Очередная серия "войны с олигархами": "российское общество как "опасная болотистая местность"

0
16

Неделя началась зловеще.

Пресса сообщила, что сотрудники Генпрокуратуры, продолжая ставшее воистину бесконечным расследование о злоупотреблениях в ЮКОСе, не ограничиваются изучением налоговых нарушений в подконтрольных компании структурах. На свет оказались извлечены давние, 1998-го года, дела о громких убийствах мэра Нефтеюганска Владимира Петухова, руководителя строительного предприятия «Монолит» Николая Филиппова и гендиректора ЗАО «Томск-Нефть-Восток» Александра Берлянда. В Генпрокуратуре убеждены, проинформировала своих читателей газета Время новостей, что эти дела «так или иначе связаны с ЮКОСом».

В ЮКОСе эту позицию прокуроров назвали циничной, подчеркнув, что сама попытка связать компанию с давними уголовными делами — лучшее доказательство отсутствия каких-либо доказательств ее участия в экономических преступлениях. «Генеральная прокуратура пытается спасти честь мундира, нанеся максимальный ущерб репутации компании», — приводит Время новостей комментарии представителей ЮКОСа.

Итак, количество дел против ЮКОСа достигло семи, причем чисто экономическими можно считать лишь два из них, связанные с запросами депутатов Бугеры и Юдина (по этому делу был арестован Платон Лебедев).

Газета Коммерсант решила оценить пропагандистский эффект войны прокуроров с ЮКОСом, для чего и обратилась к «специалистам в области PR». Специалисты разделились на две категории.

Часть из них утверждает, что Генпрокуратура в своих действиях против ЮКОСа не ставит перед собой никаких PR-целей. Эта категория экспертов согласилась, как выразился Коммерсант, согласились дать «неанонимные комментарии».

Например, бывший вице-президент по связям с общественностью компании «Славнефть» Андрей Шторх считает, что обе стороны ведут себя вполне достойно. ЮКОС, по мнению Шторха, в очередной раз продемонстрировал высокий профессиональный уровень своей PR-службы: «В кризисной ситуации они выдают много производственных новостей, нивелируя негативный фон». Что же касается правоохранительных органов, они ни в коем случае «не должны заниматься пиаром, и очень хорошо, что они им не занимаются».

Все неприятности этого рода, по мнению Андрей Шторха, связаны с морально нечистоплотными людьми, которые всего лишь «пользуются моментом». В результате чего и появляются «депутатские запросы по материалам заказных статей или вбросы несуществующего негатива от имени прокуратуры».

Однако большинство PR-экспертов пришли к выводу, что ЮКОС не сумел дать своим преследователям достойный отпор.

Например, известный политконсультант Модест Колеров считает, что реакция ЮКОСа на обвинения свидетельствует о растерянности его руководства: «Если это юридические обвинения — надо было давать юридический ответ, а не апеллировать к Америке или пятому пункту». Колеров подчеркнул, что в ЮКОСе не сумели как следует воспользоваться даже тем, что большинство СМИ встало на сторону компании.

Те же из экспертов, кто высказался о ситуации в более резкой форме, пожелали сохранить анонимность. По мнению одного из них, безымянного «PR-специалиста одного из конкурентов ЮКОСа, причина PR-пассивности компании «не в профессиональных качествах его пиарщиков, а в отсутствии политической воли руководства компании». Этот эксперт был нелицеприятен: «То, что мы сейчас наблюдаем, — это нескоординированная хаотичная истерика либеральной части политической элиты, которая в сложившейся вокруг ЮКОСа ситуации видит угрозу своему привилегированному положению в современном российском обществе».

Другой анонимный эксперт обратил внимание Коммерсанта на то, что, хотя СМИ фактически выступили на стороне ЮКОСа (не в последнюю очередь потому, что это один из крупнейших российских рекламодателей), прямых материалов в защиту компании практически нет: «Потому что есть прямая установка главным редакторам газет и телепрограмм не «мочить» Генпрокуратуру».

Между тем, замечает газета, за две недели с начала атаки на ЮКОС его акции обесценились на 25%, а капитализация компании снизилась на 8 миллиардов долларов. «Скорее всего, падение продолжится и на этой неделе, если ЮКОС не ответит Генпрокуратуре по делам пятилетней давности», — заключает Коммерсант.

Впрочем, по данным Независимой газеты, в президентской администрации под руководством самого Александра Волошина уже готовится план выхода из сложившейся, явно тупиковой ситуации.

Причины этих действий очевидны: с одной стороны, согласно «некоторым социологическим замерам», россияне вроде бы одобрительно отнеслись к гонениям на олигархов. С другой стороны, как утверждает ФОМ, более половины опрошенных-немосквичей даже не слышали о событиях вокруг ЮКОСа.

Во всяком случае, как считают в президентской администрации, «электоральный эффект от произведенных арестов» несоизмерим с ущербом для имиджа России и репутации ее бизнеса. Поэтому, как утверждает НГ, дело ЮКОСа решено «спустить на тормозах».

Советники Владимира Путина якобы уже начали готовить заявление, с помощью которого президент сможет снять напряжение вокруг кампании против Ходорковского. Предполагается, что в заявлении должна прозвучать критика в адрес обеих сторон конфликта — силовиков с их топорными методами расследования «сложных финансовых историй», но также и представителей бизнеса, позволяющих себе «злоупотреблять своими мощными экономическими ресурсами при лоббировании экономических интересов».

Правда, пока неизвестно, захочет ли Владимира Путин прислушаться к этим советам. Тем более, что у него, по данным газеты, на ближайшие две недели столь напряженный график, что может и не оказаться времени и повода для публичного выступления в связи со скандалом вокруг ЮКОСа.

Есть и другие обстоятельства, способные помешать президенту вмешаться в эту интригу.

На прошлых выборах Владимир Путин победил под лозунгом наведения в стране порядка, напоминает редактор отдела политики журнала Власть Илья Булавинов. Тогда в Кремле пришли к выводу, что электорат испытывает потребность в «сильной руке». Был найден соответствующий персонаж, способный, с одной стороны, соответствовать этим чаяниям, а с другой — гарантировать сохранение накопленных к этому моменту «базовых ценностей».

Ключевым моментом избирательной кампании Владимира Путина стало, как известно, наведение конституционного порядка в Чечне. Власть убедительно демонстрировала свою силу и жесткость, причем в достаточно далекой от жизненно важных интересов элиты сфере. Правда, впоследствии было и равноудаление олигархов, и наступление на губернаторов, и усиление контроля за СМИ — однако, все это — с соблюдением правил игры. По большому счету, пишет Илья Булавинов, до определенного момента никто из тех, кто согласился на условия нового президента и отказался от покушений на его политическое единоначалие, всерьез не пострадал.

Однако сегодня, за год до очередных президентских выборов и за полгода до думских, которые также крайне важны для Кремля, выяснилось, что ситуация, в общем-то, не изменилась. Народ по-прежнему хочет порядка, и на сей раз соответствовать его требованиям будет сложнее. Чечня, несмотря на все пиар-усилия власти, остается главной российской проблемой. Более того, она превратилась в близкую, повседневную угрозу для каждого избирателя, что, понятно, не способствует благорасположенности этого избирателя к власти.

На этом фоне резкая активизация правоохранительных органов становится более понятной: она, по мнению автора, органично вписывается в начавшуюся предвыборную кампанию Владимира Путина. «Люди недовольны произволом милиции — появляется дело «оборотней». Люди возмущены богатством олигархов — начинается атака на ЮКОС».

«Заговор олигархов — несомненно, хит нового политического сезона, — пишет Павел Вощанов в Новой газете. — Ничем другим так легко не привлечь избирателей на свою сторону».

Сюжет прост: «общество должно поддержать нынешнюю власть и нынешнюю партию власти хотя бы потому, что они начали — надо бы, конечно, раньше, ну да ладно! — борьбу с олигархами». Тем более, что те, не удовлетворившись экономическим могуществом, намерены прибрать к рукам и политическую власть в стране. Следовательно, необходимо, забыв о претензиях к власти, поддержать на выборах президента и те силы, которые за ним стоят.

Автор приводит данные неких «замеров общественного мнения», «закрытых опросов», проведенных по заказу Кремля «одной из влиятельных и независимых социологических служб». Они, как утверждается, весьма далеки от «жизнерадостного оптимизма, который ежедневно демонстрируют политики из многочисленных «партий власти». Можно даже назвать эти результаты шокирующими: как выяснилось, на сегодняшний день 39% избирателей намерены на предстоящих выборах поддержать коммунистов и лишь 17% — «Единую Россию».

Более того, в России есть регионы, где призыв «Вместе с президентом!» не гарантирует не только первого, но и второго места в избирательной гонке. Отсюда простой вывод: победу главному претенденту может обеспечить вовсе не всенародная поддержка (об этом речь больше не идет), а лишь отсутствие полноценной конкуренции. Понятно, что в таких условиях предвыборная зачистка политического поля просто необходима.

«Во всем, что сейчас происходит в отношениях власти и бизнеса, чувствуется немалый налет предвыборности, — пишет Вощанов. — «Наезды» на ЮКОС и Ходорковского случились именно тогда, когда главная из многочисленных «партий власти» фактически начала свою предвыборную кампанию». Отсюда и громкие заявления о борьбе с коррупцией Бориса Грызлова: «Известный всему миру сортир теперь надобно приспособить для другой клиентуры. И чем звонче будут имена, тем лучше. Так быстрее забудется то, что в уходящем сезоне, несмотря на решительные заверения, это богоугодное заведение чаще всего пустовало».

И хотя взрывы в Москве ослабили впечатление, произведенное раскрытием «заговора олигархов», над его реанимацией нынче работает целая команда профессионалов. И теперь, что бы ни произошло, считает автор, избирателю будет предложено руководствоваться именно этой версией.

Тем более, что в нашей стране любые гонения на богатых традиционно воспринимаются радостно — как восстановление некоей справедливости, как начало «многотрудной работы по наведению порядка в стране». Именно поэтому, подчеркивает Павел Вощанов, всякие сомнения на этот счет воспринимаются низами довольно агрессивно: «Понятно, отчего вам так не нравится — тоже, небось, рыльце в пуху!»

Компания «Ромир-Мониторинг» по заказу газеты Ведомости произвела опрос населения на предмет отношения к представителям крупного бизнеса.

Результаты впечатляющие: 74% негативно оценивают роль олигархов в истории страны на протяжении последнего десятилетия. Применительно к сегодняшнему дню такого мнения придерживаются 77%. Столько же -77% ! — граждан считают, что итоги приватизации нуждаются в пересмотре. Причем передел собственности поддерживают категории респондентов, обозначившие себя, как «предприниматели (77%), «руководители» (88%), специалисты с высшим образованием» (87%). Чуть более сдержанно настроена молодежь в возрасте от 18 до 24 лет — здесь за пересмотр приватизации выступают 63%, а также «студенты» — 53%.

Недаром директор ВЦИОМ Юрий Левада не считает молодежь политически сознательной группой. «Молодые люди не помнят советского прошлого, — пояснил Левада Ведомостям, — они хотят жить как на Западе, но при этом жаждут мести по отношению к богатым».

57% опрошенных оказались не против уголовного преследования капиталистов государством. Еще 31% считает это возможным в исключительных случаях. Эту кровожадность исследователи объясняют уверенностью россиян, что все крупные состояния получены незаконным путем: так думают 88% граждан и 72% предпринимателей.

В общем, налицо, как выразился в Независимой газете Глеб Павловский, «предельная нестабильность базовой системы собственности в стране». Именно это, а отнюдь не только наличие у власти политических проблем и продемонстрировала, по его мнению, ситуация с ЮКОСом.

При любом исходе конфликта, пишет Павловский, «очевидна шаткость всей общественной конструкции нынешней государственности». При этом, с точки зрения главы ФЭП, в сущности, не имеет смысла вопрос кто именно и с какой целью в очередной раз ее расшатывает: «Это очень похоже на то, что, если вы оставите бумажник с деньгами на станции метро, к утру он, безусловно, исчезнет. Но вряд ли имеет смысл проводить расследование, кто его взял». Та же ситуация, пишет Павловский, и с частной собственностью в России: «Частной собственности в России нет — это окончательный результат анализа в данной ситуации».

Надо сказать, что результаты опроса РОМИР представителей крупного бизнеса, в общем, не шокировали. Вице-президент РСПП Игорь Юргенс философски заметил Ведомостям: «Классовая ненависть существовала и будет существовать».

Юргенс высказал предположение, что если бы провести подобный опрос в «черных кварталах американских городов», результаты были бы примерно те же. Тем не менее российское общество он назвал в сердцах «опасной болотистой местностью».

А по мнению заместителя гендиректора холдинга «Интеррос» Сергея Алексашенко, сам термин «олигарх» применим исключительно к событиям 1996-1998 годов и в наше время должен быть решительно исключен из употребления.

Между тем руководитель проектов «РОМИР-Мониторинга» Александр Музафаров пояснил Ведомостям, что, судя по всему, в представлении российских граждан приватизация собственной квартиры и приватизация кем-то завода — явления принципиально разные. Поэтому»морально-нравственная установка на изъятие «неправедно приобретенного» не противоречит пониманию пагубности такого шага на уровне здравого смысла».

Возможно, поэтому целых 15% процентов участников опроса испытали радость при известии об аресте Платона Лебедева. Впрочем, 38% отнеслись к этой новости безразлично, а еще столько же ничего не слышали об «олигархических войнвх». Злорадство, как выяснилось, имеет и географическую составляющую: больше всего рады аресту миллиардера на Дальнем Востоке (28%), на втором месте — Сибирь (26%). Меньше всего интересуются судьбой олигархов в Поволжье — там ничего не слышали о последних событиях 57%.

В общем, олигархов явно не любят. Впрочем, как считают Ведомости, нелюбовь пока, во всяком случае, не сопровождается призывами к революции и экспроприации экспроприаторов. «Крупные бизнесмены воспринимаются гражданами как существа другого вида, и относятся к ним соответственно — с презрением и безразличием».

Между тем, такая ситуация, как подчеркивает газета, не дает олигархам даже надежды на безопасность: «Крупный бизнес, который бесконечно далек от народа, остается наедине с государством, которое с молчаливого согласия граждан имеет полную свободу действий в отношении капиталистов».

У олигархов в стране нет никакой базы, кроме финансовой, а она, как уже было сказано, оказалась достаточно шаткой. При том раскладе, который удалось выявить РОМИР, пишут Ведомости, у них (олигархов) «нет даже возможности пугать своих политических противников предчувствием гражданской войны».

Однако эту точку зрения разделяют далеко не все наблюдатели.

Уже упоминавшийся сегодня обозреватель Новой газеты Павел Вощанов считает, что власть «допускает серьезную ошибку, делая ставку на неприязнь россиян к чужому богатству». Тем более в контексте предстоящих выборов.

Последствия такой политики, утверждает Вощанов, неизбежно скажется позднее, «когда победившая власть даст задний ход, а зерна неприязни, попавшие в души россиян (благодатная, надо сказать, почва), дадут обильные всходы». Есть все основания предполагать, подчеркивает автор, что России в ближайшем будущем «предстоит пережить болезненный период социального противостояния».

«Сидя в стеклянном доме, не стоит бросать камни» — эта идея никак не доходит до политического руководства прокуратуры, и не только прокуратуры, — пишет Леонид Радзиховский в газете Время MN. — Как только в Москве начинают аукаться олигархи и прокуроры — в России радостно «откликаются» рабочие, поворачивая трудовые споры в неправовое русло».

Пусть высшие государственные чиновники, начиная с Михаила Касьянова упорно повторяют, что «передела собственности не будет», пусть телевидение — «государственная пропагандистская машина» — не ведет кампанию против крупного бизнеса. «Но увы, — замечает автор, — есть идеи, которые надо долго вдалбливать в голову и все равно не вдолбишь (частная собственность священна и неприкосновенна), а есть идеи, которые всегда сидят в подсознании и достаточно малейшего сигнала, даже не сигнала, а намека на сигнал, чтобы эти идеи проснулись и овладели массами. «Грабь награбленное!» — как раз из последней серии».

В складывающейся ситуации массы еще не перешли к делу, по мнению автора, лишь потому, что в России нет политической партии, «организующей и направляющей стихийный протест масс». Вернее, место этой партии занимают неповоротливые и аккуратные «бюрократы тов. Зюганова». Но до каких же пор, спрашивает Леонид Радзиховский, «этот атлант Зюганов может один нести на своих плечах или прикрывать своей богатырской грудью все дрожащее здание российского капитализма?»

Ведь каждый раз, когда у граждан возникает ощущение, что в вопросах «большой собственности» существует неопределенность, начинает, по выражению Радзиховского, «задувать левый ветер». Он кажется слабым, но если однажды дунет во всю силу, «карточный домик российского капитализма может рухнуть — и в провинции, и в Москве.

При этом, с одной стороны, все понимают, что любой передел собственности может принести одни лишь беды не только крупным собственникам, но и каждому российскому гражданину. Об этом свидетельствует крайне негативный исторический опыт нашей страны.

С другой стороны, «чувство несправедливости и неокончательности сегодняшних отношений собственности» все равно остается, и, разжигаемое искусственно, оно может вызвать большой пожар. Если «верхи не могут» действовать в соответствии с установленными правилами обращения с собственностью, низы тем более не желают соблюдать эти правила.

В этой ситуации, по мнению автора, задача у власти может быть лишь одна: «подморозить Россию». То есть «ясно объяснить и раз, и два, и еще много-много раз, что права собственности в нашей стране отстаиваются всей силой госмашины, и не являются предметом торга, споров, толкований и «толковищ».

Формально с этим положением вроде бы никто не спорит, но при каждом очередном конфликте лодку вновь начинают раскачивать. Причина, как считает Леонид Радзиховский, проста: «Верхи» ничего не боятся, видят только друг друга, свои игры и конфликты. Зря не боятся, зря не видят низов».

Готова ли власть решительными действиями прекратить развязанный конфликт? Дмитрий Фурман, комментируя в Московских новостях единственное публичное заявление президента, связанное с делом ЮКОСа, замечает, что сказанное можно было истолковать двояко: в нем содержалось «и как бы некоторое одобрение прокуратуры, и как бы некоторое ее осуждение, на которое прокуратура не прореагировала».

Это высказывание Владимира Путина, по мнению автора, совсем не вяжется с его образом жесткого и решительного политика, олицетворяющего пресловутую власть «сильной руки». Во всяком случае, оно очень далеко от афористичного «мочить в сортире», с которого некогда начался знаменитый путинский рейтинг.

Эта двойственность и неопределенность, считает Дмитрий Фурман, связана не с особенностями характера нынешнего главы государства, а с ролью, которую он вынужден играть на протяжении последних лет.

Главный смысл ее, как уже неоднократно было сказано, состоял в наведении порядка: «Порядка, традиционного для России, по которому наше общество уже истосковалось». Понятно, что «кинематографическая твердость» и чеканные фразы были составляющими искомого образа, они стали важными компонентами электоральных успехов президента.

Однако здесь же заключается ловушка: порядок не имеет смысла сам по себе, он обычно наводится ради высоких, стратегических целей. Президент, вне всякого сомнения, пишет автор, желает, чтобы Россия стала демократическим государством с рыночной экономикой и вошла в число развитых стран. Однако, отмечает Дмитрий Фурман, очевидно, что «традиционный русский порядок и рыночное развитие могут сочетаться лишь с трудом и в течение ограниченного времени».

Далее приходится выбирать — либо порядок, либо рынок: «Развитие капитализма неизбежно порождает слой людей, самой своей жизнедеятельностью нарушающих и разрушающих тот порядок, к которому стремится президент». А попытки навести этот порядок, напротив, разрушают капитализм.

С одной стороны, замечает Дмитрий Фурман, никто не заставлял Ходорковского вести себя не как российский, а как американский миллиардер — делать ЮКОС «прозрачным», публично объявлять, что он будет на выборах поддерживать не «партию власти», а СПС и «Яблоко». Веди он себя поосторожнее, вполне вероятно, нынешние неприятности его бы миновали.

С другой стороны, автор не сомневается, что «сигнал «фас», который уловила прокуратура», вряд ли был столь уж прямолинейным. Он наверняка не включал в себя требования арестов и обысков, и уж во всяком случае, как считает автор, фразы «даже если это будет стоить нашей экономике миллиардов», сказано, безусловно, не было.

Таким образом, президента, что называется, подставили: вернее, поставили перед выбором, который он сделать не может и не хочет.

Но еще более серьезная проблема, по мнению автора, заключается в том, что перед подобным выбором стоит не только президент, но и страна в целом. Нам предстоит решить, что предпочтительнее — рынок, который неизбежно требует свободы соответствующих демократических процедур либо привычный для России авторитарный порядок.

Хотелось бы верить, что этот выбор еще остается.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ