Плюсы и минусы военной реформы в Узбекистане

0
37

Узбекистан первым из всех республик бывшего СССР возвратился к некоторым принципам советской модели управления Вооруженными силами. Это выражается в том, что, как и во времена Советского Союза, все силовые структуры страны объединены единым командованием. Президентским указом создан Объединенный штаб вооруженных сил республики. Что это дает?

Во-первых, все силовые структуры страны управляются теперь из одного центра. Значит эффективность их применения возрастает. Во-вторых, увеличивается качество боевой учебы и подготовки военных кадров, поскольку действуют единые и согласованные с другими силовыми ведомствами учебные планы. В-третьих, удешевляется тыловое, медицинское и другое обеспечение войск, поскольку исключается дублирование, создание параллельных снабженческих структур.

В России пока всего этого нет. Хотя Генштаб тоже предлагает,

чтобы в стране действовала единая система снабжения силовых структур государства и был унифицирован процесс подготовки военных кадров и медицинского обеспечения войск. На законодательном уровне пока это не решено, но в качестве эксперимента в Чечне действует именно единая система управления и обеспечения войск. Теперь дело за малым, чтобы на уровне президента утвердить такую схему на все Вооруженные Силы. Но лишь через месяц намечено очередное заседание Совбеза РФ. Будет ли СБ обсуждать вопросы интеграции силовых структур, неизвестно.

Узбекистан здесь действует более динамично. В 1995-1996 гг. узбекское руководство решило, что в особый период командующие округами становятся руководителями всех частей и подразделений силовых структур, расположенных на территории военного округа. Именно такие функции и выполняли летом и осенью этого года при организации противодействия боевикам-исламистам командующие Юго-западного особого и Восточного военных округов страны. Теперь же в Ташкенте принято решение, что и в мирное время всеми силовыми структурами страны также необходимо руководить из одного центра. Поэтому Генштаб в РУ преобразован сейчас в Объединенный штаб ВС РУ. Предполагается также более детально

разделить его функции и функции Минобороны. Оперативно-стратегическое планирование и боевое применение войск будет осуществлять Объединенный штаб Вооруженных Сил, созданный на базе Генерального штаба. Функция же административного руководства Вооруженными Силами отнесена к Министерству обороны.

По утверждению узбекских СМИ, «такое разграничение функций отвечает процессам демократизации и принципам построения сильного гражданского общества и призвано реализовать механизм гражданского контроля за ходом военного строительства в государстве».

В том, что в Узбекистане разграничиваются функции Минобороны и Генштаба нет ничего антидемократического, крамольного, однако вряд ли можно согласиться с тем, что придание МО РУ статуса органа административного руководства армией связано с механизмом создания гражданского контроля за ходом военного строительства в государстве. Военное строительство в демократическом обществе должны обеспечивать политические институты, а не само военное ведомство. Они же должны осуществлять гражданский контроль за Минобороны и Генштабом.

Концентрация же в одних руках управления всеми силовыми структурами государства, как это сделано в Узбекистане — не очень-то демократическая процедура. В демократическом обществе все силовые структуры существуют независимо и не подчинены единому командованию, поскольку такое положение создает чрезмерную корпоративность военных, что в конце концов может стимулировать возможность военного переворота. По оценкам военных экспертов, именно это обстоятельство служит главным препятствием на пути интеграции силовых структур РФ, на которой настаивает Генштаб. Его специалисты не раз заявляли о необходимости придания ГШ ВС РФ статуса не только координатора всех силовых структур страны, но и главного управленца всеми силовыми министерствами.

«Такого никогда не будет» — заявил как-то президент Путин, однако, «игнорирование» роли Генштаба и придание самостоятельности другим силовым министерствам ведет к чрезмерному расходованию средств. Скажем, российская армия ликвидирует летные училища, однако, на их базе обучение своих авиаторов готовят погранвойска. Хотя авиаторы могли бы учиться в единых для всех силовых министерств училищах. Между тем Узбекистан, несмотря на определенные издержки, эту проблему для себя решил.

За годы постсоветского существования в стране созданы военные округа на важнейших операционных направлениях, произведена передислокация войск, налажена система координации и тесного взаимодействия всех воинских формирований и подразделений. Утверждена новая организационно-штатная структура вооруженных сил, которая, по утверждению узбекских специалистов, основана на принципах мобильности, оперативности и самодостаточности воинских подразделений. Все основные модели и механизмы новой организации, отмечают представители МО Узбекистана, были опробованы в ходе многочисленных учений, антитеррористических операций. Итоги первых двух этапов реформ позволили органично перейти к следующему — совершенствованию системы управления вооруженными силами.

Как отметил новый министр обороны ВС РУ полковник Кадыр Гуламов «цель этого этапа — создание единой системы управления всеми видами и родами войск, другими воинскими

формированиями, обеспечение их тесного взаимодействия и

максимально эффективного использования в укреплении

безопасности и территориальной целостности государства».

Гуламов назначен министром 29 сентября 2000 года по указу

Президента РУ Ислама Каримова. Несмотря на свое офицерское

звание, он по сути чисто гражданский человек. До своего назначения в 1999 году на военную должность (его назначили начальником Академии Вооруженных Сил РУ) Кадыр Гуламов был известен как ученый-физик, академик Академии наук Узбекистана, много лет руководивший уникальным научно-производственным объединением «Физика солнца».

В Узбекистане заявляют, что назначение Гуламова связано с тем, что МО РУ будет теперь во многом гражданским ведомством. Может это и правильно. Однако реформу системы управления военной организацией страной можно считать половинчатой мерой, поскольку, по мнению многих наблюдателей, руководство Узбекистана так и не смогло решить другие проблемы военного строительства — создать достаточно боеспособные войска в стране, что собственно и служит показателем эффективности

военных преобразований.

По данным «Независимого военного обозрения», «до распада СССР прослойка офицеров-узбеков в Советской армии была невысокой, хотя при этом доля населения Узбекистана в СССР составляла почти 10 %, а доля солдат-узбеков доходила в некоторых подразделений до 60-70 %. Проводя в 1992-1995 гг. военную реформу, руководство Узбекистана не препятствовало оттоку имеющих высокий уровень подготовки офицеров-славян из ВС страны. На их место принимались, как правило, национальные кадры — офицеры-запасники и двухгодичники, не имеющие достаточной военной культуры, а также знаний и умений». По данным «НВО», именно это обстоятельство стало главной причиной низкой дееспособности узбекских войск.

За последнее время в стране произошло несколько крупных военных авиакатастроф. Последняя из них произошла в

конце сентября близ населенного пункта Сарасия (Сурхандарьинская область). Здесь потерпел катастрофу вертолет Ми-8, перевозивший группу спецназа. 7 военнослужащих Минобороны и экипаж вертолета погибли. (По утверждению очевидцев, именно за это ЧП и были произведены кадровые перестановки в стране и на должность военного министра был назначен полковник Гуламов.) Отмечается, что слабая подготовленность войск стала главной

причиной гибели солдат и офицеров в боях с боевиками Исламского движения Узбекистана. (В августе 2000 года в Сурхандарьинской области погибло 12 военнослужащих и 6 милиционеров.)

Многие эксперты отсутствие подразделений ПВО ВС РУ на международных учениях на полигоне Ашулук (Ташкент заявил сначала, что примет в них участие) объясняют неподготовленностью узбекских специалистов.

По мнению экспертов, на которых ссылается «НВО», нынешний уровень учебного процесса в ВС РУ не позволяет в стране в должной мере готовить высококвалифицированных специалистов ПВО и ВВС. Это можно будет сделать только в вузах Украины или России. Соответствующие договора в республике готовятся. Ташкент хорошо понимает необходимость военной интеграции с Москвой. Однако надеется, что сможет своими силами, без помощи военных советников, поднять уровень боеспособности своих войск. Не исключено, что это является ошибкой руководства страны.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ