Новая альтернатива: пугачевский бунт или "Бориса на царство!"?

0
13

Выступая в субботу, 30 марта на съезде «Либеральной России», ее демиург и пастырь Борис Березовский исчерпывающе сформулировал свой главный тактический принцип: «Политика контроля без захвата эффективнее, чем политика захвата без контроля» (цитируется по Независимой газете). Сказано это было, правда, в поучение российской власти и, как уточнила газета, «исходя из внешнеполитического опыта США». Однако чеканная формула Березовского, вне всякого сомнения, многократно проверена, прежде всего, его собственным опытом и потому заслуживает пристального внимания.

Тем более, что «Либеральная Россия» — партия непростая, а «экстраверт» и «сангвиник», как сообщил на съезде своим соратникам Виктор Похмелкин, один из ее нынешних лидеров. Причем степень экстравертности, то есть массовости партии, как ожидается, будет очень высокой: в качестве образца партийного строительства Похмелкин предложил другую партию, которая «больше века назад тоже была связана с Лондоном».

Есть и еще моменты сходства с большевиками — например, полная ясность не только в постановке задач, но и в определении способов их решения: «Мы должны помнить о том, что цель каждой партии — приход к власти». Причем с использованием как парламентских, так и непарламентских методов — «естественно, в рамках Конституции», — добавляет от себя Независимая газета. В общем, формула «влиять, а не владеть» вполне трансформируема во «вначале влиять, затем владеть».

Прежде, правда, немало воды еще утечет — и куда это течение вынесет, сказать пока трудно. Бренд «Березовский», конечно, по-прежнему привлекателен для части российских политиков с неутоленными амбициями. Но, с другой стороны, чем дальше от Лондона, тем больше всевозможных опасений. Например, практичные пермские последователи Березовского на съезде попытались прояснить ситуацию насчет гарантий стабильного финансирования партии, «если, например, что-то случится с главным финансистом». И что за похоронные настроения в светлый день партийного рождения? Пермякам однозначно объяснили, что «деньги надо искать не только в центральной партийной кассе, но и на местах».

Что ж, поискать, видимо, есть смысл — тем более, что именно в Перми, как уточнила газета Время новостей, сложилась самая крупная организация «Либеральной России» — около 7 тысяч человек. И Виктор Похмелкин, один из пяти сопредседателей новоявленной партии, избирался депутатом всех трех российских Дум как раз от Пермской области.

С другой стороны, тревоги новой «жесткой оппозиции» (так обозначили себя «либероссы») за свое будущее небеспочвенны. Конечно, олигархи, как заметила Новая газета, — «это люди, которые выживут при любом режиме, если, конечно, не шарахнуть по ним прямой наводкой». Однако их многочисленные проекты, в особенности политические, зачастую дают довольно неожиданный результат. С чем, кстати, уже сталкивался и сам Борис Абрамович.

Пресса, продолжая подводить итоги путинского двухлетия (да еще добавилось 10-летие российского федерального договора), отдает щедрую дань знаменитому российскому катастрофизму, который многие аналитики, особенно из изданий либерального направления, считают едва ли не основополагающей чертой национального характера.

Обозреватель Новой газеты Юлия Латынина ставит под сомнение возможность второго президентского срока для «всенародно обожаемого президента Путина». Поскольку, несмотря на все изменения в стране, всерьез говорить о реформах не приходится.

Режим, впрочем, стал именно таким, каким был запроектирован с самого начала: «Это должна быть Россия с таким же «Газпромом», только начальники этого «Газпрома» должны тащить все не под себя, а для президента. Это должна быть Россия с такими же олигархами, только олигархи эти не должны много думать о себе, как Гусинский или Березовский, и уважать власть, а уважение власти должно состоять в пожертвовании олигархами больших сумм денег». Трудно назвать такой подход государственным, замечает Новая газета, скорее это похоже на «психологию мелкого мента».

Между тем в нынешней ситуации два потерянных для реформ года — это очень много. Все придворные схватки «бульдогов под ковром», все феодальные усобицы в регионах протекают на фоне катастрофического (без всякого преувеличения) состояния инфраструктуры в стране. Надеяться на то, что обновлением так называемых основных фондов займутся олигархи, смысла нет. Еще бы, ведь «вложение в чиновника приносит высокую прибыль, а вложение в основные фонды, наоборот, уменьшает ресурс и делает завод привлекательным для захвата», — поясняет Новая газета. Тем более таких трат не стоит ожидать от естественных монополий, «по замыслу предназначенных для финансовой поддержки Кремля, а по жизни растаскиваемых собственными менеджерами». А так как изношенность оборудования в стране давно перевалила за 80%, трубы вскоре начнут лопаться, а заводы останавливаться, предсказывает газета.

Но экономика страны, как известно, практически полностью зависит от предприятий-экспортеров нефти и газа, которые, по мере приближения кризиса, неминуемо обратятся за помощью к правительству. А правительство, как легко догадаться, — к зарубежным кредиторам или золотовалютным резервам Центробанка (отсюда отставка Виктора Геращенко, который был при этих резервах чем-то вроде андерсеновской собаки с глазами-блюдцами).

Когда же резервы истощатся, предрекает Новая газета, грянет новый кризис, более сильный, чем в августе 1998 года, потому что связан он будет не с финансовыми спекуляциями типа ГКО, а с «обширным инфарктом всей производственной инфраструктуры».

Единственный выход, который, по мнению обозревателя Новой газеты, останется после этого у правительства — распродать остатки промышленности иностранным инвесторам, причем «задешево и по кускам». При этом без ответа, с точки зрения Юлии Латыниной, остается главный вопрос: «Допустит ли озлобленный, обнищавший народ «распродажу родины» или политические аутсайдеры, не допущенные к кормушке, наконец раскрутят его на пугачевский бунт?»

Свой сценарий катастрофы предлагает леворадикальная газета Завтра, по мнению которой нынешний президент «соединяет в себе разрушительный потенциал Ельцина и Горбачева».

Смена руководства Центробанка и неизбежная в дальнейшем политика «слабого рубля», делает неизбежным возвращение к практике «достопамятных ГКО». А когда США «уничтожат Хусейна и введут свои войска на нефтяные поля Ирака» (по расчетам газеты, это произойдет к осени текущего года), упадут цены на нефть, и России придется возрождать практику крупномасштабных иностранных заимствований и установления нового валютного коридора.

Завтра нимало не сомневается в том, что ситуация к лету 2003 года («аккурат перед парламентскими выборами») разовьется в кризис наподобие августовского. К этому же моменту может случиться «новый Хасавюрт» в Чечне и полный развал армии. Что сделает закономерным вопрос о целесообразности выборов и прочих демократических институтов. «Вероятность такого масштабного конституционного и финансового кризиса с распадом России чрезвычайно велика», — утверждает Завтра. А потому все оппозиционные силы, которые «еще хоть на что-то способны», обязаны «объявить чрезвычайное положение, собирать всех, кто готов бороться за территориальную целостность страны пусть в нынешних, усеченных границах».

Причем газета опасается, что «победить избирательным путем «путиных» и «чубайсов» уже не удастся», но считает, что оппозиция должна быть готова «перехватить власть в момент конституционного переворота».

В общем, нет сомнений в том, что в ближайшие месяцы страну ждут серьезные испытания, поскольку «герр Путин суть альфа и омега Горбачева и Ельцина в их худшем проявлении» (звучит не очень внятно, но зловеще).

А вот мнение лидера КПРФ Геннадия Зюганова, которого аналитики считают «розовым коммунистом», практически социал-демократом.

Из 55 миллиардов нефтедолларов, полученных за два года президентства Путина за счет повышенных цен на нефть, заявляет пресс-служба КПРФ в газете Правда, в модернизацию экономики не вложен ни один.

Первый год Путина Зюганов называет годом упущенным возможностей, а второй — «временем сдачи всего геополитического наследства России». Левые не обходят своей критикой и кадровые назначения Путина: «К власти приводятся неумехи… Кремль издревле олицетворял державную мощь, все российские земли и регионы, а сегодня — группу приближенных президентских земляков невысокой квалификации».

Вообще, по мнению левой прессы, президент «теряет чувство реальности». «Он лишен альтернативных каналов информации, и видит лишь то, что показывают ему чиновники из администрации президента», — сообщила Советская Россия, добавив, что «Сталин получал информацию по семи конкурирующим каналам, а Ельцин — по трем». (Что писала та же левая пресса по поводу информированности первого российского президента, а главное, по поводу его способности действовать адекватно полученной информации, сегодня лучше не вспоминать).

К тому же знаменитые путинские рейтинги, утверждает Советская Россия, — обычная подтасовка: «Истинные рейтинги популярности президента получает ФАПСИ, и они таковы, что их строго засекречивают».

Критикует власть сегодня не только оппозиция, системная и внесистемная, но и те, кто к этой власти имеет непосредственное отношение. Например, губернатор Новгородской области Михаил Прусак в интервью Комсомольской правде в очередной раз заявил, что российскую Конституцию пора менять: «Это единственный способ сохранить государство, в противном случае Россия рухнет».

Прусак не одобряет систему федеральных округов: «Создание промежуточных структур не имеет отношения к укреплению власти». К тому же схема, реализованная Путиным, впервые появилась более 20-ти лет назад, напоминает новгородский губернатор: «Ее придумал Андропов со своими мужиками».

Как и следовало ожидать, схема оказалась малоэффективной: «На руководящие посты приходят люди, не имеющие управленческого опыта даже на уровне поселковой или сельской администрации». Вообще Прусак невысокого мнения о так называемых «чекистах»: «Пять процентов из них реально занимались безопасностью страны, а остальные писали в кабинетах красивые отчеты, чтобы оправдать зарплату. Из года в год сочиняли истории о том, чего не было, выдумывали, кто кого и где завербовал… И так на протяжении десятилетий! Разве можно после этого не повредиться психикой?»

Впрочем, президенту Прусак в профпригодности вроде бы не отказывает, подчеркивая в то же время, что в стране отсутствует стратегия развития: «Даже в советские времена пятилетний план обсуждался и утверждался на партийных съездах, а сегодня ежегодное послание президента не публикуется и за день до выступления».

Кроме того, Путину необходима надежная команда, чтобы справиться с ситуацией — а с этим особенно плохо. К премьеру и правительству у новгородского губернатора накопился длинный список претензий: Если и в этом году на постах премьера и ключевых министров не появятся серьезные фигуры, желаниям президента добиться изменений в экономике и социальной сфере не суждено сбыться… Пора понять: ремесло государственного управления требует профессионалов».

Пока же президент остается в одиночестве между старой системой, которую ему не дали сломать, и новой командой, «уже ничем не отличающейся от прежней».

Конечно, как считает Михаил Прусак, президент мог бы положиться на граждан, на своих избирателей, «но для этого люди должны перестать смотреть ему в рот и с утра до вечера повторять, словно молитву: «Как скажете, Владимир Владимирович, так и сделаем!».

Зашкаливающее за все мыслимые пределы подобострастие — не вина президента, а его беда: «Вся страна стремится пристроиться у него за спиной, мол, давай, флагман, прокладывай курс, а мы посмотрим». Путину может надоесть тянуть воз в одиночку, тем более, что «латать дыры нечем, все держится на соплях», а кремлевские идеологи «вновь подсовывают народу сказочку о либеральной экономике», которая обязательно заработает, нужно лишь еще немного подождать.

«Я рассказал вам что-то новое, то, чего вы без меня не знали? Нет. Почему же вас удивляют мои слова о грядущей катастрофе?», — заметил Михаил Прусак, чье интервью Комсомолка опубликовала под заголовком: «Правительство — в отставку!».

Журнал Деловая хроника посвятил специальное исследование тому, как отдельные политики и целые партии пытаются вырастить свой капитал на близости к Путину.

В этом смысле классическим примером стал успех «Единства», поддержанного популярным премьером Путиным, на выборах 1999 года. Кроме того, Путин помог тогда и правым, выразив солидарность с публично врученной ему экономической программой СПС. В результате список Кириенко-Немцова-Хакамады сумел на выборах обойти своих конкурентов из «Яблока».

Эти примеры оказались настолько убедительными, что на всех последующих региональных выборах каждая из противоборствующих сторон неизменно пыталась заручиться поддержкой президента.

Например, победу в Калининградской области адмирала Владимира Егорова над действующим губернатором Леонидом Горбенко связывали с приездом президента на базу Балтфлота в день военно-морского праздника за пару месяцев до губернаторских выборов. (При этом, вспоминает Деловая хроника, губернатора Горбенко вежливо оттесняли от главы государства, а адмирал, напротив, был показан с Путиным во всех выпусках теленовостей).

Побывал президент и в Челябинской области буквально за две недели до местных выборов. Правда, Путин ограничился лишь посещением кубка дзюдо в Магнитогорске. Однако губернатору Петру Сумину этого оказалось довольно: область осталась за ним.

А в Пермскую область, вопреки ожиданиям губернатора Геннадия Игумнова, Путин так и не приехал. Выборы Игумнов проиграл.

И все же, по мнению Деловой хроники, прямая связь между президентской поддержкой и успехом того или иного кандидата у избирателей существует далеко не всегда. Например, публичная поддержка Путиным кандидатуры Геннадия Селезнева на выборах в Московской области не сработала: победил отставной генерал Борис Громов. После этого эпизода президент стал оказывать внимание только явным фаворитам предвыборной гонки.

Например, в минувшем году в Приморье Путин так и не поддержал в открытую кандидатуру заместителя президентского полпреда на Дальнем Востоке Геннадия Апанасенко. «В администрации президента, — поясняет журнал, — сочли, что рейтинг президента недостаточно велик». Апанасенко потерпел поражение.

Похожая ситуация возникла в Курской области с генералом ФСБ Виктором Суржиковым, которого кремлевская команда поддерживала не слишком активно, не используя личного ресурса президента. Как поясняет Деловая хроника, важна была не победа Суржикова, а проигрыш Александра Руцкого, что и было достигнуто.

Зато в той же Курской области активно использовался прием контрпропаганды. Оппозиционные газеты в течение всей предвыборной кампании постоянно публиковали фотографии Руцкого в обществе Бориса Березовского.

Такими же методами пользуются сейчас и в Ингушетии. Тем более, что многие из кандидатов в президенты республики плотно общались с Березовским в его бытность секретарем Совбеза.

Однако бывают и откровенные подделки. Вряд ли Борис Абрамович когда-нибудь слышал о липецких претендентах на депутатские места в городском законодательном собрании. Тем не менее, липецкие газеты перед городскими выборами регулярно помещали портреты местных политиков рядом с Березовским.

Подобные истории — обычная практика российской региональной политической жизни. Однако далеко не всегда близость к президенту обеспечивала успех, а контакты с его недоброжелателями снижали шансы политиков.

Во времена первого президента России, напоминает газета Время MN, посвятившая большую статью 10-летию федерального договора, с региональными лидерами приходилось общаться по другим правилам. Как считает газета, знаменитая ельцинская фраза «Берите суверенитета, сколько сможете проглотить», сегодня постоянно ему инкриминируемая, в свое время фактически спасла страну от развала.

Ельцин, пишет газета, справедливо рассудил, что с силовым замирением региональной фронды ослабленный центр вряд ли справится. А потому предпочел «покупку» региональных баронов на условиях соблюдения ими внешней лояльности, а также их умения справиться с радикально-коммунистической оппозицией. Условия эти, пусть небезукоризненно, соблюдались, и беловежского сценария для России удалось избежать.

Однако и по сей день, как считает газета, опасность дезинтеграции страны окончательно не миновала.

Вместе с тем путинский указ о федеральных округах, вызвавший недовольство многих глав регионов, создает некоторые предпосылки для ее преодоления. С точки зрения Времени MN, этот указ прежде всего разрушил монополию губернаторов на власть: «Введение института полномочных представителей создало (путь и на бюрократической основе) конкурентную среду на региональном политическом рынке и в этом смысле не только не является возвратом в авторитарное прошлое, но, напротив, выступает элементом демократизации». Предполагается, что простые избиратели могут найти управу на местные власти, не обращаясь в центр.

С другой стороны, газета не отрицает того, что «выстраивание элит», которого добился Кремль, может способствовать решению лишь тактических задач. Не говоря уж об опасности нового роста рядов бюрократии, что стало для России в последние годы настоящим бедствием. Ничего удивительного, что особой поддержки снизу президентские инициативы — в отличие от самого президента — так и не получили. Как обычно, народ безмолвствует.

Более того, как свидетельствуют исследования социологов, в России появилась категория людей, которые безмолвствуют, если можно так выразиться, концептуально.

Например, в Москве с ее относительно высокими доходами и высокой занятостью населения, пишет Еженедельный журнал, появились люди, определяемые на Западе как «нижний средний класс», а в России (еще дореволюционной) — как городские обыватели.

В ельцинские времена к этим людям был вполне применим тезис о «конце интеллигенции». Однако сумев в конечном итоге найти свое место в новой экономической и социальной системе, новые обыватели за короткие годы путинского правления, судя по всему, ощутили свое положение как прочное. Их главное сходство с традиционным средним классом — в стабильности дохода, но, в отличие от него, эта категория горожан не сумела радикально улучшить свои жизненные условия.

Отсюда специфика их мировоззрения: эта группа, с одной стороны, не желает возвращения к лишениям начального периода реформ, с другой — не ожидает существенного улучшения своего положения в будущем. Хотя и не вполне удовлетворена настоящим. Еще момент сходства с средним классом: протест против попыток любых авторитетов навязать им свое мнение. Хотя при этом они защищают не собственную точку зрения, а лишь нежелание воспринять чужие аргументы. Точки зрения как таковой у них нет: они «сохраняют и культивируют неведомую ранее воздержанность от мнений по самым главным, наиболее острым вопросам современности» — от политики в Чечне и внутренних российских проблем до российской политической стратегии на Балканах, на Ближнем Востоке и в Средней Азии. А стабильность, к которой тяготеет эта категория россиян, «в значительной мере построена на идеалах прошлого — советского или досоветского».

Нет смысла судить этот слой «с позиций старой интеллигентской этики», лучше попытать определить его перспективы, заключает Еженедельный журнал: «Во всяком случае, можно предположить, что подобные группы будут оформляться и в других больших городах. И возможно, их своеобразное мировоззрение еще не раз отразится на картине российского общественного мнения».

И все же обозреватель Литературной газеты Александр Ципко считает сегодняшнюю «негативную стабильность» плохим знаком: по его мнению, за нынешним всеобщим безразличием к значимым проблемам скрывается потеря интереса к государству и тем, кто им управляет. «Когда люди протестуют, как это было на излете коммунизма, они все же верят, что можно что-то изменить в стране, что можно усовершенствовать существующий строй… Но сейчас нет протеста, ибо не видно самого государства, самого вектора власти».

В беседе с политологом Алексеем Пушковым, ведущим программы ТВЦ «Посткриптум», Александр Ципко приходит к выводу, что спасти ситуацию в стране может только появление нового национального лидера, который окажется способен остановить процесс деградации государства: «А народ за таким лидером пойдет, если он будет не только правильно говорить, но и что-то делать».

При этом Алексей Пушков специально уточнил, что речь идет не о реваншисте, который «начнет ядерную войну, вернет Прибалтику — абсолютно нет». Это должен быть лидер, способный «мобилизовать оставшийся в стране потенциал и обуздать элиты, разрушающие страну» в ходе своей битвы за власть и собственность.

И может быть, таким лидером сумеет стать Владимир Путин: «Ведь страна в целом именно такого лидерства и ждала от него. И ждет, несмотря ни на что, до сих пор».

В общем, еще одно доказательство универсальности и нетленности классических образов: заколдованная царевна Россия в своем хрустальном гробу, как и прежде, ожидает того, кто способен пробудить ее своей деятельной любовью. «Не видать ничьих следов вкруг того пустого места…»

Статья в Литературке озаглавлена: «Ожидание героя». Трудно удержаться от предостережения: так ведь — вместо Елисея-королевича — можно и Бориса Абрамовича дождаться…

Приятного пробуждения, сограждане!

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ