Конфликт на НТВ и раскол в обществе: президент по-прежнему остается над схваткой

0
24

История с НТВ всю последнюю неделю занимала первые полосы газет. Репортажи с митингов в защиту журналистов, анализ ситуации — нередко с диаметрально противоположных точек зрения, открытые письма участников событий друг другу, мнения коллег-журналистов, бизнесменов, политиков и политологов… Даже президентское послание не удостоилось такого внимания СМИ — о нем чуть ли не забыли в водовороте страстей.

Хотя (по непонятному стечению обстоятельств) президент выступал перед Федеральным собраниям именно в тот день, когда собрание акционеров, собранное компанией «Газпром-медиа» переизбрало совет директоров, который немедленно уволил Евгения Киселева и назначил на его место двоих: Борис Йордан стал гендиректором компании, а Владимир Кулистиков — главным редактором.

В том же номере, где было помещено сообщение о смене власти на НТВ, газета Коммерсант опубликовала стенограмму записи эфирной встречи сотрудников телекомпании с Владимиром Гусинским.

Глава «Медиа-Моста» был разнообразен и убедителен.

С одной стороны, в ответ на просьбу известного журналиста Владимира Кондратьева нарисовать самый пессимистический сценарий развития событий, он предположил, что для начала власть «попытается показать, что все в порядке и ничего не меняется», что работа НТВ продолжается в прежнем ключе. А затем, через месяц-другой начнется закручивание гаек, «постепенная отжимка и сворачивание голов тем, кто им служит».

При этом Гусинский подчеркнул, что не склонен питать иллюзии и потому не считает, что «из тысячи сотрудников телекомпании НТВ вся тысяча займет достаточно принципиальную позицию. Кто-то не займет… Мы понимаем, что это дело каждого».

Но с другой стороны — Гусинский заявил, что не считает ситуацию безнадежной: и прежде всего потому, что, как выяснилось, «у НТВ значительно большая поддержка публичная, чем мы ожидали». Это продемонстрировали митинги и все публичные акции в защиту телекомпании.

Следующий важный момент — «власть пока боится использовать то, что они используют в Чечне — силу. Пока боится, мы должны этим воспользоваться». (Высказывание достаточно радикальное, почти в духе Валерии Ильиничны Новодворской).

Впрочем, заметил медиа-магнат, «на самом деле ваше будущее и ваша репутация в ваших собственных руках… Если у вас хватает воли занимать свою позицию, вы ее отстоите, нет — значит, нет».

Гусинский предложил также не забывать о наличии «неких дополнительных резервов» в лице Бориса Березовского, посетившего опального медиа-магната в испанской тюрьме и предложившего свою помощь: «Было такое славное занятие. Приехал слегка подшофе». Подробности этой встречи экс-олигархи разглашать не стали, однако пресса незамедлительно выяснила, что речь идет об объединении усилий для создания нового мощного телеканала на базе ТВ-6.

Впрочем, глава «Медиа-Моста» подчеркнул, что не видит необходимости форсировать эти переговоры: «Мы выиграем обязательно. Блин! Это я вам говорю, только будьте сильными».

Закончил же Гусинский как опытный оратор — прочувствованным обращением к слушателям: «Понимаете, все те, кто хотел уйти, все те, кто хотел лечь, все те, кто хотел служить власти, уже ушли, легли и служат. Остались вы, которые не хотят служить — не только власти, но и Гусинскому тоже. И это не ваша работа, выражать мое мнение или мнение власти. Вы должны выражать свое мнение… А с нашей стороны, поверьте, сделано будет все, чтобы у вас была такая возможность». Стенограмма свидетельствует, что на последние слова аудитория ответила бурными аплодисментами

Тем не менее, спустя несколько дней та же газета Коммерсант опубликовала ныне знаменитое открытое письмо Леонида Парфенова Евгению Киселеву. На НТВ начались внутренние разборки.

«Я не могу более находиться в положении человека, за которого принимают решения, — писал Парфенов. — Ты добиваешься, чтобы «маски-шоу» случились у нас в Останкино, ты всеми средствами это провоцируешь. Ты держишь людей за пушечное мясо… Я не в силах больше слушать твои богослужения в корреспондентской комнате — эти пятиминутки ненависти — а не ходить на них, пока не уволюсь, я не могу».

(Тон послания Леонида Парфенова — не исключение, а, скорее, правило для публикаций так или иначе связанных со скандалом на НТВ. Вот, например, как выразила по этому поводу свои эмоции журналист Московского комсомольца Юлия Калинина: «Даже после гимна СССР еще теплилась слабая надежда на то, что наша власть считает свой народ людьми. А после уничтожения НТВ уже нет никаких надежд. Мы для них — быдло. Теперь мы это твердо знаем. Убедительные доказательства предоставлены, мосты сожжены, обратно не переиграть. Так что когда президент в очередной раз скажет: «Мы с народом», мысленно поправьте его. Он не с народом. Он — с быдлом»).

Таким образом, опасения Гусинского, что не может «вся тысяча сотрудников НТВ» вести себя одинаково, оправдались. Вслед за Парфеновым из НТВ уволилась Татьяна Миткова, правда, без открытых писем и громких заявлений (и тотчас поползли слухи, что именно ее могут в конечном итоге назначить на пост главного редактора телекомпании).

Через день Киселев ответил Парфенову — снова в Коммерсанте.

Обсуждать существо вопроса он не стал, по сути, перейдя на личности: «Я бы принял твою позицию, если бы не знал, не видел своими глазами, как суетливо ты стал вести себя с того момента, как тебя пригласили в состав совета директоров НТВ «по версии «Газпрома», как путано ты объяснял свое отношение к этому приглашению и как откровенно не хотелось тебе от него отказываться».

Как пишет пресса, Парфенов и в самом деле рассказывал накануне всем желающим, что, узнав о своем назначении, он обошел коллег, спрашивая, делегируют ли ему право представлять их интересы, и, получив отрицательный ответ, от предложенного места отказался. Как утверждает Киселев, именно в этот момент Парфеновым «овладела обида». Это, подчеркивает Евгений Киселев, случалось с капризной телезвездой и прежде, однако на НТВ к нему всегда были снисходительны: «Я лично, как и многие наши коллеги — я это знаю — принимали тебя таким, какой ты есть, и за талант прощали все издержки высокомерного индивидуализма».

Впрочем, талант Парфенова также ставится под сомнение. С точки зрения Евгения Киселева, парфеновские упреки по поводу использования журналистов НТВ в качестве «пушечного мяса» оскорбительны для тех, за кого он пытается вступиться, поскольку отказывают им в способности к самостоятельному мышлению. Между тем, подчеркивает Евгений Киселев, «эти журналисты научились вести прямые репортажи из самого пекла войны и говорить при этом взвешенно и достойно даже под пулями. А это, извини за резкость, совершенно другой уровень профессионализма, чем записанный с тридцать восьмого дубля стендап в дворцовом интерьере».

Кроме того, Киселев упрекает своего бывшего коллегу в позерстве, а также в «банальном предательстве в трудную минуту».

Между тем, еще в самом начале скандала с увольнением Киселева и последовавшей за этим акцией протеста журналистского коллектива НТВ, о том, что не следует рассчитывать на равный энтузиазм протеста всех участников событий со стороны НТВ, предупреждал Виталий Третьяков, главный редактор Независимой газеты.

«Нельзя требовать, оставаясь человеком честным, чтобы все вели себя одинаково, — писал Третьяков. — Во-первых, коллектив коллективом, но у каждого может быть своя оценка событий», Но главное, о чем счел необходимым напомнить главный редактор НГ, слишком в разных — в том числе, и материальных — условиях находятся, с одной стороны, владельцы и менеджеры НТВ, с другой — ее рядовые сотрудники.

Ну и, кроме того, «на НТВ так любят повторять, что все у них звезды, что, возможно, и сами верят в это. Но громкое имя поможет тем немногим, кто его имеет реально. А две с половиной сотни других останутся со своими проблемами один на один».

Как показали другие публикации, в ходе конфликта у журналистов НТВ и впрямь стало проявляться нечто вроде классового сознания. Газета Время новостей приводит слова «одного из рядовых сотрудников телеканала»: «Всем заправляют десять-двенадцать человек. А мы собираемся по кабинетам и шепчемся. Кто-то боится за кредиты — вдруг новые владельцы заставят отдавать. Кто-то опасается потерять работу. Марианна Максимовская как-то крикнула: «Поднимите руки! Путь видят, что нас не десять человек!» Руки мы подняли… Но бороться за винные погреба Евгения Алексеевича больше нет сил».

Газета Время MN выражает свое сочувствие журналистам НТВ: «Российская рыночная экономика, в том числе ее медиа-сектор, пока далека от цивилизованных норм. В цивилизованных странах в таких ситуациях журналистские коллективы выступают в качестве субъекта если не сделок, то переговоров о сделках». В России же вряд ли можно на это рассчитывать, и потому журналистам остается только настаивать на том, чтобы конфликт воспринимался как противостояние власти и свободных СМИ: «Одна дело стать пешкой в склоке магнатов, а другое — пасть жертвой в борьбе за идеалы демократии».

«Самое обидное, что с чиновниками будет все нормально», — заявил в интервью Коммерсанту бывший директор НТВ, а ныне председатель ВГТРК Олег Добродеев. На вопрос о том, считает ли он, что история с НТВ — это всего лишь борьба за место работы Евгения Киселева, Добродеев ответил: «Я бы сказал по-другому: это борьба за способ его ухода. Уход должен быть красивым и запоминающимся».

Что же касается колоссального общественного резонанса, который получила эта история, Добродеев считает, что таким образом срабатывает прежняя репутация канала: «НТВ действительно любят. НТВ вырастило целое поколение журналистов… Все сегодняшнее телевидение в лучших его проявлениях было телевидением НТВ».

Правда, последний год, подчеркнул председатель ВГТРК, был для канала провальным: в рейтингах он переместился на третье место, потерял более четверти аудитории. «А защищают старое НТВ».

Еще более недвусмысленно Добродеев высказался в открытом письме Евгению Киселеву (очередное открытое письмо!), напечатанном в газете Известия.

Признав, что жанр открытых писем Киселеву «становится избитым приемом», Добродеев, тем не менее, считает, что другого способа высказать Евгению Алексеевичу свое мнение у него нет: «Ты избегаешь прямых контактов, публичной дискуссии о той катастрофе, на грани которой стоит созданная нами с тобой кампания. Подчиненным ты и твой истеричный круг затыкают рот… Между тем объяснение мое с тобой давно назрело, может быть, даже запоздало».

Добродеев напоминает о своем уходе в январе 2000-го года — уходе вследствие того, что «Гусинский, Малашенко и ты начали выдавливать меня из компании». Тогда, вспоминает Добродеев, также готовились акции протеста, причем как раз против назначения Киселева. Однако, подчеркивает автор письма, он сумел успокоить взволнованный коллектив, а затем «просто ушел, так как думал о репутации компании, о дальнейшей судьбе людей». К этому же Олег Добродеев призывает и Евгения Киселева: «Подумай о людях. Митинговые крики о команде и единении имели бы смысл, если бы действительно у всех участников сегодняшних событий были общая судьба и будущее». Говорить же об этом не приходится: «Одного человека хозяйский самолет, хозяйская яхта унесут в ласковые дали, другие останутся на месте пожарища, раздутого ради этой перспективы. Где чей вариант, мы с тобой прекрасно знаем».

Между тем, с точки зрения Добродеева, вопрос о независимости НТВ, изначально спорен: «Уж мы-то с тобой знаем, что с самого начала компания была не только «гусинской», но и кремлевской», Лицензию на вещание «пробивали» Бородин и Тарпищев. Телекомпания активно участвовала в президентских выборах 96-го года, более того, «многие достопамятные радиообращения Бориса Ельцина летом 1997» и написаны журналистами НТВ. Неудивительно, что участие в кремлевских акциях, пишет Добродеев, активно преобразовывалось в реальный капитал, «в те же кредиты «Газпрома». А они, в свою очередь, в редакционную политику: «Смотря «Итоги», провинциальные начальники безошибочно улавливали линию Кремля». Однако со временем быть «при власти» главе «Медиа-Моста» показалось мало: «Гусинскому в какой-то момент показалось, что он — сама власть, и тут-то начались проблемы, которые всегда решаются одним способом».

Таким образом, председатель ВГТРК фактически признает то, о чем твердят все сторонники НТВ — политическую подоплеку разгоревшегося конфликта. «Бизнес, решение финансовых проблем не являются ни приоритетом, ни самоцелью» для тех, кто стремится сломить сопротивление команды Киселева, пишет Евгения Альбац в Новой газете.

Решения нового совета директоров компании Евгения Альбац прокомментировала так: «Назначение неудачного инвестора, неэффективного антикризисного управляющего, не разбирающегося в средствах генерального директора и обязанного Кремлю, конфликтующего с редакцией главного редактора преследует единственную цель — ликвидировать бизнес и разрушить оппозиционный журналистский коллектив».

Альбац считает не случайным совпадение по времени двух событий — «скандального собрания акционеров» и выступления президента Путина перед Федеральным Собранием.

Президент избрал либеральный вариант послания, «чем, понятно, должен был вызвать жесткую критику коммунистов и апологетов империи». Следовательно, пишет Евгения Альбац, «если следовать теории заговора и технологии провокаций», принятой в профессиональной среде, привычной Путину, вслед за этим он должен был «предпринять шаги, способные затушевать либеральность слов жесткостью шагов». Нечто вроде Пиночета в российском варианте.

Однако, по сведениям Е. Альбац, в действительности мотивы действий кремлевских политтехнологов, не испугавшихся возможности скандала в день оглашения президентского послания, оказались намного проще. «Решили: плевать, все будет нормально».

Каким же образом мог случиться такой просчет? Альбац считает, что он закономерен: «Потому как управление — синоним слова «информация»… Однако, придушив оппозиционные средства массовой информации и слушая только те СМИ, которые поют только то, что сам Кремль им и заказывает, люди за Стенкой потеряли связь с реальностью».

Кремль считает, что реальность — это президентский рейтинг. Между тем рейтинг — лишь одна из граней действительности. «За год, пока люди за Стенкой упивались своим «все получается», получилась оппозиция». Причем в отличие от тех, кто объясняется в любви к Путину — «парню из нашего двора» (определение автора), эта оппозиция имеет что сказать. «И чем больше Кремль будет душить СМИ, тем больше будет тех, кто не захочет возвращаться к разговорам на кухне».

Путину, считает Евгения Альбац, неизбежно придется сделать выбор: «белорусский путь, сдобренный латиноамериканским опытом», либо понимание того, что либеральная экономика без либеральной политики невозможна.

Конфликт на НТВ расколол прежде всего Кремль, пишет Валерий Яков в Новых известиях.

Команда Павловского рекомендует президенту вариант разрешения конфликта, который фактически можно считать силовым. Президент, «однажды уже одобривший начало атаки на НТВ, должен и дальше сохранять молчание, не вмешиваясь в конфликт, который велено считать исключительно конфликтом собственников». Тогда, под прикрытием этой официальной версии, «тщательно отобранные Кремлем новые назначенцы с сомнительной репутацией должны взять НТВ под полный контроль. И завершить зачистку».

Есть и другой вариант: Путину предоставляется возможность «наконец проявить себя в качестве мудрого вождя, озабоченного свободой слова». Для этого следует «послать временно нанятых и беспрекословно послушных Коха и Йордана в судебные инстанции выяснять там дальнейшие отношения с владельцами «Медиа-Моста». С другой — выразить свою поддержку журналистам НТВ в части их озабоченности свободой слова, а также гарантировать им эту свободу.

При этом, прогнозируют Новые известия, журналисты «попадают в невольную моральную зависимость от хозяина Кремля, пришедшего им на помощь в трудную минуту». И таким образом, главная цель кремлевских политтехнологов, желающих взять прессу под контроль все равно будет решена.

Вместе с тем Валерий Яков не преувеличивает надежд на подобное развитие событий. Тем более что затянувшийся конфликт на НТВ расколол не только кремлевскую команду, но и журналистский корпус.

Проблема, считает автор, не только в выборе: кого поддержать — «кремлевских кукловодов» или «свободолюбивых энтэвэшников», но и в определении самого смысла журналистской профессии.

Валерий Яков считает, что современные реалии разделили российских «мастеров пера» на три категории. Одна часть журналистов согласна быть послушным орудием власти. Другая вынуждена считаться с позицией собственников СМИ: «И тут тоже приходится служить, хотя и не так подобострастно, как в случае с государством» (трудно не заметить спорность этого утверждения). Есть и третья категория, «наиболее принципиальная и малочисленная» — это те, кто «продолжает помнить об интересах общества и о своих профессиональных обязанностях информировать это общество объективно и непредвзято». При этом «не очень заигрывая с собственниками и тем более с властью».

Нарисовав этот портрет идеального журналиста, Валерий Яков предлагает коллегам по цеху сделать свой выбор.

«Тест на порядочность» — так озаглавила Общая газета статью о последствиях кризиса на НТВ для общества. Газета считает, что народ, обычные зрители, неоднократно выходившие в эти дни на митинги в поддержку телекомпании, этот тест выдержали. Вопреки опасениям защитников свободы слова, «в нем, в народе, наряду с теми, кто поддерживает полковника Буданова (еще один тест), много нормальных, порядочных и нетрусливых людей».

Гораздо сложнее, с точки зрения ОГ, обстоит дело с «духовной и интеллектуальной элитой». Если судить по реакции прессы и некоторых телеканалов, замечает газета, «для многих наших коллег вернулись времена внутренней цензуры, когда радость точного следования и верного воплощения генеральной линии столь велика, что становится самодостаточной, т.е. не требует дополнительного подкрепления в виде поощрений за верность и наказаний за отклонение от курса».

Причины деградации элиты Общая газета видит в политическом стиле, который установился в последние два года. «Чтобы попасть в социальный лифт, доставляющий вас на «элитные этажи общества, надо пройти фильтр, состоящий из холуйства и подлости, лицемерия и предательства». Например, чтобы стать министром внутренних дел, достаточно заявить о готовности выпрыгнуть из окна по приказу начальства. Чтобы стать ведущим телекомментатором на главном канале страны, надо «регулярно поливать грязью свои коллег с того телеканала, благодаря которому ты вообще стал различим на общем фоне». А чтобы стать главным аналитиком, нужно «так часто менять свои взгляды и оценки, чтобы никто не смог заподозрить, что они у тебя вообще существуют».

Главное, что произошло с обществом за это время, утверждает Общая газета, «репутация как социальный институт перестала играть какую-нибудь роль в обществе». И потому сегодня «на том месте, где должен быть Лев Толстой, многозначительно восседает Глеб Павловский».

Неожиданный раскол по поводу скандала с НТВ произошел даже среди российских либералов. Как сообщила газета Время новостей, только Григорий Явлинский оказался «безоглядно на стороне бунтовщиков». В то время как Борис Немцов поддерживает их с оговорками, а долго молчавший Анатолий Чубайс высказался в поддержку Альфреда Коха. По мнению Чубайса, «Газпром» действует «очень корректно, стараясь не ущемить достоинство людей и уникального коллектива НТВ, а имея на руках решение суда, мог бы действовать гораздо жестче».

Егор Гайдар в интервью журналу Новое время заявил, что «пока свобода слова в России есть», однако нет уверенности в том, что эта ситуация сохранится на ближайшие годы. Гайдар согласен с тем, что «НТВ — это в первую очередь финансовая проблема», что «есть проблема плохого менеджмента, есть накопленные более чем своеобразные и явно политические долги».

Вместе с тем, с точки зрения Гайдара, «это всегда забавное слияние: олигархи, принадлежащие им медиагруппы, свобода слова». Понятно, что олигархи заинтересованы в том, чтобы в сохранении существующего положения. При этом Гайдар подчеркнул, что он не абсолютно убежден, что и те, кто сидят в Кремле, не заинтересованы в том же. Во всяком случае, с точки зрения Гайдара «сегодня в ситуации с НТВ обе стороны, говоря противоположные вещи, играют по одним и тем же правилам».

В целом же известный экономист считает, что проблема свободы прессы — это прежде всего проблема денег, и единственный способ решить эту проблемы — принять такой закон о рекламе, который дал бы СМИ независимость. «Либо ты готов, чтобы СМИ жили за счет государства, и тогда не жалуйся, что они живут за счет государства; либо ты готов, чтобы они жили за счет олигархов, и тогда не жалуйся, что они будут жить за счет олигархов; либо ты готов, чтобы они жили за счет информационного рэкета, но не жалуйся, что они живут за счет информационного рэкета…» Альтернативный путь, означающий истинную независимость, — жизнь за счет рекламы, рынок которой следует «холить и лелеять» — прежде всего, российским законодателям.

И, конечно, свою лепту в разноголосицу мнений по поводу НТВ внес Борис Березовский. В газете Коммерсант он напечатал небольшую статью, в которой раздал всем сестрам по серьгам: «Человек с внешностью Пьера Безухова, по фамилии Добродеев, пишут донос; главный реформатор Чубайс поддерживает войну в Чечне и с сотоварищем Кохом пытается национализировать частную компанию НТВ, которая никогда не была государственной; на общенациональном канале НТВ с целью повышения духа патриотизма генерального директора российского гражданина Киселева предлагают заменить на американского подданого Йордана…» В стране «умные воюют против умных», совместно разрушая то, что сами же строили последние десять лет. «Фантасмагория? — спрашивает Березовский. — Нет — гэбуха. На их гэбэшном языке — разводка».

Впрочем, Березовский признает и свою вину: «Каюсь. Меня развели самого первого. Не учел его, Путина, чекистскую заточку». Далее следует предостережение-угроза: «Следующего президента скоро будете выбирать сами. Не ошибитесь».

Между тем конфликт вокруг НТВ и не думает угасать — напротив, он, как заметила Независимая газета, «приобретает все более скандальные формы».

Вот заголовки лишь некоторых из последних публикаций: «Если Парфенов — предатель, то Диброву пора в Кащенко» (Комсомольская правда); «После НТВ» (подзаголовок — «Ни телекомпания, ни страна в прежнем виде уже не сохранятся» — Сегодня); «С НТВ уходят журналисты» (Независимая газета); «Нам не нужно «единое пространство мысли» (Новые известия), «Драма из трех букв» (это, конечно, МК).

Судя по нарастающему ожесточению сторон, не исключено, что Владимиру Путину, который после встречи с председателем общественного совета НТВ Михаилом Горбачевым, заявил, что точку в споре о законности нового руководства компании должен поставить суд, все же придется принять участие в улаживании конфликта. Во всяком случае, на НТВ этого ждут.

Как заявил газете Ведомости «близкий к руководству компании источник», там «убеждены, что Путин с самого начала понимал, что происходит и с какой целью и сознательно не вмешивался». В том, что президент сказал Горбачеву, на НТВ не видят ничего нового: «Мы тоже считаем, что нужно обратиться в суд. Номы все же надеялись, что президент как гарант Конституции разберется в проблеме».

Конфликт продолжается. Как заявил Независимой газете Евгений Ясин, власти стоило бы понять, что общество воспринимает этот конфликт как политический, как проблему защиты слова. И потому ей, власти, стоило бы уступить: «Это было бы для нее не поражением, а выигрышем. Доказательством того, что путин действительно не на словах, а на деле хочет защищать свободу слова и отстаивать принципы демократии».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ