В российско-американских отношениях наступают сложные времена

0:00
0
307

Москва демонстрирует жесткость в отношении Договора по ПРО, Вашингтон – в отношении соблюдения санкций ООН по Ираку

Недавний визит в Москву госсекретаря США Мадлен Олбрайт показал, что Вашингтон интересуют три основных вопроса, затрагивающих интересы международной безопасности и интересы России. Во-первых, Олбрайт требовала смягчения действий федеральных сил в Чечне, во-вторых, склоняла Москву к подписанию поправок к договору по ПРО и, в-третьих, заявляла о необходимости активизации отношений России с НАТО.

Визит Олбрайт подкреплялся дипломатическим десантом в Москву других важных персон европейских организаций: члена Еврокомиссии Криса Пэттена и представителя Евросоюза по вопросам внешней политики и безопасности, бывшего генсека НАТО Хавьера Соланы. Эти визиты вряд ли были случайны, как и вопросы, которые хотели решить в Москве высокопоставленные дипломаты.

На первый взгляд, дипломаты прибыли в Москву для участия в заседании Группы содействия многосторонним переговорам по Ближнему Востоку. США и Россия, как известно, являются коспонсорами процесса ближневосточного мирного урегулирования. Однако, очевидно, что их интересовал исполняющий обязанности Президента РФ Владимир Путин.

Не случайно встреча Олбрайт с Путиным продолжалась 2 февраля в Кремле почти три часа вместо запланированного часа. Госсекретарь сообщила американским журналистам, что он показался ей “информированным человеком, интересным собеседником”. “Это патриот России, который заботится о том, чтобы его страну правильно воспринимали на Западе”, – сказала госсекретарь. Такие оценки на фоне неуступчивости России по всем предложенным Олбрайт вопросам в известной мере демонстрируют, что американский дипломат почувствовала, что новый глава Кремля в отношениях с США может проводить независимую политику. Не исключено, что слово “патриот” в лексиконе Олбрайт означает понимание, что новое руководство России будет активно стремиться к укреплению авторитета страны, державности и т.п. Путин открыто пока об этом не говорит. Однако его стремление на укрепление Вооруженных сил, ВПК, увеличение военных расходов и оборонзаказа показывают, что силовой фактор в политике Москвы будет играть решающую роль.

Тем значимее могут быть заявленные позиции и оценки, связанные с американо-российским диалогом. Несмотря на то что, глава МИД РФ Игорь Иванов и госсекретарь США Мадлен Олбрайт подписали в Москве два российско-американских документа, касающихся сотрудничества в космосе и в области ядерной безопасности, по-прежнему остаются открытыми для диалога вопросы выхода США из договора по ПРО.

В январе 1999 года министр обороны США Уильям Коэн объявил о намерении Пентагона потратить в ближайшие шесть лет 6,6 млрд долларов на создание наземной инфраструктуры национальной ПРО. Решение о развертывании НПРО будет принято в июне 2000 года.

Времени, чтобы склонить Россию к изменению Договора по ПРО, у США остается очень мало. Обращает на себя внимание тот факт, что в начале своего визита Олбрайт, говоря о переговорах по проблемам ПРО и СНВ, подчеркивала, что “оптимистично смотрит” на данную проблему. “Мы в прошлом всегда находили решение и в данном случае также найдем”, – заявляла она. Переговоры с Москвой на эту тему по ее мнению не могут завершиться “за один день, ставки большие”.

В свою очередь глава МИД РФ И.Иванов на пресс-конференции по итогам переговоров с Олбрайт говорил, что в ходе “очень откровенного диалога” Россия неоднократно подчеркивала американским партнерам, что их предложения, касающиеся модернизации Договора по ПРО, может подорвать его, что было бы “очень серьезной ошибкой”. По его словам, в Москве уверены, что “мы вместе можем найти другие ответы на те угрозы, которые могут возникать со стороны третьих стран”. Необходимо искать, по словам И.Иванова, и “другие решения, которые позволили бы нам устанавливать надежный контроль за распространением ракетных технологий”. Еще жестче и непреклонней сказал о намерениях России в отношении проблем с ПРО сам Путин: “Россия будет твердо придерживаться своей линии на сохранение Договора по ПРО в неизменном виде”.

Серьезные расхождения между сторонами, и прежде всего по Чечне, в результате трехчасовой дискуссии Путина и Олбрайт также преодолеть не удалось. По ситуации на Северном Кавказе стороны, что называется, остались при своих. Путин сказал, что власти борются не с чеченским народом, а с террористами, по сути взявшими Чечню в заложники. При этом была высказана готовность рассмотреть вопрос о большей автономии для Чечни в составе РФ. Олбрайт же, в свою очередь, подтвердила неизменность американской позиции, согласно которой урегулирование в Чечне “должно быть исключительно политическое”. “Мы не видим военного пути решения проблемы”, – сказала госсекретарь. Единственное, чего удалось добиться Вашингтону от Москвы – это убедить ее к активизации диалога Россия-НАТО. Как заявил 31 января начальник Главного управления международного военного сотрудничества генерал-полковник Леонид Ивашов, “Москва готова к восстановлению отношений с альянсом”. При этом, по словам генерала, выдвигаются два условия военного сотрудничества с НАТО. “Во-первых, это продуктивное взаимодействие в урегулировании ситуации в Косово, и прежде всего, по выполнению требований резолюции СБ ООН 1244. Во-вторых, серьезность намерений Североатлантического альянса строить отношения с Москвой”.

Похоже, что НАТО предпримет попытку построить серьезные отношения с РФ. Через две недели в Москву для переговоров с высшим политическим и военным руководством России приедет генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон. Как утверждают источники “Интерфакса” в Брюсселе, лорд Робертсон приезжает, чтобы “скорее преодолеть охлаждение в двусторонних отношениях”.

Об этом он заявил сам, выступая 2 января в Лондоне с лекцией. “Нам нужно больше, чем неохотное признание Россией действий НАТО. Нам нужно подлинное сотрудничество по всему спектру вопросов, представляющих взаимный интерес – от урегулирования региональных кризисов до предотвращения распространение оружия массового уничтожения”, – сказал генсек НАТО.

Руководитель альянса, однако, заметил, что “партнерство с Россией не следует путать с любовной интригой”. “Было бы наивно ожидать отношений без разногласий. Но было бы безумием позволять случайным разногласиям разрушать нашу более широкую повестку дня по вопросам безопасности”, – отметил генсек НАТО. Он выразил твердую решимость вернуть на прежний путь отношения НАТО-Россия. “Нам нужен новый старт, и я уверен, что многие в России думают также. Мы не можем позволить игнорировать друг друга”, – подчеркнул Дж. Робертсон.

На фоне этого весьма странным выглядит факт задержания кораблем ВМС США в Персидском заливе по подозрению в контрабанде нефти из Ирака российского танкера “Волгонефть-147”. По данным российских представителей, танкер перевозил мазут из Ирана в порт Фуджейро Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ).

Это первый факт задержания Российского судна, и на Смоленской площади отметили, что в любом случае ситуация носит “беспрецедентный характер”. Насколько он связан с итогами визита Олбрайт в Москву, сказать трудно. Но, безусловно, Вашингтон по отношению к России демонстрирует жесткую позицию. Тем более что, судя по судовым документам танкера, задержанного в Персидском заливе кораблями ВМС США, никакой речи о перевозке иракской нефти не идет. Об этом заявил журналистам министр транспорта РФ Сергей Франк.

Таким образом Россия и США вступают в новую фазу своих отношений. С одной стороны они стремятся к сотрудничеству и ограничению гонки вооружений, с другой – проявляют жесткость и неуступчивость. Это говорит о том, что возможно дальнейшее похолодание отношений между США и Россией. Такое похолодание вряд ли укрепит международную безопасность и мир.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ПОДЕЛИТЬСЯ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ