«Продам просрочку. Дешево. От тонны». Куда девают просроченные продукты?

0
91
"Продам просрочку. Дешево. От тонны". Куда девают просроченные продукты?

ВЕДУЩИЙ: На эту тему мы натолкнулись, как это нередко бывает, совершенно случайно. Дмитрий Анисимов бороздил дебри интернета, пытался купить доски и кирпич. Как вдруг на глаза ему попалось объявление: «Продам просроченные консервы, хлеб, молочку. Дёшево, оптом. От тонны». Вначале глазам своим не поверил, а потом стал звонить по указанному номеру. Что из этого вышло, сейчас узнаете.

Репортаж Дмитрия Анисимова

КОРР.: А вы задумывались, куда магазины девают тонны брака, некондиции и просрочки? Я вот тоже раньше не догадывался. А погрузился в тему случайно. Наткнулся вот на эти объявления.

«Продам просрочку оптом»

Телефонный разговор с продавцами просрочки

— Хлеб и молочка есть по пять рублей за килограмм. Если до тонны — семь рублей.

— Консервы, фасоль была по 5-50, к примеру.

— Опт. От десяти банок у вас там получается?

— Начинаем мы вообще работать от фуры.

— То есть спрос постоянный, да?

— Да, да.

КОРР.: Первым делом под видов владельцев подсобного ходатайства мы пошли по торговым сетям и стали интересоваться, можно ли у кого-то что-то купить по бросовой цене. Якобы для домашних зверушек.

— Нет, нам строго запрещено торговать просрочкой.

— А как вы, сдаёте или выкидываете?

— Списываем.

— Нам бы…

— Нет, нельзя. Ни в коем случае.

— Продаёте?

— Нет, сдаём назад. Колбасу там, молочку мы сдаём, если просроченные.

— А, собственно, производителям ?

— Да.

КОРР.: Большинство продавцов шарахалось от нашего вопроса. Но попадались и те, кого удавалось уговорить на взаимовыгодное сотрудничество. Здесь, например, сторговались за полцены.

— 50 процентов?

— Да.

— То есть колбаса, которая стоила 200 рублей, вы её продаёте за 100?

— Ну да.

— И сразу выбрасываете, всё равно?

— Выбрасываем, да. Либо уценяем.

КОРР.: Для тех, кто не знает, сразу поясним. По закону, торговать продуктами с истекшим сроком годности, тем более биологического, животного происхождения, запрещено. Но на рынке к этому вопросу относятся проще. Даже не скрывают, что товар «уже того». Главный аргумент — цена.

— Рублей за 50 килограмм.

— Сосиски, да?

— Ну да, вот мясное. Колбаса, сосиски. Такое бывает. День-два вышедшие из срока, там абсолютно… можно самим есть.

— А мясо какое бывает? Грубо говоря, индейка…

— Индейка, утка, кролики.

— Ну, грубо говоря, меньше чем половина цены, да?

— Да, конечно. Если у меня индейка 360…

КОРР.: Санкт-Петербург. С виду — обычный супермаркет. Правда, без вывески. Но местные о нём хорошо знают. В народе его зовут «бомжмаркет». Тут даже в рабочий полдень настоящая пробка из продуктовых тележек. Конечно, где ещё купишь кило свинины за сто публей?

— Как-то… совсем неживое.

КОРР.: Рядом, прямо на улице, гастарбайтеры продают овощи и фрукты, давно потерявшие товарный вид.

— А сколько?

— 50 рублей.

— 50 за целую сетку, да?

— Да.

— А эти помидоры по 25?

— Да. Чуть обрезать надо.

КОРР.: А это уже ближнее Подмосковье. Рынок у железнодорожной станции города Люберцы. Тут своя достопримечательность: магазинчик с мясной и молочной уценкой. Его мы нашли по жуткому запаху. Но если заткнуть нос, сразу глаза радуются: ценникам. Кило «уставшей» свинины — 50 рублей. Страшные на вид купаты из неизвестного фарша — 25. Бутылка прокисшего молока — всего 5 рублей.

— Скажите, а сметана как, она свежая или нет?

— Есть уценённая, просроченная, из-за этого и, соответственно, цена заниженная. По 30 рублей маленькая.

— Сегодня какое число? 13-е?

— 13–е, 08. А сегодня 16–е.

— Ну три дня, нормально.

КОРР.: В 30-градусную жару из-за тухло-кислого смрада находиться внутри невыносимо. Но покупатели всё идут и идут. Просроченную колбасу, мясо и молочку скупают сумками.

— Не подскажете, эти продукты можно есть?

— А почему нет?

— Нормальные?

— Конечно.

— Никто не отравился?

— Нет. Беру постоянно.

КОРР.: Но это явно до первой эпидемии. Кто-то, может, с жалобами уже не вернётся. Так что мы решили вызвать полицию.

— Здесь работает павильон, который торгует просроченными продуктами. Людей травят. И в общем, предприниматели самоуправствуют. Не могли бы вы прислать наряд, чтобы выяснить ситуацию?

КОРР.: Как только мы зашли сюда в открытую, с камерой, продавщицы стали закрывать витрины и прятать сомнительный товар.

— Девушка, а что вы убираете всё, скажите пожалуйста? А, девушка?

— А что вы снимаете?

— Пригласите, пожалуйста, кто ответственный у вас за торговлю здесь.

КОРР.: Внутрь мы зашли уже вместе с участковым. Правда, не слишком он рьяно принялся за дело. Ведь нерадивых торгашей журить в обязанности полиции, оказывается, не входит. Пришлось нам самим устраивать допрос.

— Скажите, а как вы осуществляете торговлю без документов, можно уточнить? Это нарушение правил торговли. У вас есть документы?

— Вы можете задать мне такой вопрос?

— Конечно. Вы продавец.

— Не надо меня снимать.

— Во-первых, вы не по форме одеты вообще, как должен продавец работать.

— Не надо меня снимать.

КОРР.: Мы написали заявление в местный отдел полиции. Участковый составил протокол и буквально через полчаса лавочку прикрыли.

— Да, всё уже.

КОРР.: Но долго ли эта дверь будет за семью печатями, ещё вопрос. Ведь не раз бывало: полиция приедет, под видеокамеру шороху наведёт, а через неделю-другую всё снова работает как ни в чём не бывало. Тем более, закрыть ту или иную торговую точку может только суд, после проверки Роспотребнадзора. А вот подключается это ведомство лишь после письменного заявления от потребителей. Только вряд ли те, кто здесь годами отовариваются, будут куда-то жаловаться.

Надежда РАЕВА, начальник отдела надзора по гигиене питания Управления Роспотребнадзора по Московской области: С 1 января заявитель должен нам приложить не только своё обращение в органы Роспотребнадзора, но и своё обращение к продавцу, чтобы продавец заменил ему товар или каким-то образом разрешил с ним конфликтную ситуацию. Вот, к сожалению, такое требование есть, и мы вынуждены будем, наверное, отказывать в рассмотрении обращений, если это заявление не будет приложено.

КОРР.: Но несмотря на бюрократические детали, нам всё-таки пообещали разобраться с ушлыми продавцами просрочки на Люберецком рынке.

Надежда РАЕВА: Мы в обязательном порядке выйдем на проверку, проведём мероприятия по надзору. Конечно, здесь уже никакого отбора проб для лабораторного исследования не будет, потому что экспертиза продукции с истекшим сроком годности не требуется.

Анонс программ, реклама

КОРР.: А знаете, сколько продуктов магазины списывают, так и не успев продать до истечения срока годности? Больше трети от всех произведённых. Это подсчитали эксперты ООН. Мы обратились сразу в несколько крупных сетей продовольственных магазинов с просьбой рассказать, как это происходит. Но, к нашему удивлению, от интервью все отказались, как будто мы о военной тайне расспрашивать собирались.

— Никто не горит желанием, честно говоря, комментировать, контекст. Поэтому, наверное, мы откажемся всё-таки от комментариев.

КОРР.: По закону, всю просрочку должны утилизировать. Иногда из неё делают минеральные удобрения, из мяса и костей, к примеру, готовят мясокостную муку на корм животным. Ну а если продукт окончательно испортился, его должны уничтожать. Только в одной Москве ежегодно приговаривают к «смертной казни» около трёх миллионов тонн просрочки.

Пётр ЦАПКО, генеральный директор фирмы по утилизации просроченных продуктов: Биологические отходы. То есть это мясо, рыбные отходы. Они в большинстве случаев сжигаются, либо их возможно переработать. На территории Центрального федерального округа в основном отходы на данный момент сжигаются. Потому что перерабатывающих заводов на данный момент практически нет.

Надежда РАЕВА: Единственный продукт, который разрешалось до недавнего времени, до 2016 года, отправлять на повторную переработку, был хлеб. С 2016 года это тоже запрещено.

КОРР.: Истекшие сроки реализации, вздутая или помятая упаковка. Уважающий себя магазин снимает такой товар с продажи, возвращает обратно поставщику или обращается в фирму по утилизации отходов. Но всё равно наткнуться на такой товар можно в первом попавшемся супермаркете.

— Сегодня у нас 14-е число. Вот у нас булочка для сэндвича, вот она как раз просрочена. Здесь видно, что срок годности у неё до 14.08.2016. Если по-хорошему, продавцы должны были снять ещё вчера, перед завершением смены, этот товар.

КОРР.: У Валерия Царёва из Ростова-на-Дону необычное хобби. Почти всё своё свободное время парень ходит по магазинам и охотится на просроченные продукты. За пятнадцать минут съёмок в этом супермаркете он забраковал полтележки крупы и хлебной мелочи.

— Те продукты, которые мы нашли, вы их снимете с реализации?

Наталья СКОБИОЛА, директор магазина: Да, конечно. И даже спишем. Ну, не хватает у нас штата, штат у нас непостоянный. У нас есть меняющийся штат, начиная от кассиров до продавцов, которые, собственно говоря, как вам сказать… Даже не переживают иногда за то, что они… не успевают переживать за то, что они…

— Проблема только в этом?

Наталья СКОБИОЛА: Ну да.

— Никакой корысти нет, что вы специально хотите товар реализовать…

Наталья СКОБИОЛА: Вы о чём вообще говорите?

— Я спрашиваю, я не говорю.

Наталья СКОБИОЛА: Вы знаете, это даже смешно.

КОРР.: Как призналась нам директор магазина, то, что не забирают поставщики, в конце рабочего дня оказывается в мусорке.

Наталья СКОБИОЛА: Всё вот это вот разрезаем, вот так всё выбрасываем и заливаем хлоркой в ящике. всё.

КОРР.: И даже несмотря на то, что в цену товара всегда заложен процент за бой и просрочку, некоторые особо ушлые продавцы, стараясь сократить убытки, часто намеренно маскируют продукты с душком. Самый простой фокус — это перефасовка товара.

Валерий ЦАРЁВ: Потенциально может быть такая ситуация в любом магазине, что вот эта рыба вскрывается просроченная, перематывается вот эта плёнка и кладётся вот сюда, как скумбрия. То же самое с шашлыком. Вообще нет информации никакой. То есть кто производитель… Вот «Шашлык свиной» – всё. Ничего нет. Там может быть Е, там уксус… Вообще даже нет ни состава, ни к кому обращаться в случае, если вы отравитесь завтра. Перефасовали, положили обратно… Ну вот она вздутая тут ещё немножко.

КОРР.: А кое-кто дарит вторую жизнь подпорченным продуктам, банально подделывая заводскую упаковку.

Валерий ЦАРЁВ: Однажды у меня был случай в моём городе, в Ростове-на-Дону в одном из магазинов, что вот эту цветную этикетку распечатали на цветном принтере, сделали, наклеили на двухсторонний скотч. И я почувствовал, что этикетка другая. Я стал отрывать, а там этикетка старая.

КОРР.: Это называется — прибыль любой ценой. Или даже сверхприбыль. Ведь эти нехорошие люди зарабатывают на нас дважды, трижды. Мы платим и за нормальный батон, и за тот, который всё равно выкинут, потому как наценка за порчу, напомним, всегда заложена в итоговую стоимость товара. Настоящий безотходный рай — это собственное производство в магазине. Ну, знаете, эти кафетерии, кулинарии внутри торгового зала. В салаты, которые там делают, или, например, пиццу, под шумок отправляются просроченный сыр, грибы, колбасы, сосиски… Нередко обманывают покупателей и с маринованными полуфабрикатами — теми же шашлыками, которые продаются «по акции».

Антон ПРОКОФЬЕВ, шеф-повар, товаровед: Как правило, туда добавляются несвежие куски мяса, обрезь. И чтобы запах был более-менее подходящий, добавляется свиной жир, который имеет характерный запах, перебивающий абсолютно всё.

КОРР.: При этом далеко не все продукты нужно выбрасывать сразу после истечения срока годности. Возьмём те же консервы, если они не вздутые, макароны, печенье, рис, мёд, сухое молоко, чай, кофе… Всё это можно есть и пить без вреда для здоровья. Опытные хозяйки всегда найдут применение вчерашнему прокисшему молоку или сметане, те же блинчики испекут.

Антон ПРОКОФЬЕВ: Кисломолочная продукция, сырокопчёные колбасы, то есть уже так или иначе продукты, прошедшие активную термическую обработку или вяление, сушение, длительное холодное копчение, в пищу, в принципе, пригодны даже по истечении срока годности. Но я бы не стал очень долго всё-таки их выдерживать.

КОРР.: Что, у кого и за сколько покупать — это, конечно, личное дело каждого. Но перерывать кислород продавцам тухлятины тоже надо. Но они-то хотя бы не прячут карты: признаются честно, что продают. Хуже, когда ты покупаешь хорошо замаскированную просрочку по цене качественного продукта. Вот это точно, как говорится, ни в какие ворота. Интересно, а как обстоят дела с просроченными товарами, например, в Европе?

Пётр ЦАПКО: В Европе отдают в благотворительные фонды, в детские сады. Ну не прямо какие-то просроченные продукты, а за пять-семь дней, за два-три дня до окончания срока годности.

КОРР.: А ещё европейские ритейлеры устраивают распродажи провианта с небольшим запасом срока годности и реализуют его за копейки. В последнее время и наши магазины перенимают этот опыт. Что и говорить, правильное решение проблемы. Производители не в обиде, продавцы не в убытке, а главное, покупателям хорошо. Купил, съел: дёшево и не опасно. Плохо от таких распродаж только продавцам тухлятины. Так и должно быть.

ВЕДУЩИЙ: Хотел бы подчеркнуть вот что. Пока мы готовили к эфиру наше расследование, то, естественно, не раз и не два обращались с официальными запросами в полицию, Роспотребнадзор и далее по списку. Нам много чего обещали, но в последний момент рейды переносились, проверки откладывались, съёмки отменялись. К чему бы всё это? Лето, период отпусков. Просроченные продукты и в сентябре останутся просроченными, свежее не станут. Ну-ну. Как говорят в Одессе, надо посмотреть.

Источник: 1К, ЧЕЛОВЕК И ЗАКОН, 26.08.2016, 18:50

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ