Итоги саммита и судьба российской демократии: симпатии и предчувствия Джорджа Буша

0
12

Накануне саммита, согласно опросам ВЦИОМ, наибольшее число россиян (39%) утверждало, что результаты его будут нулевыми. Несколько меньшее количество участников опроса (36%) надеялось, что встреча принесет пользу России. Еще 8% не сомневались в обратном. А 17% не знали, что и сказать по этому поводу. По данным еженедельника Век, опубликовавших эти цифры, примерно так же распределились мнения и в экспертной среде.

Журнал Профиль перед саммитом решил узнать мнение региональных лидеров о проблемах отношений между Россией и США. Тема оказалась взрывоопасной.

Президент Башкортостана Муртаза Рахимов на вопрос «О чем бы вы поговорили с американским президентом Джорджем Бушем?» ответил: «На такой встрече я, наверное, сказал бы: «Господин президент, не пытайтесь руководить всем миром и считать всю планету сплошной зоной американских интересов. Это не приведет ни к чему хорошему — ни для США, ни для остального человечества».

Губернатор Челябинской области Петр Сумин: «Что же это получается? После терактов 11 сентября Россия поддержала Америку в борьбе с международным терроризмом — и морально, и политически. Это надо ценить. А как только у нас возникла проблема и Америке надо бы нас поддержать, оказывается, что мы страна с нерыночной экономикой и должны быть у США «мальчиком на побегушках».

Губернатор Ульяновской области Владимир Шаманов: «Полумерами терроризм не остановишь… И здесь недооценивать роль и место России не просто непозволительно, а уже и вполне опасно как для США, так и для их союзников в Европе… Россия уже дважды сыта личной дружбой Горбачева и Ельцина с руководителями этих стран. Кроме усугубления положения, ничего из этого не получилось. Мы живем в мире взаимных компромиссов, но не в мире уступок до бесконечности».

Губернатор Нижегородской области Геннадий Ходырев: «Я бы начал с главного, на мой взгляд, вопроса: а что будет с долларом? Останется ли он все таким же стабильным или рухнет? Поговорил бы и о ПРО. Можно ли доверять американцам? Односторонний выход из любых соглашений говорит о многом…».

И, наконец, губернатор Краснодарского края Александр Ткачев: «Я бы предложил уважаемому президенту США Джорджу Бушу закупать для американцев ножки кубанских бройлеров. Они на самом деле лучше и вкуснее, чем «ножки Буша».

Вот такой «наш ответ Чемберлену».

Рядом, на соседней странице Профиля, одна из многочисленных в последнее время статей директора российских и азиатских программ Центра оборонной информации США Николая Злобина, содержащая прямолинейную отповедь российским политикам с их больным самолюбием: » Собственно, выбор в пользу Запада для России безальтернативен. С какой бы частью российской элиты я ни общался, никто не может сформулировать, в чем могла бы состоять альтернатива этому пути». В этом разница между двумя странами, подчеркивает Николай Злобин: «Америка в состоянии позволить себе вести внешнюю политику только в собственных интересах. Внешняя же политика России может заключаться лишь в том, чтобы учитывать множество факторов, в том числе и американский, нравится это кому-то или нет».

Значительно более афористично высказался на тему об американской внешней политике (как известно, вызывающей сегодня возражения отнюдь не только в России) сам Джордж Буш: «В один прекрасный день мы можем оказаться в одиночестве. Я не возражаю против этого. Мы — Америка» (цитируется по публикации в издании Газета).

В другом своем интервью — газете Время новостей — Николай Злобин высказал сожаление по поводу непонимания российской элитой простой истины: «Она намного больше выиграла бы от сотрудничества с американской элитой, чем от противостояния с ней».

Повестку дня саммита — подписание договора о сокращении вооружений — Злобин назвал «российской повесткой вчерашнего или даже позавчерашнего дня»: «Америке она не очень интересна». Поэтому президент Буш, согласившись подписать договор, сделал, как считает Николай Злобин, «символический и крайне уважительный жест по отношению к Москве».

Полное отсутствие у американской элиты интереса к теме переговоров отметил и политолог Андрей Пионтковский, процитировавший в Новой газете высказывание одного из своих американских знакомых: «Я скажу тебе, почему мы не хотим заключать с вами никаких договоров, — you don’t matter (вы ничего не значите)».

И это при том, что Россия с Америкой теперь друзья: таким образом, рассуждает Пионтковский, получается — «для того, чтобы что-то значить для Америки, надо быть ее врагом».

В самом деле, отмечает автор, объективные геополитические интересы двух стран подталкивают их к стратегическому партнерству. Помехой же служат предрассудки и комплексы элит. И с американской стороны это прежде всего — «месседж «You don’t matter», посылаемый из Вашингтона время от времени в адрес не только России, но и самых близких союзников США».

Странно было бы ожидать от американцев каких-либо уступок, заявил газете Коммерсант один из ведущих российских экспертов в области стратегических вооружений, руководитель Центра проблем стратегических ядерных сил, Владимир Дворкин.

У России не было никаких рычагов, чтобы надавить на американцев: «Ведь любой договор — это бартер. Ты — мне, я — тебе. Сейчас России нечего отдать. Потому что Россия заранее провозгласила, что она доведет свои ядерные силы до 1,5 тысяч ядерных боезарядов».

Дворкин считает единственным достоинством нового договора то, что он «закрепил практически равный ядерный статус России и США». Никаких других достоинств, по мнению автора, у этого договора нет — более того, он фактически «зафиксировал односторонние планы развития ядерных сил США и Россией».

Похожий взгляд на ситуацию и у известного политолога, аналитика Центра Карнеги Лилии Шевцовой, которая не сомневается в том, что, несмотря на все надежды и заключенные соглашения, «холодная война» далеко не окончена. «Просто начинается другая ее фаза».

В самом деле, замечает Шевцова, если Россия и США больше не враги, зачем нужны пресловутые 1,7-2,2 тыс.боеголовок? Собственно, не так уж много изменилось: «Обе страны по-прежнему нацеливают свои ракеты друг на друга по списку объектов, представляющих якобы потенциальную угрозу друг для друга». Если же президенты на самом деле захотят «остановить инерцию «холодной войны» и начать новую главу», им придется совершить настоящий прорыв. Причем речь придется вести не только о ядерных боеголовках, но и новой философии партнерства. Пока же нынешняя встреча — «это максимум того, что оба президента могут выжать из своих команд и того наследства, которое они получили».

При этом Шевцова, как и Злобин, считает, что трехдневный визит Буша о подписание договора — настоящий подарок Буша Владимиру Путину. «Американцы проявили благожелательность и решили не создавать российскому президенту проблем и не давать его критикам повод обвинять его в горбачевизме и «продаже России». Так что позитив не в самом факте подписания соглашения, а в том, что Вашингтону далеко не безразлична судьба прозападного поворота Путина».

Тем более, что в России критиков путинского курса достаточно. «Не надо бояться слова «несоюзник», не надо стремиться быть союзником со страной, которая по всем стратегическим направлениям, кроме нескольких исключений, имеет совершенно противоположные России интересы и губительные для нас амбиции», — пишет Михаил Леонтьев в журнале Огонек.

Россия еще во времена Горбачева постоянно делала откровенные уступки Западу: «Мы всегда шли на сокращения именно в тех областях, где у нас были преимущества». Договоры, заключенные тогда, ослабляя Россию, «формально оставляли за нами статус ядерной суперждержавы, второй супердержавы мира», поскольку сохраняли понятие паритета. Примерно то же происходит и сейчас: «Формально паритет сохраняется. Формально мы опять одинаковы, мы снова две страны, которые когда-то на пару вертели всем миром. Реально это профанация».

Россия вновь согласилась на разоружение «горбачевского типа»: «Мы реально сдаем все, они снимают ракеты с дежурства и складируют боеголовки». Россия же складировать ничего не может — наши ядерные заряды «умирают своей смертью», при том, что ресурс для их возобновления отсутствует.

Михаил Леонтьев считает подписание нового договора ошибкой — ошибкой, сделанной «в угоду страхам». Страхи эти вполне обоснованны — Россия слаба: «Нам нужно провести модернизацию, нам нужно выявить и консолидировать свою новую доктрину, нам нужно реставрировать государство, реставрировать политическую и экономическую роль России в мире». Отступление с этих позиций означает, по мнению автора, прекращение существования России как государства: «Начнется просто распад». С этой точки зрения мотивы нынешнего поведения российской власти вполне понятны.

И, однако, «настоящая политика свободной игры — это политика сложной эффективной современной дипломатии, которой у нас нет». Нельзя больше «просто спать на старых советских активах — дипломатических и политических, — гниющих и распадающихся», пишет Леонтьев. Недаром президент недавно упрекал госаппарат в неспособности к принятию стратегических решений в экономике — как выяснилось, точно так же отсутствуют стратегические решения в российской внешней политике.

Еще более радикальную точку зрения на российско-американские отношения высказал в журнале Профиль Гейдар Джемаль.

По его мнению, в них существует некий внутренний парадокс: «Политический класс России, начиная с президента Путина, провозглашает новую эру партнерства между Россией и США». При этом особый акцент делается на сотрудничество в рамках антитеррористической кампании после 11 сентября прошлого года.

С другой стороны, американские политики «неоднократно, с той или иной степенью откровенности» указывали, что США «для оправдания своих действий отныне не нуждаются ни в консенсусе мирового сообщества, ни в какой-либо поддержке со стороны союзников».

Более того, продолжает Джемаль, в таких документах, как, например, исследования Национального разведывательного совета США «Глобальные тенденции 2015» проводится мысль о том, что «Россия вообще не может быть союзником США в силу своей обреченности как государства».

Логично предположить, что в подобной ситуации Россия скорее представляет для Америки «источник единственной по-настоящему серьезной военной угрозы, которую необходимо устранить».

С этой точки зрения главное направление развития России — «ее распад и уход с мировой арены при взятии под контроль того, что останется от ее нынешних ядерных сил и высоких технологий, имеющих военное применение».

Нет сомнения, утверждает Гейдар Джемаль, что вся сегодняшняя американская стратегия направлена именно на окончательный демонтаж России. Об этом, напоминает автор, говорил, в частности, побывавший в феврале этого года в Москве Збигнев Бжезинский на встрече с российскими военными аналитиками. Бжезинский убежден, что у России на сегодняшний день полностью отсутствуют внутренние ресурсы для перелома «нисходящей тенденции в своей политической судьбе».

Нынешняя дружба Буша с Путиным крайне опасна, и прежде всего для России, пишет в газете Ведомости старший экономист аналитического центра The Globalist Алексей Байер.

Сегодняшняя задача американской политики в отношении России — «аккуратно спустить на тормозах «специальные взаимоотношения» между гипердержавой сегодняшнего дня и супердержавой вчерашнего». Вашингтон стремится «утвердить свою позицию хозяина мира. А потому унизительные для России американские демарши после 11 сентября имели конкретную цель — указать Москве на ее новое место в этом мире.

Но главная опасность для России, по мнению Алексея Байера, заключается в культивировании в российском обществе напрасных иллюзий. Многолетние надежды на то, что Россия и США «смогут наконец поделить мир и совместными усилиями диктовать ему свои условия», сделают особенно болезненными для россиян «неизбежные унижения, которые все равно последуют после визита Буша». К тому же, что они могут ослабить позиции Путина внутри страны.

Возникает вопрос — почему же Буш ведет себя таким образом? Ответ на этот вопрос, предупреждает Алексей Байер, может многим показаться удивительным: «По простоте душевной».

У Буша-младшего нет достаточного опыта международного общения. Во время своего европейского турне он впервые посетил европейские столицы. Он совершенно не искушен в дипломатии: «И не понимает, как опасно посылать противоположной стороне ложные сигналы».

Впрочем, несмотря на все его разрекламированное мировое прессой простодушие (а может быть, как раз благодаря ему), американскому президенту не раз удавалось предельно кратко сформулировать суть проблем, которым хитроумные и многоопытные люди посвящают библейского объема документы.

Подобный казус случился и во время визита в Москву, на совместной с Путиным пресс-конференции. Один из американских журналистов задал детский вопрос: а почему, собственно — при такой дружбе! — нельзя «отменить все ракеты»? (Напомним, как раз на этот вопрос отвечает в своем интервью аналитик фонда Карнеги, известный политолог Лилия Шевцова).

Буш, к ужасу своего окружения, ответил предельно искренне: «Ну, кто же знает, что будет через десять лет? Каковы будут намерения следующего российского президента?»

При этом Владимир Путин, как уверяет газета Время новостей, поведавшая своим читателям об этом эпизоде, «и бровью не повел». Видно, сказывается выучка, решила газета.

В общем, как заметил главный редактор еженедельника Московские новости Виктор Лошак, для тех, кто впервые общался с американским президентом, стал очевиден феномен его победы в Америке. Главный компонент — удачно найденный имидж: «Простой, обаятельный, крутой, очень энергичный, в меру сентиментальный…» В меру!

Плюс акцент на «религиозного гражданина» и «добропорядочного мужа» (антитеза Клинтону). Все свои речи в неофициальной обстановке (в Москве — на встрече с журналистами и политиками в Спасо-Хаусе) Буш начинает с дифирамбов в адрес жены. Виктор Лошак считает, что это оправданно: «Избирали-то его, а государственной мудрости ждут от жены тоже».

С другой стороны, для России вариант «два в одном» (так в Америке называли Билла и Хиллари Клинтон) вряд ли приемлем.

Впрочем, в нашей стране (пока, во всяком случае) никто не сомневается в том, кто станет победителем на президентских выборах 2004-го года. Причем на сей раз вне зависимости от удач или провалов имиджмейкеров.

Заинтересованных лиц мучает другой вопрос: кому будет дозволено стать организаторами-распорядителями будущей победы?

Конечно, время для принятия решения у президента еще есть. Журналисты отмечают некоторое политическое затишье перед началом обеих предвыборных кампаний. Как весьма образно выразилась Светлана Сорокина в газете Известия, «политика замерла как путана перед субботником».

И все же расстановка сил перед выборами уже началась. Общая газета сообщила на днях, что образованы уже целых два избирательных штаба — по примеру 1996 года.

Штабы укомплектованы «по принципу взаимной ненависти»: в одном собрались остатки старой «семейной команды», в другом — «питерские чекисты».

Виновниками преждевременного предвыборного аврала оказались именно чекисты: «они слишком энергично начали подминать под себя партию «Единая Россия», сумев вывести ее из-под контроля Владислава Суркова, замруководителя кремлевской администрации.

В ответ Александр Волошин оперативно создал предвыборный штаб, поставив во главе его своего зама Дмитрия Медведева. Это было сочтено удачным тактическим ходом: Медведев из Питера, и его появление должно внести сумятицу в ряды противника. («Интеллигентный Медведев всегда чувствовал себя более комфортно в компании волошинцев, а не своих, работавших в спецслужбах земляков», — прокомментировал ситуацию Московский комсомолец). Штаб заседает в кабинете Волошина, за работу с регионами отвечает Сурков, казначеи — Абрамович и Мамут.

Питерский штаб собирается, как утверждает газета, на секретном объекте АВС, принадлежащем Лубянке — подальше от Кремля. Им руководит другой зам Волошина — Игорь Сечин.

Сечин как руководитель личного президентского секретариата вместе с Дмитрием Медведевым отвечает за график доступа посетителей к президенту. Как заметил МК, это делает конфликты между двумя чиновниками неизбежными.

За работу с регионами отвечает «чекист» Виктор Иванов, на кассе — президент Межпромбанка Сергей Пугачев.

Первым боестолкновением двух штабов стало сражение Пугачева и Абрамовича за «Славнефть», ход которого пресса продолжает отслеживать с большим вниманием.

Общая газета, что теперь предвыборными интересами будут мотивироваться все схватки за привлекательные куски собственности. «Пока один штаб не подловит конкурентов на какой-нибудь оплошности и не вынудит равноудаленного президента выбрать, кто ему милее».

Начали готовиться к выборам и политики. Как сообщила газета Время новостей, Борис Немцов выступил с идеей о выдвижении единого кандидата от демократических партий по итогам парламентских выборов. Заключить соответствующее соглашение лидер СПС предложил «Яблоку» и березовской «Либеральной России».

Оптимизма это предложение не вызвало ни в одной из партий: в «Либеральной России» прямо заявили, что со стороны Немцова это всего лишь политическая игра, причем игра на себя.

В «Яблоке» же уклончиво» заметили, что действовать следует , исходя из реальной обстановки ближе к выборам.

Если Явлинский не будет участвовать в следующей президентской гонке, миллионы его избирателей, скорее всего, вообще не станут голосовать, считает обозреватель Московских новостей Людмила Телень. Впрочем, его участие в выборах также ничего не гарантирует: усталость накапливается. О чем свидетельствует процент голосующих против всех, увеличивающийся от выборов к выборам.

Тем не менее Явлинский в интервью Московским новостям выразил некоторый оптимизм по поводу возможности открытия для России двери в Европу, откуда может прийти «новая энергия». Это произойдет, «если то, о чем Путин с Бушем договорились в части стратегического партнерства, превратится в конкретные дела».

С другой стороны, для противников внешнеполитического курса Путина новые практические шаги в направлении Запада могут, подчеркнул Явлинский, «стать таким же знаком, каким стал ново-огаревский процесс». В стране уже несколько лет формируется «по-настоящему реакционный фланг», предупреждает лидер «Яблока». И эти силы могут попытаться «перетянуть президента к себе» — либо попытаться его «отодвинуть».

«Они ставят перед собой задачу: воспользоваться ошибками и просчетами во внутренней, в том числе в экономической политике, для фронтального наступления», — утверждает Явлинский.

Как заметила обозреватель Московских новостей Людмила Телень, это похоже на предупреждение Путина об опасности заговора — подобно тому, как Шеварднадзе предупреждал в свое время Горбачева.

Так что ответ на вопрос об исходе предстоящих президентских выборов может оказаться не столь однозначным, как кажется на первый взгляд.

Устами Буша глаголет истина?

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ