Электоральные загадки: как добиться народной любви?

0:00
0
301

В центральной прессе появилось новое слово – эндаумент. Это “капитальный фонд, прибыль которого от управления активами компаний-доноров идет исключительно на благотворительные цели”, заботливо разъясняет Время новостей. Таким образом финансируется, например, образование. Или научные исследования. Или социальные проекты.

Самое главное – эндаумент “обладает максимальными налоговыми преференциями”.

В России эндаументов пока нет, хотя других благотворительных организаций и фондов, как заявил на днях первый вице-премьер Дмитрий Медведев, в нашей стране более пяти тысяч. Живется им непросто: фактически благотворительность в России облагается налогами дважды – вначале их платят коммерческие структуры-жертвователи, а затем – организации, которым были перечислены эти средства, выплачивают налог с полученной от их вложения помощью прибыли.

Против этой несправедливости и выступил Дмитрий Медведев. На всероссийском форуме “Общество, благотворительность и национальные проекты” он заявил о необходимости подготовки закона, позволяющего учреждать эндаументы.

Правда, он, как сообщает Время новостей, при этом особо подчеркнул, что эти структуры “не должны использоваться для решения каких-либо других задач и разрушать систему уплаты налогов”.

Тем не менее первый вице-премьер считает, что “попробовать можно”.

Эта его позиция вызвала необходимый общественный резонанс. Независимая газета приводит слова Ларисы Зельковой, директора Благотворительного фонда главы “Интерроса” Владимира Потанина: “Медведев относится к категории людей, которые слов на ветер не бросают. И для него, как для человека, который отвечает за национальные проекты, такой инструментарий важен, поскольку это способ аккумулирования негосударственных небюджетных средств”.

А Время новостей сообщает, что, по мнению “части экономистов, например, из компании “Тройка Диалог”, Высшей школы экономики и РСПП”, эндаументы “к 2015 году могли бы обеспечить 20-30% финансирования 20 ведущих университетов страны”. А к 2020 году – до 40% финансирования 40 ведущих университетов.

Впрочем, так заглядывать далеко пока нет необходимости: ближайшие цели новых акций с участием Дмитрия Медведева вполне конкретны. Несмотря на широко разрекламированные нацпроекты (недавно к программам улучшения здравоохранения и образования, строительству жилья и возрождению сельского хозяйства добавился еще проект по газификации регионов), кандидата в преемники №1 так и не начали воспринимать как серьезного публичного политика, констатирует журнал Русский Newsweek.

Вроде бы Медведева – хоть он, по слухам, иногда гневается на недостаток внимания телевизионщиков – раскручивают точно так же, как и Путина. “Журналисты из президентского пула, – пишет Русский Newsweek, – ездят на преемником в коровники, интернет-классы и фиксируют, как он проводит совещания. Новости идут строго по очередности: сначала расскажут про то, что днем делал Путин, потом про Медведева и Иванова, и только после этого обо всем остальном”.

Но помогает это не слишком: рейтинги первого вице-премьера все равно ниже, чем у главы МЧС Сергея Шойгу, министра иностранных дел Сергея Лаврова и главы Минобороны. Поэтому приходится добавлять все новые информационные поводы: например, благотворительность.

Или проблемы религий: на днях стало известно, что Дмитрий Медведев назначен на пост руководителя комиссии по вопросам религиозных объединений вместо министра культуры Александра Соколова.

К последнему вроде бы претензий не было: как сообщает Независимая газета, ссылаясь на мнение епископа Егорьевского Марка, зампредседателя Отдела внешних церковных связей Московского патриархата, Соколов лично принимал участие в работе комиссии и у него был “хороший контакт” с представителями различных конфессий.

Но и Дмитрий Медведев, по словам того же епископа Марка, “не является в этом теме случайным человеком”: “вера для него не пустой звук”, и он “понимает важность и значение этой работы, а также специфику России”.

А зампредседателя Духовного управления мусульман европейской части России Фарид Ассадулин считает, что “в этом назначении можно усмотреть желание администрации президента подчеркнуть значение религиозного фактора в современной российской действительности”.

Кроме того, Фарид Асадулин дал понять НГ, что связь с религиозными организациями “может быть использована при реализации курируемых Медведевым национальных проектов”.

Ясно одно: круг полномочий потенциального преемника президента расширяется.

Эксперт Карнеги-центра Алексей Малашенко подчеркнул в беседе с корреспондентом Независимой газеты, что новоприобретенные полномочия будут “безусловно полезными для самого Медведева”. Ведь Россия – поликонфессиональное государство, одних только мусульман в ней около 20 миллионов. “Не учитывать это обстоятельство мы не имеем права, – подчеркнул Малашенко. – Вполне разумно, что человек, который уже вышел на самые первые роли и, возможно, будет претендовать на большее, станет уделять этому внимание”.

Тем более, что пока собственно национальные проекты особых пиар-дивидендов Дмитрию Медведеву не принесли.

Более того, у некоторой части телеаудитории (на которую, собственно, и рассчитана вся пиар-акция) этот “постоянный гундеж по телевизору на приоритетную тему”, этот “замах национального масштаба” (выражения автора газеты Ведомости Максима Солюса) вызывает скорее чувство неловкости.

“Достаточно открыть, например, федеральную программу “Жилище”, – пишут Ведомости, – небольшой частью которой является проект “Доступное жилье”, чтобы убедиться в том, что ничего такого грандиозного там не планируется”. В частности, “обеспеченность населения жильем” предполагается повысить до 2010 года с 20 кв. метров до 21,7 кв. метров на человека. А “коэффициент доступности жилья” (т.е. соотношение средней стоимости квартиры и среднего годового дохода семьи) – с 3,9 года в 2004 г. до 3 лет в 2010 г.

“Это я взял первых два показателя, – пишет Максим Солюс. – Не факт, что и они будут выполнены, но факт, что бедные вряд ли почувствуют себя от этого сильно богаче”.

По мнению автора Ведомостей, “это все немного стыдно выглядит на фоне раздутого нацпроектного пиара. А то ли еще будет, если Медведев будет официально назначен преемником!”. Как считает Максим Солюс, “он не может этого не понимать. Отсюда и чувство неловкости”.

“Получается странная картина, – рассуждает в Новой газете Андрей Рябов. – государство в соответствии с “национальными проектами” обещает обществу много жилья, хорошее здравоохранение и образование, способствуя тем самым “разогреву ожиданий. Однако в реальной жизни люди видят лишь удорожание жизни и нарастание проблем во всех этих сферах. Это и приводит к росту раздражения и росту протестных настроений в обществе”.

Эти наблюдения подтверждают исследования ВЦИОМ: негативные настроения в нынешнем обществе явно укрепляются, число пессимистов растет. Причем в разных сферах. Доля позитивных оценок экономической ситуации снизилась с 13-14% в начале года до 11% в марте, сообщает издание Газета. Доля отрицательных, напротив, возросла – с 29% до 36%.

Не лучше обстоит дело в политике: неприятие политического курса власти увеличилось с 22% до 27%, позитивные оценки снизились с 15-16% до 12%.

В целом доля россиян, согласных с утверждением, что “дела идут в правильном направлении”, с начала года уменьшилась с 25 до 22%. А доля тех, не считает верным нынешний вектор развития, увеличилась с 25 до 29%.

Таким образом, подводит итог Газета, если избиратель ближе к выборам не почувствует улучшения своей жизни, итог для власти может оказаться плачевным.

Впрочем, пока электоральная тематика широкие массы волнует мало, утверждает директор ВЦИОМ Валерий Федоров в журнале Русский Newsweek.

“Простые люди живут сегодняшним днем, – пишет журнал, – а власть имущие погрузились в размышления, как без потерь для своего положения и благосостояния “перескочить из одного поезда в другой и не остаться на перроне”. Поэтому, как утверждает Федоров, “среди элиты, поверившей, что Путин в 2008 году действительно уйдет с поста президента, обстановка нервная и напряженная, а у обычных граждан все тихо и спокойно”.

Впрочем, уйдет ли он? “Многое говорит за то, что Путин еще не определился, – пишет журнал Деловые люди. – Есть множество переменных факторов – международная ситуация, цены на нефть, позиция западных лидеров и в целом элиты развитых стран”.

Кроме того, как считает журнал, не до конца ясна и “динамика общественно-политических и экономических процессов внутри России” – иными словами, не определился тот самый вектор развития.

Но пока президент думает, пишет журнал, – “у противников его ухода сформировался свой сценарий”.

Кто против отставки президента – понятно всем: “продление полномочий Путина выгодно для той части элиты, позиция которой целиком зависит лично от него и которая по ряду причин не выдержит конкуренции в случае его ухода”.

Что касается “формально-юридических препятствий” для третьего срока – они, по мнению журнала, препятствиями не являются: “достаточно вспомнить, что вопрос третьего срока весьма активно дебатировался в 1997-1999 годах еще при Борисе Ельцине”.

Вариантов масса – образование союза с Белоруссией, внесение поправок в Конституцию (их необходимость может быть мотивирована, например, начавшимся слиянием регионов) и т.д.

Кроме того, как считают Деловые люди, высокий рейтинг нынешнего президента делает вполне возможным многократно использовавшуюся в истории схему “царь уходит, а подданные просят остаться” – например, через всероссийский референдум.

Масштабная пиар-кампания в этом случае будет ничуть не дороже раскрутки кого-либо из преемников.

В самом деле, по данным Левада-центра, электоральный рейтинг Дмитрия Медведева на сегодня составляет всего-навсего 7%. Показатель Сергея Иванова несколько лучше – 9% (публикация газеты Коммерсант).

Вообще Иванов более узнаваем, чем Медведев – “хотя бы потому, что о нем знают все, у кого растут сыновья”. Это двусмысленное объяснение журнал Русский Newsweek получил у анонимного источника в Минобороны.

Журнал сообщает, что прежде коллеги считали Сергея Иванова человеком неамбициозным: “Дескать, сам он в преемники не рвется. Если, конечно, прикажут – станет президентом.

Но совсем недавно, по слухам из аппарата Минобороны, с их шефом произошли некие метаморфозы: “Он просто купается в славе. Вошел во вкус”.

Стоит вспомнить последние пресс-конференции, на которых Иванов, “как Путин”, отвечает даже на самые неприятные вопросы – например, о ДТП с участием его сына, в результате которого погибла пожилая женщина.

А недавно впечатляющий пиар-эффект имел обнародованный Ивановым список 1152-х организаций из 51 страны, “во взаимоотношениях с которыми нужна особая осторожность” (цитируется по газете Коммерсант).

Как выяснилось, Минобороны располагает информацией о причастности этих организаций к военным программам в ядерной, химической, биологической промышленности или в ракетостроении.

Г -н Иванов пояснил, что “этот перечень основывается на результатах деятельности нашего МИДа, разведывательного сообщества России, а также информационного обмена, который мы наладили с ведущими государствами мира”. Список будет положен в основу доклада о нераспространении оружия массового уничтожения, который готовится к саммиту G8 в Санкт-Петербурге.

Сергей Иванов пообещал, что доклад будет открытым: “В нем мы расскажем не только о нашей системе экспортного контроля, но и дадим оценку деятельности ряда иностранных организаций и просто стран по противодействию этой серьезной угрозе”.

Заявление Иванова, пишет Коммерсант – российский ответ на обвинения Запада в продаже Москвой “странам-изгоям” запрещенных военных технологий.

“Это абсолютный пиар”, – заявил Коммерсанту замдиректора Центра анализа стратегий и технологий Константин Макиенко.

Правда, он считает, что это “пиар не самого Сергея Иванова, а России, как государства, стремящегося самостоятельно контролировать свой экспорт двойных технологий”.

Однако для России все не так однозначно: формирование списка организаций, подозреваемых в нарушении режима нераспространения – это”явное обезьянничество, копирование США с таким же списком”.

Кроме того, г-н Макиенко считает, что “само количество компаний в списке вызывает сомнение – это невероятное количество. Сразу возникают сомнения в существовании самого списка”.

Что же касается главы Минобороны, его личная пиар-акция в преддверии встречи “большой восьмерки” Сергею Иванову вполне удалась.

В конце концов, вспоминает журнал Русский Newsweek знаменитый афоризм старухи Шапокляк, хорошими делами прославиться нельзя. И без того настоящую известность Сергею Иванову, вне всякого сомнения, принесло дело Андрея Сычева, пострадавшего от дедовщины.

Бурную реакцию СМИ, в том числе и прокремлевски настроенных, на рядовую трагедию в российской армии источники в правительстве объяснили журналу исчерпывающе: “Сечин мочит преемника”.

Военную прокуратуру, которая занимается расследованием дела, действительно курирует замглавы администрации Игорь Сечин.

А источник журнала в Кремле утверждает, что “ему не нравятся оба преемника”.

Впрочем, не слишком нравятся они и гражданам. Как сообщает Левада-цент, 41% не хочет видеть на посту президента никого из окружения Владимира Путина.

Сегодня 45% граждан (без всяких дополнительных пиар-усилий) готовы проголосовать за внесение в Конституцию поправки о возможности третьего срока. А еще 21% респондентов готовы поддержать Владимира Путина в случае, если возникнут какие-то чрезвычайные ситуации – экономический кризис, война или крупные теракты.

Но в России, как известно, всегда что-то происходит…

Итого – 66% россиян готовы к изменению Конституции – только бы не решать, кто из путинских “кронпринцев” им нравится больше – “либерал” или “силовик”.

Похоже, это едва ли не единственный вопрос, в котором между элитой и гражданами может быть достигнут консенсус.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ