соответственно, и политическое поле было полностью переформатировано — уже не в интересах олигархической верхушки, а в интересах крупной бюрократии.

Сурков за четыре года своей кремлевской службы сумел закрыть для Кремля, «практически все политические вопросы», пишут Ведомости.

В самом деле, нынешний замглавы президентской администрации появился в Кремле 15 мая 1999 года, через три дня после отставки Евгения Примакова с поста премьер-министра.

Незадолго до этого коммунисты под руководством Примакова, напоминают Ведомости, «едва не вышвырнули из Кремля первого президента Российской Федерации». После того, как атака была отбита, нужно было перехватить у левых стратегическую инициативу.

Менее чем через неделю после прихода Суркова в Кремль началась операция «Преемник»: исполняющим обязанности премьера был назначен директор ФСБ Владимир Путин.

На выборах 99-го года при непосредственном участии президентской администрации вновь созданный «Медведь» разгромил примаковско-лужковское «Отечество», разделив все командные посты в Госдуме с коммунистами. Следующим предметом заботы стало телевидение — огосударствление ОРТ, наведение порядка на НТВ, восстановление контроля над «Россией». А затем «Единство» объединилось с усвоившим урок «Отечеством», а коммунисты, не сумевшие правильно оценить ситуацию, превратились в главную мишень для Кремля.

Все это время СПС и «Яблоко», пишут Ведомости, «дорожили дружбой с Сурковым, внося посильный вклад в формирование культа Путина».

Сегодня в их помощи больше нет необходимости. 8 декабря Сурков отправил правых вместе с левыми, что называется, на свалку истории: «Незаметно для окружающих партия власти оказалась гарантом не только консолидации, но и демократии».

Впрочем, и сам Сурков, вместе с правыми завершивший свою историческую миссию, может, так же, как они, оказаться не у дел, предостерегают Ведомости: «Сплошной центр, образовавшийся на месте «политического поля», может бесперебойно функционировать под присмотром людей куда менее творческих, чем Вячеслав Юрьевич».

Поражение демократов на выборах успело породить в обществе сразу несколько мифов, пишет в Известиях Андрей Колесников.

Первый и главный из них, как считает автор, заключается в том, что правые исполнили свою историческую миссию и могут уходить.

По мнению Колесникова, те, кто высказывает такое убеждение, насильственно присваивают себе «функции господа Бога»: «Почему это вдруг историческая миссия правых в обеих Америках, обеих Европах и на всех прочих континентах не закончена, а на азиопских пространствах — завершена?» Правые идеи «много старше темно-серых стен Старой площади, и ареал их распространения шире заповедных анклавов компактного проживания начальников». Может быть напротив, замечает автор, теперь все только начинается?

Миф второй — «надо менять надоевших лидеров». Возникает вопрос — на кого менять? «На Алексея Чадаева? На Владимира Рыжкова? На «Автомобильную Россию»?» Всюду есть вполне достойные люди: «Остались сущие мелочи: харизма, набор свежих, а не освежеванных идей, и на выходе — наличие сколько-нибудь значимых процентных пунктов в рейтингах». Без этого занять освободившуюся нишу не получится, вразумляет Колесников.

Миф третий: «Деятельность правых не отвечала чаяниям среднего класса».

Между тем, напоминает автор, давно известно, что не существует прямой зависимости между уровнем дохода человека и его электоральными предпочтениями. Даже в продвинутой Москве, подчеркивает Колесников, «с ее многочисленными адаптированными к новой жизни гражданами, «Родина», выступавшая с лозунгами, приспособленными для плебса, набрала 15%». Что доказывает: среди приверженцев лозунга «отнять и поделить», как ни странно, много зажиточных людей. То есть немногочисленный российский средний класс не обязательно разделяет либеральные ценности. Даже наиболее продвинутую часть этого класса, по-видимому, отличает конформизм: «Этих людей вполне устраивает умеренный экономический (не политический) либерализм власти, президента и его партии».

Тем не менее, по мнению Андрея Колесникова, исторически обусловленное поражение правых не стоит рассматривать как окончательную дискредитацию либеральных идей в России: «Скорее наоборот. Их социальная и политическая база только начала прорастать. И если специально не травить пестицидами посевы, можно предположить, что либералы и/или демократы еще вернутся в представительную власть».

Но будут ли это те же самые демократы?

Пока что политсовет СПС, как сообщила газета Коммерсант, отказался поддержать отставку лидеров правых.

В частности, Леонид Гозман, член политсовета и член правления РАО ЕЭС, призвал своих коллег «не подчиняться требованиям толпы». Гозман напомнил, что в 1995 году тоже требовали отставки Егора Гайдара, «но без него мы бы не выиграли в 1999 году!» Эту точку зрения разделяет и научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин, заявивший, что не поддержит отставки Немцова, Хакамады, Чубайса и Гайдара.

Сам же Борис Немцов на том же заседании политсовета так определил причину проигрыша своей партии: «Общество — как маятник. В этот раз он качнулся влево, в сторону национал-социализма».

С этим, по мнению Немцова, трудно было что-то поделать: «Число выигравших избирателей от демократических реформ — 20 млн. Но число раздраженных еще больше».

К тому же, самокритично заметил Борис Немцов, «мы так и не сказали избирателю с кем мы — с Путиным или в оппозиции». Возможно, заметил Коммерсант, именно эта невнятность окончательно испортила все дело.

Как достаточно обтекаемо заметила Ирина Хакамада в интервью Независимой газете, «нынешнему либерально настроенному электорату и тенденциям в России» сегодняшние демократические партии «не совсем соответствуют».

Поэтому вызов, который им предстоит принять — «создание серьезного проекта на базе, может быть, СПС, «Яблока» и других демократических сил, но с новыми лицами, с новыми лидерами». А также с «подтягиванием более массового финансирования со стороны гражданского общества».

В то же время Хакамада убеждена, что попытка создания в новой Думе демократической фракции обречена на провал — если только ее конструирование не происходит под контролем Кремля.

Но в этом случае, подчеркнула сопредседатель СПС, смысла в существовании такой фракции немного: это всего лишь «имитационная модель демократии».

Как говорится, в этом саду могут быть искусственно высажены все цветы: «Мягкие националисты в истеблишменте, маргинальные для люмпена, коммунисты пробились сами, ну и, наконец, — правые». Чтобы было, что предъявить Западу. А что делать, если естественным образом демократические партии в нынешней России не растут?

Как заметил по этому журнал Эксперт, «не нравятся вам эти избиратели — поищите себе других».

Сама Ирина Хакамада к руководящим постам пока больше не стремится — так она заявила Независимой газете. И вообще, похоже, с лидерами — или, вернее, с тем, что называют «лицом партии» — у демократов могут быть проблемы.

С момента, когда стали известны результаты выборов, правые начали консультации с «яблочниками» о едином кандидате на президентских выборах, сообщает газета Ведомости. Однако результат пока нулевой.

Независимый депутат Владимир Рыжков, к которому обратились представители СПС и чья кандидатура, как выяснилось, не устраивает Григория Явлинского, взял самоотвод. Его примеру последовал и второй человек в списке правых — президент Чувашии Николай Федоров.

«Яблочники» вообще придерживаются мнения, проясняют ситуацию Ведомости, что демократический кандидат «должен быть руководителем одной из партий, иметь известность и хорошую репутацию». О ком идет речь, понять нетрудно.

Как заметил Коммерсанту Владимир Рыжков, для лидера «Яблока» Григория Явлинского участие в президентских выборах — «это возможность политически реабилитироваться и реабилитировать партию».

Ведомости напоминает, между тем, что на президентских выборах 2000 года за Григория Явлинского было отдано 5,8% голосов. Мнения относительно его сегодняшних перспектив расходятся.

Гендиректор Совета по национальной стратегии Станислав Белковский полагает, что, если Явлинский выдвинется самостоятельно, он наберет не менее 6-7%, «что больше, чем собрал бы любой общий кандидат». Известный политолог, руководитель аналитической дирекции «Первого канала» Марат Гельман уверен, что показатели Явлинского будут выше — на уровне 10%. Гельман считает, что если «Яблоко» выдвинет Явлинского, СПС так или иначе придется его поддержать.

Пока же СПС продолжает настаивать на «нейтральной фигуре». Более того, по наблюдениям все того же Владимира Рыжкова: «У меня впечатление, что две стороны сегодня дальше друг от друга, чем неделю назад».

Между тем, тревожится издание Газета, времени для согласования у демократов остается все меньше. Как непрошедшим в Думу партиям, им придется собрать в поддержку своего кандидата 2 миллиона подписей — что будет крайне сложно, учитывая предстоящие новогодние и рождественские праздники. Между тем ЦИК будет принимать документы на регистрацию с 24 до 28 января.

Гендиректор Центра политических технологий Игорь Бунин заявил Ведомостям, что СПС и «Яблоко» упускают свой последний шанс: они «не извлекли никакого урока из проигрыша на думских выборах». Возможности Явлинского на президентских выборах Бунин оценивает более, чем скромно — в пределах 3%.

В общем, как предполагают Ведомости, есть опасность, что в марте нам предстоит выбор между бесспорным фаворитом президентской гонки Владимиром Путиным и его «группой поддержки» — в лице Геннадия Зюганова и Владимира Жириновского.

Каков средний класс в России — таковы и возможности представляющих его политиков.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ