Угрожает ли "Русское Национальное Единство" конституционному строю в России?

0
24

Незадолго до болезни президент поставил перед своим окружением вопрос о проведении в ближайшее время заседания Совета безопасности с повесткой дня о политическом экстремизме в России.

В этой связи руководитель президентской администрации и секретарь Совбеза Николай Бордюжа сообщил, что по итогам намечающегося заседания СБ не исключены и кадровые решения в отношении ряда высокопоставленных генералов. По его же словам, на сегодняшний день президентская администрация «вплотную занялась организацией PHE», в правоохранительные ведомства направлены запросы для выявления полной информации об этой организации.

Чем РНЕ не устраивает Кремль? Казалось бы, совсем недавно в обществе РНЕ почти не замечалось. Лишь иногда организация напоминала о себе во время нерегулярного распространения листовок и газеты «Русский порядок» на станциях метро и других общественных местах.

Об РНЕ известно давно. Ее члены были одними из самых активных и организованных защитников Белого дома в октябре 1993 года. Но власти простили участников так называемого «мятежа» и РНЕ вместе с другими партиями было реабилитировано.

Региональные организации РНЕ существуют в России с 1995 года. Основными целями деятельности этих формирований, судя по регистрационным свидетельствам, является «воссоздание единой Русской нации» и тому подобные направления. В документах РНЕ нет ни слова об нетерпении к евреям и другим национальностям, хотя жесткий национализм чувствуется в каждом слове.

15 февраля 1997 года состоялся первый учредительный съезд РНЕ. Но организация после него не была зарегистрирована. В Министерстве юстиции выявили некоторые несоответствия документов и подписей в списках учредителей, из-за чего движению было тогда отказано в регистрации. В причинах отказа ни слова не было сказано о фашизме и человеконенавистнической идеологии.

Движение РНЕ до сих пор действовало как общественная организация и не имело конфликтов с законом и местными властями (хотя, по мнению председателя Московского антифашистского центра Евгения Прошечкина, расхождений с Уголовным кодексом, Конституцией и московскими законами в программных документах РНЕ предостаточно).

Когда местные СМИ называли РНЕ фашистскими, последние попросту подавали на оскорбителей в суд и, как правило, выигрывали процессы. Так было в свое время в Ставрополе, совсем недавно в Чувашии некто Сергеев тоже обвинил местную газету в оскорблении действий организации РНЕ словом «фашизм» и его иск почти полностью судом был удовлетворен.

19 декабря 1998 года РНЕ намечает провести в московском спорткомплексе «Измайлово» съезд с целью внести изменения в устав организации и предпринять вторую попытку зарегистрироваться в Министерстве юстиции РФ на федеральном уровне. И вдруг правительство Москвы во главе с мэром столицы отказывают РНЕ в разрешении проводить в городе съезд.

Ссылки идут на статью 29 Конституции РФ, которая запрещает пропаганду национального превосходства и возбуждающую национальную вражду агитацию, а также на Указ Президента России N310/23.3.95 «О мерах по обеспечению согласованных действий органов государственной власти в борьбе с проявлениями фашизма и иных форм политического экстремизма в Российской Федерации».

Данный указ предписывает органам исполнительной власти не разрешать общественным организациям проводить публичные мероприятия, если ранее в их акциях органами внутренних дел были зафиксированы нарушения законодательства. Но РНЕ всегда «дружило» с правоохранительными органами.

Действия мэрии не совсем понятны. Это наглядно зафиксировал известный правозащитник депутат Государственной думы Сергей Ковалев, сказавший, что бороться надо демократическими методами. Он отметил, что «всякий баркашовский бред чрезвычайно опасен. Но еще опаснее попытки возобновить цензуру». И здесь у Ковалева довольно убедительная аргументация: «Что такое запрет съезда РНЕ с правовой точки зрения? Пресечение несовершенного преступления? Но это же бред». Правозащитник убеждает: «Следите, чтобы оно (преступление) не состоялось. Когда оно состоится, возбудите уголовное дело. Преследуйте по закону, если вы хотите жить по закону и строить правовое государство».

Между тем есть основания полагать, что закон, ужесточающий требования к программам и определенным высказываниям националистов, имеет вероятность появиться в обществе. Предложенный Минюстом и одобренный в середине января правительством законопроект о противодействии политическому экстремизму впервые определяет это понятие как «действия, направленные на насильственное свержение государственного строя и разжигание социальной, национальной и религиозной розни».

В проекте закона впервые вводится институт запрета организаций (как зарегистрированных Минюстом, так и незарегистрированных), уличенных судом в экстремизме. Также предлагается ввести так называемый институт дезавуирования. Это значит, что будущий закон обязывает политические организации определить свою позицию к любому экстремистскому заявлению своего соратника. Если же партия солидаризируется с его высказываниями, то ответственность ложится на всю организацию. В этом случае Минюст подает исковое заявление в суд; мерами же пресечения могут стать предупреждение, приостановка деятельности партии или ее запрет.

Между тем обтекаемость главной формулировки закона сулит немалые проблемы с уличением виновных. Отслеживать противоправные действия общественных организаций властями предполагается, как и прежде, в тесном сотрудничестве со спецслужбами. Кроме того, представители Минюста вправе присутствовать на съездах организаций, фиксируя неподобающие высказывания их членов и антисоциальные программные положения. Но технических сложностей новый закон оставляет немало: по-прежнему размыты критерии определения понятий «разжигание национальной розни», «фашизм», «свержение государственного строя». Понятно, что ни в одной из партийных программ такой терминологии не встретить.

Думается, что весьма проблематичным будет и принятие такого закона в Госдуме РФ. Вряд ли партии, особенно оппозиционные захотят, как говорится, рубить сук, на котором сидят. Возможен в связи с этим новый указ президента, который до принятия закона будет «работать» на более эффективное противодействие экстремизму.

И здесь, видимо, документы Кремля найдут понимание в обществе и властных структурах. Попытки Кремля, Правительства, ФСБ и общественных антифашистских организаций повернуться лицом к проблеме экстремистских неформальных объединений, ни у кого из здравомыслящих людей не вызовут антипатий и сомнений. Социально-экономический кризис, охвативший страну, невыплаты денег бюджетникам, забастовки, рост преступности — все это может стать предпосылкой массовых волнений в стране, и если найдется организация, которая направит эти волнения в «нужное» русло, краха нынешней власти не избежать.

Нынешнему режиму РНЕ опасно не столько своим национализмом, сколько жесткой дисциплиной и организованностью. И что греха таить, РНЕ пользуется популярностью не только среди молодежи, но и среди определенной части милиции, военных, пограничников и представителей спецслужб.

Таким образом понятно, почему Кремль бьет в набат и с опаской относится к РНЕ. Однако он, видимо, опоздал со своими выводами. Может случиться так, что Кремль опоздает и со своими инициативами противодействия экстремизму. Слишком долго он давал возможность организации РНЕ и другим радикалам формировать свои боевые дружины…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ