Будни контрреволюции

0
15


Вся истекшая неделя была посвящена постконтрреволюционным изменениям в Госдуме, самым напряженным из которых был томительный и выматывающий процесс вытеснения коммунистами своего спикера с думского поста. В свою очередь спикер, отчаянно сопротивляясь, все-таки пренебрег партийной дисциплиной и остался на своем месте.

«Мы считаем, что руководить Думой, которая проводит откровенно правую, разрушительную политику, лидер левого крыла не имеет права», — заявил Зюганов в эфире программы «Зеркало» на РТР. Это, по сути дела, и есть основная позиция фракции КПРФ в Госдуме относительно спикерства коммуниста Селезнева.

Правда, относительно того, насколько логично в таком случае его собственное присутствие во вражеском парламенте, Зюганов высказался несколько туманно. Дескать мы теперь будем вообще всегда против и все такое. «Первое — в отличие от господ из правых фракций, мы не собираемся бойкотировать Государственную Думу. Мы не держимся за руководящие кресла, но намерены и дальше всеми средствами защищать интересы своих избирателей. Более того, мы отказываемся от тех руководящих должностей, которые нам с барского плеча оставляет «кремлевская шестерка». Второе — мы переходим в жесткую оппозицию политике «агрессивно-послушного большинства» Государственной Думы и все наши усилия направим на разъяснение народу его криминально-олигархического курса. Третье — мы создаем теневое правительство Народно-патриотического союза России, не просто критикуя каждый шаг власти, но предлагая лучшие альтернативные решения всех проблем в интересах большинства населения страны. Отныне вся ответственность за проводимый курс ложится на президента, подчиненное ему правительство и бездумно голосующее думское большинство» (РТР).

Не смотря на серьезность сделанных заявлений, никого из правых в Госдуме угроза жесткой оппозиции КПРФ не испугала.

Григорий Явлинский (Яблоко): «Ничего не может произойти. Просто ровным счетом совершенно ничего» (РТР).

Борис Немцов (СПС): «Мы много раз проверяли, ради чего, собственно, левые пришли в Думу… Ну, вот, например, мы вносили закон, запрещающий депутатам получать хамские пенсии в 12 тысяч рублей. Мы проверяли их: давайте отменим этот хамский закон, закон о привилегиях для депутатов, и давайте установим пенсию для депутатов на уровне среднероссийской. Три раза мы вносили этот закон. Три раза они голосовали против… Мы говорили: давайте отменим депутатскую неприкосновенность. Три раза голосовали. Они опять против. А риторика при этом остается за бедных, несчастных, униженных и оскорбленных. А дела, на самом деле, совсем другие. Поэтому когда ультралевые говорят об «обуржуазивании» компартии, которая сидит в Думе, они абсолютно правы: БМВ, костюмы Бриони, мигалки, загранпоездки, Давосский форум, пенсия 12 тысяч, зарплата 16-18 тысяч — вот, собственно, как выглядят защитники народа» (РТР).

Впрочем, по мнению вице-президента Фонда «Реформа» Андраника Миграняна, новая расстановка сил в Госдуме только играет на руку коммунистам: «Фактически власть этим решением выталкивает коммунистов на улицу. Они очень давно на улице не выступали в качестве решительной силы, а сегодня (даже была такая шутка, что редкий коммунист доходит до середины заводского цеха) это дает им шанс и возможность проявить себя» (ТВЦ).

Резюмируя высказывания депутатов Госдумы относительно угроз коммунистов, ведущий программы «Зеркало» Николай Сванидзе заметил, что по сути, «жесткая оппозиция — это либо действительно альтернативные позитивные идеи, экономические, социальные, реальные программы и люди, которые их могли бы выполнить (а со всем этим в КПРФ, мягко говоря, дефицит), либо это улица — кастрюли, каски и так далее. Однако сегодня, при стабильно очень высоком президентском рейтинге Путина, с одной стороны, и отсутствии в идейном арсенале коммунистов популярных патриотических лозунгов, перехваченных тем же Путиным, с другой стороны, уличный вариант не только плох и опасен для всех в равной степени, но еще и очень сомнителен в плане его практической реализации. Такой вариант грозил бы превратить руководство КПРФ в политических маргиналов вроде Анпилова, и это нынешние коммунистические лидеры понимают» (РТР).

Что касается непосредственно судьбы Геннадия Селезнева, то, как отмечают многие, в новом раскладе думских сил она становится уже политически важной. Как известно, все началось вообще с атаки центристов на спикера. Однако затем направление этой атаки сменилось, и существенно изменился весь расклад сил вокруг Селезнева. Сейчас правоцентристское большинство вовсе не возражает против его спикерства. А вот собственно его партия, КПРФ, в лице ее лидера Зюганова, требует его отставки с председательского поста.

Ради этого главный коммунист страны созвал внеочередной пленум, на котором, по словам директора фонда «Политика» Вячеслава Никонова, должно было быть принято окончательное решение, покинет ли Селезнев пост спикера Государственной Думы. В результате, как сообщил канал НТВ 10 апреля, после шести часов напряженных прений пленум ЦК КПРФ порекомендовал Геннадию Селезневу уйти с поста спикера.

О том, насколько важны Селезневу рекомендации однопартийцев, иронично высказался Владимир Жириновский — нисколько. По его мнению, прогноз о дальнейшем трудоустройстве думского лидера может быть только один — он останется в Думе. «Потому что седьмой год уже, и он, как бы, прирос к этому месту, и быть снова вторым, третьим в КПРФ, тем более при любом раскладе сил в следующей Думе он не возглавит больше ГД! Это у него последний шанс, а идти на руководство фракцией вместо Зюганова — тогда он Зюганову наносит большую обиду и теряет КПРФ в этом смысле, потому что Селезнев считается как бы «розовым» коммунистом, Зюганов более ортодоксальный. Создавать новую группу — это его понижение, фракцию нельзя создавать. Он станет десятым в Думе, сейчас он первый в Думе, четвертый в стране, а станет просто десятым в Думе, он будет даже ниже меня по рангу, поэтому ему нет смысла опускаться так низко, то есть с генеральской должности на должность лейтенанта» (ТВЦ).

В выборе Геннадия Селезнева мало кто сомневался. Геннадий Николаевич никогда не был волевым партийным радикалом, и в данной ситуации было бы странным и даже забавным, если бы этот сдержанный политик решил поменять свои спокойные спикерские будни на боевые подвиги рядового оппозиционного партработника.

В заключение хочется заметить, что как бы не ругался задетый за живое Геннадий Зюганов, говоря, что «подвыпивший Ельцин был все-таки лучше трезвого Путина», тем не менее абсолютное большинство политиков уверенно, что впервые в новейшей истории России в парламенте появилось дееспособное пропрезидентское и при этом реформаторское большинство. Так что остается надеется, что столь редкий шанс российские законодатели сумеют использовать с умом.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ