Антитеррористическая операция, "исламский передел мира" и внешняя политика России: российская элита не успевает за лидером

0
17

«После месячного перерыва в западных СМИ появилась аналитика, — сообщила на днях Новая газета. — Приобретает популярность жанр политического эссе». Похожая ситуация и в российской прессе, с самого 11-го сентября представлявшей из себя, как выразился Леонид Парфенов в интервью журналу Итоги, «сплошное Совинформбюро».

В первые недели после теракта, когда читатели, они же зрители с дрожью ожидали, что по телевидению «вот-вот объявят о конце света», было не до аналитики. Сегодня военные сводки с афганского фронта, где, собственно, мало что происходит, помимо бомбежек, дающих американцам повод для бодрых рапортов (прямо-таки в российском стиле), а талибам — для громких обличений в адрес противника, волнуют не слишком. Почти как чеченская война, к которой, несмотря ни на что, притерпелись. Настало время аналитиков — тем более, что вопросов, сколько бы на них не отвечали, меньше не становится.

Одна из самых популярных в прессе тем — «исламский передел» мира.

«Уже сегодня к «европейцам» можно отнести лишь 21% мирового населения, — пишет еженедельник Аргументы и факты. — И их число сокращается. По прогнозам демографов, к концу века «европейцев останется не более 10-15%». Идет «исламское наступление» на Европу, Америку, Россию. При этом мусульмане, оказавшись в зоне европейской цивилизации, отнюдь не приспосабливаются к принявшим их странам, а живут по собственным законам и обычаям. Законы же эти радикальным образом отличаются от европейских. Как пишет АиФ, «на знаменитый вопрос Понтия Пилата «Что есть истина?» в арабском и христианском мирах дают совершенно разные ответы». Одни мусульманские обычаи воспринимаются как экзотика, другие — как варварство, как ужасный анахронизм.

Ошибочно думать, подчеркивает АиФ, что корень проблемы в социальном неравенстве: «Исламские радикалы совершенно не озабочены тем, чтобы получить свой кусок пирога современной цивилизации. Их не устраивает современная цивилизация как таковая». По мнению еженедельника, даже те из исламских стран, кто присоединился к американскому походу против собственных единоверцев, сделали это лишь из страха, что США обрушат цены на нефть или запишут в страны-изгои: «В сущности же и они тайно ненавидят Америку».

Пока у мусульманского мира нет возможности открыто противостоять Западу, однако экономический потенциал арабских стран быстро растет. И потому ситуация будет усугубляться. Сейчас у арабского мира хватается средств лишь для акций устрашения. «Это несоответствие амбиций и возможностей и порождает исламский терроризм, — пишет АиФ. — Что будет, когда появятся другие возможности? Например, обладание оружием массового поражения?» Вопросу этому, надо думать, недолго оставаться риторическим.

Известия теме «Ислам в России» посвятили специальную полосу. «Во многих странах после терактов 11-го сентября , после начала американских «ударов возмездия» между мусульманами и христианами наметился раскол, — отмечает газета. В России все не так. Ни трагедия в Нью-Йорке, ни бомбежки талибов не раскололи российское общество».

По сведениям Известий, единичным случаем ликования в РФ по поводу крушения нью-йоркских небоскребов стал салют чеченских боевиков. Все остальные российские народы, в том числе и мусульманские, к войне против терроризма отнеслись с пониманием — так же, как и русские.

Газета решила также внести уточнение в данные о весомости «мусульманского фактора» в России. Официально считается, что в стране 20 миллионов мусульман. Впрочем, некоторые деятели исламского движения утверждают, что не 20 миллионов, а 20 процентов, то есть все 30 миллионов человек.

Между тем, как утверждают Известия, эта цифра взята из статистических справочников советских времен: в СССР мусульман действительно было 20 процентов. В России же эта цифра значительно меньше — только русских в нашей стране 83 процента. Мусульман же, по приблизительным подсчетам Известий, примерно 13 миллионов, то есть около 9 процентов.

Мусульманское население преобладает в семи субъектах федерации: Татарстане, Башкирии, Дагестане, Чечне, Ингушетии, Кабардино-Балкарии и Карачаево-Черкесии. Как заметил в интервью Известиям Минтимер Шаймиев, глава самой крупной мусульманской республики в РФ — Татарстана, российский ислам имеет многовековой опыт сосуществования с православием и другими религиями, он традиционно лоялен к властям.

Но главная особенность российского ислама, с точки зрения Шаймиева, заключается в том, что «это не есть нечто привнесенное для России, а одна из основ российского общества наряду с православием», поскольку «ислам на Волге укрепился по крайней мере в 922 году».

Подчеркивать же приоритет православия в сегодняшней России, заявил глава Татарстана, по меньшей мере недальновидно: «На официальных мероприятиях всегда присутствует патриарх или другие иерархи православной церкви и гораздо реже мусульманские лидеры. Люди все это замечают. Никому не повредит соблюдение баланса в этих очень тонких вопросах».

А председатель Совета муфтиев России Равиль Гайнутдин дополнил: «В целом нам удалось удержать исламский мир России от различных форм экстремизма и терроризма. Этим мы можем гордиться». Тем не менее зоной риска для России остается Северный Кавказ, где «сошлись все опасные составляющие: от внешней религиозной экспансии до крайне тяжелых социальных условий». Возможны проблемы и в Поволжье, на которое «устремлены тайные взоры многих стратегов».

Перспективы взаимоотношений России с исламом стали поводом для обращения Независимой газеты к опыту бывшего руководителя Первого главного управления КГБ Леонида Шебаршина — востоковеда, как специально подчеркнула газета.

Шебаршин в интервью НГ выражает надежду, что российские власти и СМИ окажутся «достаточно благоразумными, чтобы не допустить противопоставления ислама, людей, которые исповедуют ислам, остальной части общества». В представлении обывателя, замечает бывший генерал КГБ, достаточно просто внедрить установку: все непонятное и чуждое — враждебно. «В принципе Западу выгодно стравить нас с исламом. Но мы не должны попадаться в эту ловушку. Немалая часть нашего общества — мусульмане. Априорно зачислять их в число наших врагов — недопустимо».

В целом же Шебаршин называет реакцию американских властей на трагедию 11-го сентября странной и опасной: нельзя было, считает он, априори, до проведения какого бы то ни было исследования обвинять во всем мусульманские организации и ислам в целом.

Неудивительно поэтому единение мусульманского мира: «Намечается проведение своеобразной черты между странами, населенными мусульманами, и остальным миром. Неприятная вещь. Последствия ее трудно предсказать». Сейчас же, с точки зрения генерала Шебаршина, хоть и следует использовать сложившую ситуацию для сближения с США и Западом, важно также не допустить, чтобы втягивания страны в новую афганскую войну. Россия должна действовать применительно к обстоятельствам, ни в коем случае не забывая о своих стратегических интересах.

«Надеюсь, — заключил Леонид Шебаршин, что период государственного нигилизма, пренебрежения интересами России, готовности уступать все, что попросит Запад, завершился раз и навсегда».

Эта тема возникла в интервью бывшего генерала КГБ (кстати, ушедшего в отставку «в связи с разногласиями с бывшим председателем КГБ Бакатиным», которого в свое время как раз и обвиняли в предательстве российских национальных интересов) отнюдь не случайно.

В том же номере Независимая газета комментирует решение президента России, получившее неоднозначную оценку российских политиков, дипломатов, экономистов и военных. Речь идет о закрытии российских центров радиоэлектронной разведки на Кубе и во Вьетнаме.

Как выразилась НГ, накануне шанхайского саммита Путин «преподнес очередной «подарок» Бушу».

Надо сказать, что если власти с самого начала объясняли этот ход чисто экономическими соображениями — дороговизной содержания РЛС, то в Америке восприняли его как шаг политический. С политикой связали решение Кремля и российские СМИ, неоднозначно оценив его, как впрочем, и итоги шанхайского саммита в целом.

По мнению газеты Время новостей, оба покидаемых военных объекта были своего рода символами того, что интересы Москвы простираются на весь мир. Отказ же от них «означает окончательное прощание России с амбициями владычицы континентов и океанов».

В России это решение было положительно воспринято всеми, кто считает, что попытки сохранить статус сверхдержавы лишь отвлекает страну от настоящих проблем. В то же время, как пишет Время новостей, поворот от примаковской концепции «многополярного мира», бывшей основой российской внешней политики в последние годы к американской схеме «кто не с нами, тот с террористами» оказался настолько резким, что значительная часть российской политической элиты не успела переориентироваться. «Начинания президента по инерции поддерживают, — отмечает газета, — но многие уже недоумевают: зачем все это? Если «отрыв» Путина будет увеличиваться, то через какое-то время единство номенклатурно-военных рядов может дрогнуть и появятся настоящие оппоненты».

Член научного совета Фонда Карнеги Андрей Рябов, чье мнение приводит Время новостей, считает, что этот разрыв чем-то напоминает времена позднего Горбачева, когда «президент двигался к новому мышлению, а прежняя элита находилась на старых советских позициях». Как известно, для Горбачева эта ситуация имела более, чем серьезные политические последствия».

Сам же Михаил Сергеевич заявил Общей газете, что «Владимир Путин за короткое время своего пребывания у власти сделал то, на что мне потребовались бы долгие годы». Горбачев считает, что у Путина «много здравого смысла», и он ведет вполне целенаправленную политику. «Я считаю, что Россия получила сейчас новый шанс — шанс Путина», — подчеркнул Михаил Горбачев.

С точки зрения военного обозревателя Независимой газеты Михаила Ходаренка, «есть вещи гораздо более важные, чем сегодняшние денежные расходы». Военная инфраструктура, напоминает Ходаренок, создается в течение длительного времени и требует вложения больших средств. Причем в конечном итоге конфликт зачастую возникает совсем не там, откуда его ожидали. Вряд ли американцы когда-либо планировали использовать свою базу в Индийском океане для авианалетов на Афганистан, замечает военный обозреватель НГ, «однако, когда это потребовалось, база оказалась в нужное время и в нужном месте, с заранее созданными запасами материальных средств».

Сегодня многие российские военные объекты кажутся ненужными и дорогостоящими. «Однако где гарантия, что для защиты глубинных интересов государства, скажем, через семь лет не потребуется оборудованная морская база и аэродром 1-го класса где-нибудь в Юго-Восточной Азии?» — спрашивает Михаил Ходаренок.

В свое время лидеры СССР проявили «поразительную политическую, экономическую и военную близорукость» в том, что касалось советских военных объектов — например, в Германии. Как стало теперь ясно, этот урок российской властью так и не усвоен.

Нужны ли России военные базы за рубежами страны? На этот вопрос военный обозреватель Независимой газеты отвечает так: «Они просто крайне необходимы, если держава претендует на свою долю участия в мировых делах. «Дипломатию канонерок» еще никто не отменял, и она является действенным инструментом при разрешении международных споров и отстаивания национальных интересов».

Однако сегодня, заключает Михаил Ходаренок речь об этом уже не идет: ликвидация военных баз свидетельствует о реализации «не нами разработанной концепции превращения военной сверхдержавы в региональное государство с устремлениями, не простирающимися дальше собственной государственной границы».

Как подчеркнула газета Новые известия, итоги встречи президентов Буша и Путина в Шанхае подтвердили «отказ Москвы от жесткого оппонирования планам США по демонтажу старого мирового порядка». Формы же дальнейшего стратегического партнерства пока не определены: Россия вновь использует тактику политических авансов Западу, и трудно сказать, насколько эта тактика оправдана.

«Опережающая сдача вчерашнему противнику остатков советского наследия не пользуется основательной поддержкой ни в массах, ни в политических верхах, и может оправдать себя только в случае быстрого встречного движения», пишут Новые известия. Однако максимум того, на что может надеяться Россия — что Буш не станет формально объявлять о выходе из соглашения. Это возможно в случае, если будет подписан протокол, расширяющий рамки Договора по ПРО и позволяющий продолжить испытания элементов новой противоракетной системы. Тогда появится шанс в ближайшее время объявить тему ПРО закрытой.

Между тем, как утверждает газета, Москва готова уступить США и по другим направлениям. В частности, Путин «дал американцам понять, что не считает Центральную Азию исключительной российской сферой влияния». А это, поясняют Новые известия, открывает для Вашингтона возможности «формализации своего военного присутствия в Узбекистане». Кроме того, это делает вывод российской военной базы из Таджикистана лишь вопросом времени.

Новые известия называет наивной надежду на то, что «Запад будет так умилен внезапно обнаружившейся цивилизационной общностью с Россией, что не глядя оплатит предъявленные счета». Правда, как утверждают, в Шанхае Джорджу Бушу был передан «дополненный список российских пожеланий, большей частью включающих уже известные меры по либерализации допуска отечественных товаров на американский рынок». Однако изучение проблемы, по всей видимости, будет отложено «на после Афганистана».

Та же ситуация выглядит совсем иначе с точки зрения Времени новостей. Как пишет газета, «если раньше Россия требовала уважения к себе, применяя угрозы, шантаж и уговоры, то сегодня может позволить себе почти ничего не требовать».

Как считает Время новостей, Путин занял практически беспроигрышную позицию: он дал понять Западу, что Россия давно уже ведет борьбу в исламскими террористами и радикалами и будет рада всем присоединившимся.

При этом российский президент «почти оскорбляется» всякий раз, когда его спрашивают: что, собственно, Москва рассчитывает получить в обмен на «продвижение к Западу» и твердую поддержку американского «крестового похода?». Российское руководство подчеркивает, что оно не ждет наград, хотя надеется на встречные шаги Запада. Если же их не последует, западные вожди тем самым в очередной раз продемонстрируют свою недальновидность — а справедливость все равно восторжествует.

«Главных западных вождей — американцев — внешнеполитический аристократизм Москвы, похоже, застал врасплох, — замечает Время новостей. — Американцы — конкретная нация. Сегодняшняя ситуация, с их точки зрения, предполагает торг, в лучшем, разумеется смысле этого слова». Если же они слышат, что торг неуместен, для них это означает, что ставки растут.

Поэтому, по данным газеты, в администрации США озабочены тем, удастся ли Путину совладать с возможной оппозицией — «со своими консерваторами и военными» — в случае, если американцы не сделают демонстративно крупных и убедительных шагов ему навстречу.

Впрочем, по сведениям из информированных источников, слухи о возможных внутриполитических осложнениях сильно преувеличены. «Президент чувствует себя как никогда уверенно: он считает, что внешнеполитические успехи страны объективно обусловлены успешным продвижением внутренних экономических и политических реформ», — утверждает Время новостей.

«Американцы в Узбекистане лучше талибов в Краснодаре, — пишут Известия, — независимые постсоветские государства пусть сами решают, с кем они, на то и независимые, НАТО все равно через год достигнет российских границ, так зачем понапрасну тратить силы и надрывать голосовые связки?»

По мнению газеты, о поспешных уступках Западу говорить нет смысла, все принятые решения — чистая прагматика, и ни одно из них не нанесло ущерба интересам России: «Просто изменились сами интересы».

По определению Известий, «России надоело быть исключением, этакой евразийской раскорякой». Российские высокопоставленные чиновники твердо решили, что страна должна стать частью цивилизованного мирового сообщества. «Третий путь», стало быть, отвергнут», — подводят итог Известия.

«У нас все будет по-нашему, с учетом всех российских особенностей, — заявил в интервью Московскому комсомольцу лидер «Яблока» Григорий Явлинский. — Но идти надо в ту сторону, куда идут европейские страны». Как считает Явлинский, поведение Путина во время мирового кризиса обнадеживает: «Все шаги президента, начиная с 11-го сентября, я поддерживаю».

Однако есть и проблема: непонятно, насколько все это всерьез: «Не знаю, под влиянием каких мотивов были сделаны эти шаги, и не повернется ли все вспять через два дня».

Вообще же у Явлинского сложилось впечатление, что «сам по себе президент иногда оказывается гораздо прогрессивнее, чем вся его компания, вместе взятая».

Другой известный политик, лидер СПС Борис Немцов, также считает, что Путин совершил стратегически правильный выбор: «Мы должны быть в коалиции с развитыми странами. России это выгодно».

В то же время, как считает Немцов, координируя свои действия с Западом, следует заявить о том, что Центральная Азия — зона российских интересов, о чем следует договориться с США: «Это можно сделать сейчас, когда у нас общие цели, общий враг. Ничто так не объединяет, как общий враг».

Со своими комментариями, разумеется, выступил и лидер ЛДПР, политик и шоумен Владимир Жириновский, который выразил в интервью еженедельнику Собеседник сожаление по тому поводу, что Россия не сумела в полной мере использовать все нынешние выгоды своего положения: «Мы должны были 13 сентября закончить все в Чечне. Полностью! Заглушить намертво!».

Жириновский убежден, что американцы завязнут в Афганистане, как некогда во Вьетнаме. И конечно, он дал свой прогноз дальнейшего развития событий (его опубликовала газета Россiя: США ожидает участь СССР, то есть распад на множество государств, бывших штатов. Причины очевидны: война в Афганистане и вызванный ею экономический кризис. А также и то, что Америка, как утверждает Владимир Вольфович, «теряет политический авторитет в глазах мирового сообщества».

Между тем журнал Эксперт приводит высказывание известного чеченского идеолога Мовлади Удугова по поводу событий 11-го сентября: «В мире нет больше той единственной супердержавы, которая может позволять себе наказывать других, не подвергаясь наказанию сама. Соединенным Штатам нанесен колоссальный психологический урон. Место мирового лидера вновь вакантно».

Правда, как считает Эксперт, теракты в США для идеологов терроризма еще не были началом войны — они были лишь карой Америке. Война началась позже, в Афганистане.

Журнал напоминает, что в свое время одна супердержава — СССР — распалась, когда в ходе афганской войны в восьмидесятых годах было пущено в ход так называемое «арабское нефтяное оружие».

Ход событий известен: по личной просьбе президента Рейгана Саудовская Аравия с ноября 1985-го по апрель 1986-го сбросила цену за баррель с 30-ти до 10 долларов. Экономика СССР не выдержала потерь, от программы «звездных войн» пришлось отказаться, началась перестройка, и в результате войска из Афганистана пришлось вывести.

Нечто подобное, как считает Эксперт, может произойти и сейчас. Недавно, сообщает журнал, власти Саудовской Аравии и Египта попытались успокоить антиамериканские настроения в своих странах заявлениями о том, что «США не будут атаковать другие мусульманские страны «по следам терактов 11-го сентября». Это означает, что в случае новых терактов военная операция США неизбежно будет расширена, и тогда арабы неизбежно пустят в ход свое «нефтяное оружие». Шансы захлопнуть «афганский капкан» для США у бен Ладена есть.

В том, что новых терактов не избежать, убеждены многие сведущие люди.

Как заявил Общей газете заместитель директора Института востоковедения Ефим Резван, «бен Ладену нужно все время создавать новый «информационный повод», заставлять мусульман страдать — иначе у него не будет солдат». Похоже, мир ожидают новые потрясения.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ