С полковника ничто не спишут

0:00
0
237


Судебный процесс над полковником Юрием Будановым, который в марте “отпраздновал” свою вторую годовщину, на прошлой неделе дошел до наивысшей точки напряжения – вынесения приговора. Дошел до нее, благополучно миновал и пошел себе дальше.

14 мая экспертиза дала свое последнее заключение, а 18-го новый адвокат родственников убитой полковником чеченской девушки Кунгаевой Станислав Маркелов обратился с ходатайством о повторном вызове в суд эксперта, проводившего экспертизу в период следствия.

За все два года, в течение которых Буданов сидел в тюрьме, суд преуспел только в том, что обвиняемого признали невменяемым, да и то ненадолго – всего на четыре дня. Таким образом круг опять замкнулся и судебные разбирательства, преодолев очередной виток, начались заново.

За несколько дней до объявления результатов психиатрической экспертизы практически все телеканалы единогласно предсказывали и ее результаты и их последствия.

Вот как, например, REN-TV комментировал грядущие события: “Дело Юрия Буданова, судя по всему, близится к развязке. Если суд согласится с экспертами, обвинение может быть переквалифицировано, полковник получит небольшой срок, и его освободят по амнистии как обладателя двух орденов Мужества. Во всяком случае, на это надеются адвокаты Буданова”.

Этот процесс, несмотря на его очевидную простоту и однозначность, с одной стороны, и актуальность темы, с другой, мощного резонанса в обществе не вызвал. По крайней мере, ни телевидение, ни радио, кроме, собственно, хроники текущих событий, никаких особенных комментариев не давали. И это – несмотря на то, что в Чечне продолжается война, гибнут люди. Гибнут как “федералы” (что чаще всего освещается в информационных выпусках), так и простые, мирные граждане России.

Правозащитный центр “Мемориал” между тем утверждает, что в Чечне во время проведения так называемых зачисток продолжают исчезать люди. Изданный в марте приказ № 80 “О борьбе с тяжкими преступлениями при проведении спецопераций” никем не выполняется.

“Масштабы беззакония, творимого в Чечне, огромны. По данным “Мемориала”, с июля 2000 года, то есть с момента прекращения широкомасштабных военных действий в республике, вне боевой обстановки погибли около 1200 человек, пропали без вести во время зачисток около 2 тысяч человек” (REN-TV).

И только гибель одной-единственной девушки вызвала такой резонанс, что ее убийца попал на скамью подсудимых. Значит, война списала не все.

Обстоятельства этого процесса широко известны, поэтому детально в историю преступления вдаваться не будем. Напомним только, что 27 марта 2000 года командир 160-го танкового полка полковник Буданов вместе с экипажем подчиненной ему БМП № 321 выехал в селение Танги-Чу Урус-Мартановского района Чечни. Угрожая оружием, он забрал с собой 18-летнюю Эльзу Кунгаеву. Привезя ее в расположение полка, Буданов изнасиловал девушку, а затем задушил ее, после чего совместно с подчиненными закопал ее тело в ближайшем лесу.

Далее события развивались так: “Бывший командир 160-го танкового полка был арестован через два дня. Военное руководство почти не комментировало происходящее. Из бывших командиров полковника на суд приезжал лишь Владимир Шаманов” (РТР).

Двухлетний процесс так до конца и не прояснил, что же произошло в ту мартовскую ночь в селе Танги-Чу. Не стали яснее и мотивы поступка Буданова. Сам полковник факт убийства никогда не отрицал, но и виновным себя не признавал. И всякий раз подчеркивал, что в этой истории не все так просто.

Юрий Буданов: “Я прошу суд не подводить меня под историческую справку. Народ, который вырос на разговорах про генерала Ермолова, изучавший язык в ГУЛАГе Казахстана под предводительством полковника НКВД, – мне эти исторические справки не нужны. Не я организовал Танги-Чу, не я. И даже не Берия” (РТР).

Дело о зверском убийстве солдатами чеченской девушки во время войны и впрямь оказалось совсем не простым. Для того, чтобы оценить действия полковника, потребовалось провести целых три экспертизы.

Судебные заседания продолжались в течение последних полутора лет. В течение всего этого времени потерпевшие и их представители постоянно под различными предлогами не являлись в суд. Чаще всего по состоянию здоровья адвоката. 14 мая это окончательно вывело суд из себя.

REN-TV: “Слушания сегодня не смогли начать, как положено, в 10 утра. Поступил анонимный звонок о заложенной бомбе. Два часа кинолог с собакой осматривал здание Северо-Кавказского военного суда. Но слушания все-таки начали, несмотря на то, что потерпевшие, мать и отец убитой Эльзы Кунгаевой, а также адвокат сослались на болезнь и снова не приехали на заседание”.

В результате прокурор Сергей Назаров объявил, что “в случае неявки потерпевших в суд, суд принимает решение о возможности его рассмотрения в отсутствие потерпевших или об отложении судебного разбирательства, если это не скажется на полном выяснении обстоятельств дела”. На этот раз суд решил проводить дальнейшие заседания без них.

И вот настал долгожданный момент, когда эксперты должны были дать свое заключение – кем являлся Буданов в тот день – хладнокровным убийцей или командиром, у которого от войны “поехала крыша”.

“Решения судебно-психиатрической экспертизы не знал никто до самого последнего момента. Несколько месяцев врачи института Сербского в Москве исследовали психическое развитие полковника Буданова с детства до момента совершения преступления. Это показания матери, сестры, учителей и сослуживцев. Все оценки схожи: Юрий Буданов – активный, общительный, прямой. Психические отклонения, агрессивность, раздражительность, грубость у полковника стали замечать только после гибели его подчиненных в Аргунском ущелье и четырех контузий. Вердикт психиатров: Юрий Буданов невменяем, убийство совершено в состоянии аффекта” (РТР).

Еще одна экспертиза сняла с Буданова обвинения в изнасиловании.

“Чеченская девушка Эльза Кунгаева, в убийстве которой обвиняют полковника Юрия Буданова, была задушена. Такое заключение медэкспертов обнародовано сегодня (16 мая – ред.) в Ростове-на-Дону. Уже после смерти над телом девушки жестоко надругались” (REN-TV).

На следующий день должен был прозвучать приговор. Но он не прозвучал.

“После того, как накануне было оглашено заключение экспертов о невменяемости подсудимого в момент совершения преступления, потерпевшая сторона решила привлечь к участию в процессе нового адвоката (С. Маркелова)… Теперь, если этот адвокат будет командирован в Ростов-на-Дону с полномочиями представлять потерпевших, ему нужно будет знакомиться с делом, а это займет достаточно много времени, учитывая, что процесс длится уже два года” (РТР).

По одной из версий, озвученных REN-TV, потерпевшие намеренно затягивают процесс – это следует из заявлений адвокатов подсудимого, как, впрочем, и судьи.

Алексей Дулимов, адвокат Буданова: “С одной стороны, для того, чтобы причинить как можно больше страданий Буданову его постоянным пребыванием в следственном изоляторе при его состоянии здоровья. Это одна сторона. А вторая – привлечь как можно больше внимания к этому процессу, получить финансирование от каких-то структур, заинтересованных в конфликте между Чечней и Россией” (REN-TV).

В свою очередь, представители потерпевшей стороны считают, что результаты обследования Буданова спутали карты какому-то высокому начальству в Москве.

В этой связи интересны оценки дела Буданова, которые в свое время давали высокопоставленные чиновники. “Начальник Генштаба Анатолий Квашнин говорил о том, что таких людей, как Буданов, нужно с корнем вырывать из армейского коллектива. А министр обороны Сергей Иванов считает полковника жертвой обстоятельств и недостатков законодательства, и он лично ему по-человечески сочувствует” (REN-TV).

Мнение общественности также разделилось. У одних Буданов вызывает сочувствие, другие считают его преступником. И лишь изредка можно услышать мнение, что на самом деле пострадали и семья Кунгаевых, и семья Буданова. Решение экспертизы, скорее всего, оставит неприятный осадок у обеих сторон: Буданов преступление совершил, но полковника нужно лечить, а не сажать в тюрьму.

Сергей Назаров, прокурор: “Невменяемость исключает ответственность, и его нужно лечить, судя по заключению экспертов” (РТР).

Адвокаты Буданова надеются, что уже до конца мая полковник будет отправлен на лечение, но у потерпевшей стороны есть возможность опротестовать решение психиатрической экспертизы.

И еще одна деталь. Сам факт признания Юрия Буданова невменяемым, по мнению обвинения, вряд ли позволит смягчить ему наказание: аффект и невменяемость – разные вещи. Таким образом, точка в деле Юрия Буданова еще не поставлена.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ