Сталин и Путин: иные нынче времена?

0
14

5-го марта исполняется пятьдесят лет со дня смерти Сталина.

Уже полвека прошло с того дня, когда «март великодушный» (определение Булата Окуджавы) избавил одну шестую часть суши от бессменного, и как многие всерьез считали, бессмертного диктатора.

Иные нынче времена. Как пишет в Новом времени, Валерия Новодворская, «другая эпоха, другая техника, Интернет, другой мир вокруг».

И однако, как утверждает та же Валерия Ильинична, России ничто не помогло — ни память о Большом терроре, ни «душераздирающая лагерная литература», ни Солженицын, ни свободное общение с запретным прежде Западом «не умалили мрачных твердынь Его царства». Похоже, уроки из собственного исторического опыта так и не извлечены.

Причем речь вовсе не о тех, кто сегодня носится с портретами «великого вождя» и пишет на стенах российских городов «Сталин прав», — с ними как раз более или менее все ясно. В удовольствии общественного эпатажа не отказывают себе и в самых благопристойных западных странах. К тому же политические радикалы, как всем известно, одна из самых опасных категорий буйнопомешанных — так их и воспринимают. Но вовсе не только одни радикалы в эти дни с пиететом вспоминают «отца народов».

Павел Гутионов в Новой газете, рассказывая о выставке, которую посвятил Сталину московский Музей современной истории (относительно недавно — Музей революции), пишет: «Как было сказано на ее открытии, наступает время ОБЪЕКТИВНОЙ оценки деятельности этого человека, время ухода от черно-белых характеристик, когда «одни безмерно превозносят его, а другие безмерно поносят». Сама выставка, отмечает автор, именно так и построена: «Вдоль одной стены — аргументы «за», вдоль другой — «против». С подтекстом, что истина, как обычно, — посередине».

Между тем, как считает Гутионов, проблема Сталина вовсе не сводится к исторической оценке его личности: «Это проблема нашего сегодняшнего политического выбора». И отнюдь не случайно, по мнению автора, общество настойчиво подталкивается к мысли, что «невзирая на некоторые ошибки», путь, избранный Сталиным, был в целом верным и исторически перспективным. «Совершенно очевидно, пишет обозреватель Новой газеты, — что у кого-то возникает соблазн попробовать ступить на него еще раз. И, давайте признаемся себе честно, ситуация складывается для этого вполне благоприятная».

Газета Известия приводит свежие данные опроса Фонда «Общественное мнение»: 36% россиян считают, что Сталин за время своего правления сделал больше плохого, чем хорошего. 29% уверены в обратном. А еще для 34% Сталин — просто один из персонажей российской истории, и нет смысла говорить о каком-то особом к нему отношении.

Трудно представить себе, замечает по этому поводу обозреватель Известий Андрей Колесников, чтобы 29% сегодняшних немцев заявили, что Гитлер сделал для страны больше хорошего, чем плохого, а канцлер ФРГ признал бы за фюрером некоторые заслуги и вспомнил о том, что с его именем солдаты вермахта шли в бой.

Россия же — страна самобытная. Недаром, замечает Валерия Новодворская в уже упомянутой статье, стоило нынешнему российскому президенту «произнести пароль о государстве, славе, величии», как тут же сработали стереотипы: «Дзержинского на Лубянку, Сталинграду вернуть его историческое название, в Чечне война на уничтожение, в России поймаем всех шпионов» и т.д. При том, что «каждый второй журналист — шпион, и каждый третий ученый — тоже».

В общем, решительно подводит итог Валерия Ильинична, «тоталитаризм — это торжество слабости, ничтожества и бездарности… А слабость, бездарность и ничтожество неистребимы». Так что удивляться нечему.

Вместе с тем Новодворская дает совет президенту — не забывать: «Тоталитаризм — это такая железная цепь, что за одно звено ухватишься (за советский гимн, скажем) и обязательно вытянешь все остальные. Главное — сказать пароль».

Впрочем, предостережения Валерии Ильиничны сегодня — глас, вопиющий в пустыне. Старые заповеди тех, кого нынче пренебрежительно именуют «демшизой», давно уже не в ходу.

В наше время, пишет Еженедельный журнал, посвятивший целую подборку публикаций исследованию темы «власть и интеллигенция», в моде выраженная любовь к госвласти, ее символам и носителям. И прежде всего — к главе государства.

Традиции русской интеллигенции — по определению оппозиционно настроенной — отмирают. Не восприняты и традиции западных интеллектуалов, привыкших держать дистанцию по отношению не только к власти и государству, но также и к обществу. Новая российская интеллигенция, как достойная преемница интеллигенции советской, способна лишь на «судорожные метания от ненависти и презрения» к властям до беззаветной преданности им же.

В свое время, напоминает Журнал, тот же Сталин произвел на новую советскую интеллигенцию сильное впечатление: «Он завораживал и интриговал. Мало говорил и очень пристально смотрел». Впоследствии, правда, к этим чувствам прибавилось ощущение ледяного ужаса — что ничуть не ослабило впечатление.

Отечественная интеллигенция впала в летаргию, от которой ее пробудили Хрущев и разоблачения «культа личности». (Между прочим, Андрей Колесников утверждает, что выражение «культ личности», равно как и «перестройка», и многие другие, впервые употребил именно Иосиф Виссарионович).

Впоследствии, уже на памяти нынешнего президента, интеллигенция пыталась любить даже Андропова — уж очень он выигрышно смотрелся со своей образованностью и тягой к поэзии на фоне нелепого и косноязычного Брежнева.

И сегодня в России вновь воцарилась мода на лояльность. Как говорят теперь в хорошем обществе — нынче «быть в оппозиции пошло».

Конечно, российские интеллектуалы, замечает Еженедельный журнал, отчасти «транслируют общественные настроения». Действительно, российское общество продолжает всей душой любить президента, «и буквально ничто — ни «Курск», ни Чечня — не сказываются на силе этой любви».

С другой стороны, массы, в общем, можно понять, полагает журнал: «Общество любит в президенте свою последнюю надежду на перемены к лучшему».

Что же касается тех, кто составляет сегодня громкоголосый хор, прославляющий власть, эти люди и в прежние годы («при ныне охаиваемом Ельцине») жили неплохо — не бедствуют они и теперь. Так что в своей, несколько натужной экзальтации они руководствуются отнюдь не только меркантильные соображения.

Просто «в последние годы стыдным оказалось быть неуспешным, — поясняет Журнал. — А нынешняя власть повернула дело так, что успешным можно быть, лишь более или менее прислонившись к ней».

Опять же сегодня «надоели ворчащие и брюзжащие. Модно быть счастливым и довольным жизнью». Что, естественно, никак не монтируется с оппозиционными настроениями.

Итак, по некоей сумме причин у российской элиты в моде государственная идея.

Впрочем, как утверждает уже цитированный сегодня обозреватель Новой газеты Павел Вощанов, говорить о настоящей элите в посттоталитарной России не приходится. Сегодня мы имеем всего лишь подобие национальной элиты, так сказать, суррогат.

Эта псевдоэлита, по мнению автора, имеет немало отличий от элиты подлинной: например, она полностью интеллектуально бесплодна. Кроме того, она никогда не ориентируется на результат дела — только на внешний эффект: «Поэтому пиар в России стал сутью политики».

И конечно, политическая псевдоэлита не может существовать без Хозяина: «Холуйство — ее естественное состояние. Она свободна только очень короткий миг — между уходом старого покровителя и приходом нового».

Впрочем, ни президента, ни его окружение нет смысла упрекать за разразившуюся вакханалию любви к власти. Самим властям не приходится ничего ни придумывать, ни организовывать. «За них все сделают очень известные в нашей стране люди с врожденным чутьем на высочайшую благодарность: сами придумают культ, сами навяжут его народу, сами потом пострадают от содеянного и будут безропотно томиться в ожидании перемен к лучшему. А когда эти перемены наступят, все пойдет по второму кругу». Или по тысяча второму.

По мнению Павла Вощанова, беда страны и общества в том, что нынешняя элита для них абсолютно бесполезна для общества: «масштаб задач, которые стоят перед страной, не соответствует масштабу личностей, которые решают эти задачи». Отсюда нередко возникающее впечатление некоего политического карнавала в стране — если не сказать, балагана.

Обозреватель радио «Свобода» Виталий Портников, комментируя в Еженедельном журнале одну из последних публичных акций «Единой России» — вручение партийных билетов известным актерам, музыкантам и деятелям шоу-бизнеса, невозмутимо заметил: «Вся суть политической жизни России — это освоение денег».

В самом деле, партия «Единая Россия» — партия власти — пока популярна далеко не так, как хотелось бы ее кураторам, и потому ее необходимо «раскручивать». Деньги на «раскрутку» найдены, теперь их необходимо «освоить».

Принимается всем понятное решение: как можно больше шумных акций. Одна из таких акций — привлечение в партию известных артистов, народных любимцев.

«Ведь что мы имели до этого? Щиты на шоссе с портретами г-на Беспалова», — замечает Виталий Портников. Однако портреты этого господина скорее отпугивали избирателя, демонстрируя истинное лицо партии, претендовавшей в российском политическом спектре на лидерство. Понятно, что показ по телевидению вручения партбилетов звездам должен исправить положение. К тому же, российские звезды — люди, конечно, «аполитичные, но связанные бизнес-интересами». И потому в помощи пропрезидентской партии не откажут.

Нельзя не заметить, что в рядах «властителей дум» произошла заметная ротация, пишет Слава Тарощина в газете Время MN.

Прежние «инженеры человеческих душ» — писатели были востребованы в российской политике лишь однажды — во времена первого съезда народных депутатов. «С тех пор их приличные дома не зовут». И если когда-то «первой предвыборной ласточкой шелестел по экрану Марк Захаров, теперь — Александр Буйнов».

Попросту говоря, «народы нынче пасут не интеллигенты, а представители шоу-бизнеса». Так что негодовать нет повода — власть обращается за поддержкой к тем, кто сегодня на виду, оставив интеллигенцию наедине с ее традиционными и горестными размышлениями о несовершенстве российского государства и общества.

Что же касается бывшего председателя генсовета «Единой России» Александра Беспалова, обвиненного соратниками по партии в падении партийного рейтинга, на прошлой неделе он покинул свой пост.

Как утверждает издание Газета, в качестве почетной отставки Беспалову предлагали «стать послом в какой-нибудь стране». Однако он предпочел возглавить департамент по информационной политике «Газпрома» — место, которое недавно освободил Александр Дыбаль, ныне гендиректор «Газпром-медиа».

Сотрудники «Газпрома», как пишет газета Коммерсант, утверждают, что Беспалов был назначен «внезапно и с самого верха». Коммерсант сообщает, что в прошлом году на рекламные и спонсорские проекты, в том числе — на поддержку канала НТВ, который будет теперь курировать г-н Беспалов, «Газпром истратил 1,5 млрд рублей. В нынешнем, предвыборном году на эти цели запланировано 2,2 млрд рублей. Между тем во времена Рема Вяхирева эта статья расходов была значительно больше — до 13 млрд рублей. Как считают в «Газпроме», «путинский выдвиженец» Беспалов вполне может увеличить спонсорские выплаты компании до этого уровня или даже его превысить: «Ведь до президентских выборов остается все меньше и меньше времени». Хотя понятно, что росту капитализации «Газпрома» подобные нововведения способствовать не будут.

Газета Ведомости оценивает новое назначение Беспалова как опалу, связывая ее с его неуклюжими акциями и заявлениями на посту лидера «Единой России». Впрочем, оговаривается газета, стоит помнить, что для политика опала — пусть даже заслуженная — состояние отнюдь не пожизненное: «Особенно если вина опального не в недостатке лояльности, а просто в непрофессионализме».

Во всяком случае, утверждают Ведомости, устраивать политические похороны г-на Беспалова преждевременно.

Между тем, как пишет в Еженедельном журнале Юлия Латынина, ведущая программы «Есть мнение» на ТВС, похоже, что «пересадка головы» (замена Александра Беспалова на Бориса Грызлова) партии власти пока не помогает.

Об этом наглядно свидетельствуют итоги губернаторских выборов в Магаданской области, где, несмотря на использование на полную мощность административного ресурса полпредста и «Единой России», для поддержки одного из кандидатов, мэра Магадана Николая Карпенко, победил его соперник Николай Дудов.

Конечно, комментирует Латынина, ничего страшного не произошло: г-н Дудов немедленно вступит в «Единую Россию», как сделал это его мордовский коллега Николай Меркушкин, победивший у себя в республике «с результатом, близким к саддамовским». Однако партийцы, подобные Дудову или Меркушкину, считаться ставленниками «единороссов» не могут — они, по выражению автора, суть «переходящее знамя любой партии власти».

Таким образом, вместо укрепления вертикали власти путем заполнения ее на разных уровнях своими, проверенными людьми, «Единая Россия» задним числом принимает в свои ряды победителей. Которые, понятное дело, идут на такой шаг из чисто конъюнктурных соображений.

Впрочем, новый лидер «ЕР» Борис Грызлов заверил своих соратников на пресс-конференции, спешно собранной по итогам магаданских выборов: «Мы найдем рычаги влияния на тех горе-администраторов, которые будут оставлять запросы администрации без внимания».

И все же, как считает Юлия Латынина, вряд ли подобные заявления, пусть даже со стороны главы МВД, обеспечат «Единой России» высокий рейтинг на выборах.

По мнению журнала Власть, единороссы проиграли выборы в Магадане как раз потому, что «вели слишком агрессивную избирательную кампанию и упирали на поддержку Николая Карпенко со стороны «Единой России» и федерального центра». В ответ на давление избиратели и проголосовали «от противного» — в знак протеста.

Эти обстоятельства было бы очень полезно учесть при разработке предвыборной стратегии партии на федеральном уровне.

Между тем, подчеркивает Власть, многочисленные региональные выборы показали, что «Единая Россия» чаще всего ведет себя как раз по магаданскому образцу. К тому же на федеральных выборах губернаторы будут ей активно помогать в этом же стиле — «стремясь выслужиться перед Кремлем».

И потому перспективы партии власти не столь блестящи, как хотелось бы ее кураторам.

Тем более, замечает Еженедельный журнал, что «Единую Россию» не совсем правильно называть «партией Кремля» — ей руководит определенная группа: Сурков, Волошин. А в Кремле немало других групп, и первая задача любой из них — «подставить ножку конкуренту». Как считает журнал, «Для многих в Кремле будет праздник, если «Единая Россия» навернется: видите, эти, семейные, проиграли. А мы-то к президентским выборам все исправим. А если надо, и выборы отменим».

В целом же, как считает журнал, у президента с «Единой Россией» примерно те же проблемы, что у римских императоров с армией: «Если армию возглавляет неспособный генерал, он проигрывает сражение. А если армию возглавляет генерал способный, он сражение-то выиграет, но как бы после этого не загляделся на трон». Отсюда и постоянные кадровые перестановки в руководстве партии власти.

Между тем, как утверждает еженедельник Российские вести, претендентов на путинский трон вполне хватает и до выборов, просто они до поры до времени держатся в тени. Тем не менее, работа над новым проектом «Преемник» уже идет, причем в прежней «рабочей группе». Публикация озаглавлена «Семья» хочет повторить».

Как сообщают Российские вести, суть проекта в том, чтобы Путин, по примеру своего предшественника и патрона передал власть некоему «преемнику» после проведения парламентских выборов. Как считают авторы этого плана, «такой вариант логически вписывается в создавшуюся традицию новейшей истории России».

Тем более, что, как считают «семейные», настроения в обществе постепенно меняются «не в пользу вторичного избрания Путина на президентский пост». Причина очевидна: президент со своими обещаниями в экономической и социальной областях не справился: число россиян за чертой бедности не сокращается. Малый и средний бизнес реальной поддержки так и не получил. Война в Чечне продолжается. С генералитетом, как утверждают, Путин рассорился: «Военная реформа, которой занимается Сергей Иванов, восстановила армию против президента».

Поэтому предполагается, что Путин вряд ли сможет всерьез сопротивляться своему «добровольному уходу»: собственная социальная база у него отсутствует. Во всяком случае, средний класс, гарант социальной стабильности, о котором так много и давно рассуждают и политики, и чиновники, создать пока не удалось.

Российские вести приводят данные ВЦИОМ, согласно которым примерно 51% процент избирателей пока не знают, кого бы они хотели видеть на президентском посту после истечения полномочий Владимира Путина. Но уже 13% хотят, чтобы это был тот, кого он назовет своим преемником.

Это удобная тенденция, которую необходимо всячески поддерживать и развивать, считают в окружении Бориса Ельцина. «Тем более, что подобная схема передачи президентской власти обеспечит политическую стабильность, снимет всю ненужную остроту и неразбериху президентской кампании, как это было в случае с Ельциным».

Главное — не торопиться с обнародованием выбора: важно, чтобы Путин сам публично назвал предложенного ему человека.

Иной подход к проблеме у нынешнего лондонского жителя и главного оппонента власти — Бориса Березовского.

«Я считаю победу оппозиции на парламентских выборах 2003 года абсолютно реалистичной, — сказал Борис Абрамович в интервью Новой газете. — И тут важно, чтобы оппозиция пошла на парламентские выборы с именем нового президента».

Кандидатов на эту роль, по заверениям Березовского, предостаточно. Но, видимо, кастинг еще не окончен — назвать имена БАБ не торопится: «Несвоевременно. Так же, как и в 99-м я не обсуждал имя Путина в течение долгого времени, хотя и говорил, что будет новый президент, неизвестный».

Впрочем, сегодня использовать «темную лошадку» не удастся, считает Березовский: «Основные СМИ — в руках государства, поэтому за три месяца сделать из неизвестного широко известного будет невозможно». Следовательно, ставка будет сделана на одну из популярных фигур.

До сих пор многое из того, что задумывал Борис Абрамович, удавалось. Правда, конечный результат не всегда соответствовал ожиданиям. История с путинским президентством — самый яркий пример такого рода. Однако неунывающий БАБ считает, что все поправимо. Важна лишь верная стратегия.

И она уже реализуется. В понедельник принадлежащая Березовскому Независимая газета сообщила: главный политическим итогом февраля следует считать падение рейтинга президента — пусть и небольшое, на 0,15 балла в Москве и на 0,08 — в регионах. Важна тенденция.

А также то, что премьер Михаил Касьянов продолжает набирать свои баллы. В Москве его рейтинг вырос на 0,12, в регионах — на 0,14. При этом Касьянов окончательно сместил со второго места в списке ста ведущих российских политиков главу президентской администрации Александра Волошина. Дистанция же, отделяющая президента от премьера, становится все меньше.

К тому же, замечает НГ, Касьянов явно перестает быть «чисто техническим премьером», более того, центр политической активности в стране явно переместился в Белый дом.

Именно здесь бурно обсуждались налоговая, энергетическая, муниципальная реформы, а также запускалась «болезненная реформа госаппарата». В результате рейтинги многих коллег Касьянова (кроме силовиков!) подросли, в то время, как влияние практически всех членов президентской администрации, по утверждению газеты, существенно снизилось.

Зато выросли котировки акций «семейных»: тот же Борис Ельцин, в январе, вернувшийся на «политический Олимп», в феврале, по выражению газеты, перемахнул через несколько десятков ступенек. Улучшились даже позиции ельцинского зятя, Валентина Юмашева: из конца списка он поднялся на целую треть.

Нельзя, конечно, забывать о том, что рейтинги, публикуемые Независимой газетой, составляются не на основе социологических опросов, а в результате обработки суждений некоего экспертного сообщества — как пояснила НГ, «специалистов из 13 российских городов представляющих важнейшие регионы страны».

Тем не менее, газета делает из приведенных данных серьезные выводы. Она отмечает, что оценки экспертов — и более того, возможно, самой политической элиты! — более не совпадают с оценками населения страны в целом: «В глазах электората рейтинг Путина по-прежнему незыблем, а в глазах тех, кто гораздо лучше осведомлен о ситуации в высших эшелонах власти, стабильность президентского влияния нынче под вопросом».

Любопытный вывод — особенно если вспомнить предостережения прессы по поводу неадекватной и несколько истерической «всенародной любви» к нынешнему президенту, а также ее опасения по поводу возможности возрождения тоталитаризма.

Как представляется, реально что-нибудь одно — либо новый Сталин, способный железным сапогом задавить всякое инакомыслие в стране, либо президент-марионетка, разонравившийся своим кукловодам и покорно скрывающийся в пыльных кулисах под свист толпы.

Неужели на сегодняшний день у нас такая альтернатива?

Во всяком случае, со всей определенностью, как любили говорить раньше, можно утверждать одно: похоже, что ламентации политологов по поводу «скучных выборов» и безальтернативной президентской кампании-2004 были преждевременными.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ