Узбекистан наращивает военные контакты с США

0
33

На днях свой первый визит в США в качестве министра обороны Узбекистана совершил недавно назначенный на эту должность полковник Кадыр Гуламов. То, что он начал свое первое межгосударственное общение именно с заокеанским коллегой, выглядит симптоматично. (До этого Гуламов проигнорировал состоявшееся в конце октября заседание Совета министров обороны СНГ в Таджикистане).

Прагматичных узбекских руководителей, скорее всего, раздражают продолжительные и пока мало результативные разговоры о коллективной обороне и они решили, видимо, переориентироваться на контакты с Западом и США. Итогом контактов Уильяма Коэна и Кадыра Гудамова стало подписание соглашения о дальнейшем сотрудничестве в военно-технической области двух стран. Как отмечают источники из Ташкента, соглашение носит статус межгосударственного (то есть подписанного по поручению президентов США и РУ) и предусматривает не только поставки в Узбекистан оружия и боевой техники, но и подготовку производств, технологий для его изготовления на предприятиях республики.

Конкретное содержание соглашения является, конечно, тайной. Однако наблюдатели не исключают, что оно в первую очередь может касаться производства различных видов боеприпасов, стрелкового оружия, а также тяжелых бронированных автомобилей типа «Хаммер». Сырьевая и промышленная база в Узбекистане для этого есть. Республика обладает большими запасами гуза-паи (сухие стебли хлопчатника), из которой раньше в СССР изготавливался пироксилиновый порох, применявшийся в капсюлях патронов и снарядов, а также в запалах для ручных гранат. В Узбекистане производится селитра (Чирчикский химкомбинат), которая служит главным сырьем для производства взрывчатых веществ. Броню для патрульных автомобилей может производить Алмалалыкский горно-обогатительный комбинат, Бекабатский металлургический комбинат, а также Чирчикский завод тугоплавких и жаропрочных металлов. Общая сборка таких автомобилей может осуществляться на Ташкентском тракторном заводе, заводе «Ташсельмаш», а также автомобильных предприятиях УзДЭУ. Стрелковое же оружие могут производить сразу несколько предприятий, в том числе авиационный комбинат имени Чкалова и завод «Таштекстильмаш».

Также прошла информация, что для укрепления подразделений спецназа США поставят в Узбекистан партию бронированных «Хаммеров». 10 таких машин, которые ранее США передали в качестве военной помощи ВС РУ, хорошо зарекомендовали себя при проведении антитеррористической операции против боевиков так называемого Исламского Движения Узбекистана (ИДУ). Переход узбекских вооруженных сил на специализированные бронированные автомобили — одна из стратегических задач в области военно-технического перевооружения армии страны. Как заявил когда-то автору этих строк Кадыр Гуламов, Узбекистан не собирается вести какие-то крупномасштабные боевые действия и наступать танковыми колоннами на широком фронте. По его словам, для этого нет ни подходящего рельефа в стране, ни военно-политических предпосылок. Главный враг государства — мелкие террористические группы. Для борьбы с ними хватит и просто спецназа на автомобилях или легких вертолетах.

Таким образом, не исключено, что в обозримом будущем большинство оставшихся после распада СССР танков, БМП и БТР республика пустит на переплавку или продаст третьим странам. Узбекистан первым из постсоветских республик начал активную деятельность, связанную с подготовкой своей промышленной базы к производству собственного стрелкового оружия, бронеавтомобилей и боеприпасов. Не исключено, что они будут сделаны под стандарты НАТО.

Почему так происходит — гадать не приходится. Судьбоносное для двух стран российско-узбекское соглашение, подписанное Владимиром Путиным и Исламом Каримовым в декабре 1999 года, мягко говоря, дает сбои. Россия обязалась поставить Узбекистану большую номенклатуру военной продукции, однако в республику быстро пришло то, что было на складах «НЗ» Минобороны — автоматы, пулеметы, боеприпасы, запчасти и другая техника. Поставки же современного оружия (новые снайперские винтовки, пулеметы, радиостанции) так и не начались, поскольку в наличии ВС РФ его в больших количествах нет, а на производство его необходимо время — надо подписывать с предприятиями ВПК контракты, делать предоплату и т.п. Да и традиционная российская чиновничья волокита делает процесс продажи оружия растянутым на годы. Говорят, что это стало одной из главных причин расформирования «Росвооружения». К слову сказать, именно его конкурент «Промэкспорт» здесь действовал совсем иначе. Он в считанные недели поставил со складов МО РФ в Узбекистан большинство военной продукции, которую в личной беседе попросил у Владимира Путина президент Узбекистана во время весеннего визита главы российского государства в Ташкент.

Произвело впечатление на российское руководство и то, с какой быстротой были поставлены Узбекистану из Китая снайперские винтовки. Бывший министр обороны Юрий Агзамов прилетел в Пекин, подписал соглашение о ВТС и на своем же самолете привез требуемые винтовки в страну. На это потребовалось всего два дня!

Итак, можно сделать вывод, что Узбекистан отходит от начавшихся было весной 1999 года тесных контактов с Россией и переориентируется на другие страны. В первую очередь — Китай, США и Запад. Об этом свидетельствует не только факт подписания договора о ВТС с Китаем, но и другие примеры. Так, 26-27 сентября в Ташкенте состоялся двухдневный узбекско-германский семинар-коллоквиум «Управление кризисными ситуациями и предотвращение конфликтов». Он прошел в Академии вооруженных сил Министерства обороны Узбекистана.

Как сообщили в пресс-службе Минобороны республики, семинар прошел в соответствии с межправительственными соглашениями об узбекско-германском двустороннем военном сотрудничестве. В нем приняла участие группа ведущих специалистов бундесвера, силовых структур Узбекистана и других заинтересованных институтов и ведомств.

На семинаре германские эксперты подчеркнули, что предупреждение кризисов и конфликтных ситуаций требует политической легитимности, и эффективного использования существующих систем безопасности, которые успешно используется в странах Европейского Союза. Кроме того, инструментом международного управления кризисными ситуациями, отметили немецкие специалисты, должны служить вооруженные силы. Этот тезис своих немецких коллег узбекские военные поняли, видимо, правильно. Однако на деле Узбекистан пока отходит от международного военного сотрудничества в рамках Договора о коллективной безопасности со странами СНГ.

В ходе семинара узбекские специалисты рассказали об инициативах республики по предотвращению кризисных ситуаций, о военно-политической обстановке в Центрально-Азиатском регионе и вероятном развитии ее в ближайшее время, о некоторых проблемах общегосударственного мониторинга кризисных ситуаций, о деятельности пограничных войск при возникновении сложных обстоятельств. Следует заметить, что вся эта деятельность проходит пока без взаимодействия с военными подразделениями других стран. Более того, Узбекистан демонстрирует некоторую враждебность по отношению к вооруженным формированиям в Таджикистане. Но при этом все яснее видно его благожелательное отношение к талибскому руководству.

Это, видимо, не осталось без внимания военных руководителей стран Запада и США. Однако узбекскую «лояльность» талибам они предпочитают не замечать. Скажем, в сентябре в Узбекистане с двухдневным визитом был глава Центрального командования США генерал Томми Фрэнкс (Tommy R. Franks). Генерал встретился с президентом Узбекистана Исламом Каримовым, бывшим министром обороны республики Юрием Агзамовым. Как заявил Т.Фрэнкс журналистам, его консультации охватили широкий круг вопросов двустороннего военного сотрудничества и региональной безопасности.

Также была обсуждена ситуация в Афганистане. В связи с тем, что «Исламское движение Узбекистана» госдепартаментом США отнесено к разряду террористических организаций, обсуждались проблемы борьбы с этой организацией. Между тем Фрэнкс не стал комментировать изменения политики Узбекистана по отношению к талибам, но при этом он сказал, что ситуация в Афганистане «вызывает тревогу». «Мы озабочены экспортом из этой страны терроризма, экстремизма и наркотиков», — сказал генерал. При этом он отметил, что в сфере усилий по укреплению безопасности в регионе интересы США и России не будут пересекаться. По словам американского генерала, И.Каримов и другие главы государств региона сами решают, на каком уровне нужно сотрудничать с другими странами. «Мы приложим все усилия для продолжения сотрудничества, — сказал Т.Фрэнкс.

Таким образом, Узбекистан пытается проводить собственную военную политику, демонстрируя свою независимость от СНГ и в, частности, России. Однако оглядываться на Москву Ташкенту все же, видимо, приходится. Окончательное решение о реформировании военной организации страны узбекское руководство примет в декабре 2000 года. Об этом сообщил источник в Минобороны РУ. Он сказал, что это обстоятельство связано с тем, что пока не ясны полностью контуры военной реформы, которая осуществляется в РФ. Поэтому Узбекистан пока тоже не торопится, отметил источник. Хотя уже заявлено о разделении функций Минобороны и Генштаба ВС РУ. Сейчас Генштаб ВС РУ переименован в Объединенный штаб силовых структур страны.

Между тем военное ведомство Республики Узбекистан намерено акцентировать внимание на качественной подготовке военных кадров в других странах. В этом году на учебу в США направлено 50 юношей, в РФ — 70. При этом отмечается, что среди них нет ни одного человека славянской национальности, хотя их доля в населении страны составляет около 10 %. Прослойка офицеров-славян в ВС РУ тоже колеблется в пределах 10-15 %.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ