Алишер Усманов высоко оценил выступление россиян на Олимпиаде в Рио

0
124
Алишер Усманов высоко оценил выступление россиян на Олимпиаде в Рио
Алишер Усманов высоко оценил выступление россиян на Олимпиаде в Рио

ВЕДУЩИЙ: Президент Международной федерации фехтовании Алишер Усманов высоко оценил выступление россиян на Олимпиаде в Рио. Об этом, а также о развитии фехтования во всем мире он рассказал в интервью моей коллеге Ольге Башмаровой.

Интервью

Ведущая Ольга Башмарова

ВЕДУЩИЙ: Алишер Бурханович, прежде всего разрешите вас поздравить с таким успехом — настоящий праздник подарили российским болельщикам наши фехтовальщики. Я, наверное, первый вопрос задам, вряд ли я буду оригинальна. После Лондона в этот раз в Рио у нас 7 медалей, 4 золотые. А что удалось за 4 года изменить, что такой успех?

Алишер УСМАНОВ, президент Международной федерации фехтования: Я думаю, что все изменения были заложены задолго до этого олимпийского цикла, потому что Лондон это была та ситуацию, которая в спорте называется фальстарт. Мы уже к тому времени были готовы выигрывать золотые медали на Олимпийских Играх, потому что фундамент советской школы позволял всегда одну-две медали цеплять, как говорят спортсмены, в истории Олимпийских Игр российской. А в 1996 году на следующих Олимпийских Играх, после того, как уже перестала существовать объединенная команда Советского Союза, наша команда, которая была основой Советского Союза, была на высоте и они тогда выиграли 4 золотые медали и 2 серебряные. По количеству медалей сегодняшний результат превосходит — их 7 вместо 6, но у нас 2 бронзы и серебро, у них было всего 2 серебра. А 4 золота никогда в Советском Союзе даже практически не было, а, если и было, то не было других медалей. И поэтому с этой точки зрения, конечно, то, что сегодня достигли наши спортсмены, это можно считать огромным успехом — раз, а, во-вторых, восстановлением позиций на тех точках и видах спорта фехтовального, где мы были уже в последнее время на вторых ролях. Самое главное — это победа женского рапирного фехтования, когда через 48 лет, практически через 50-летие после победы советской фехтовальщицы Елены Беловой в Мехико наша Инна Дериглазова завоевала олимпийское золото в женском фехтовании на рапирах, где долгое время доминировали итальянцы. Поэтому нельзя сказать, что это спонтанный успех. Другой вопрос, что после Лондона, как обычно, у нас всегда любят искать крайних, виноватых, очень хотелось всем распустить или снять, новых назначить. И здесь, пользуясь моей позицией председателя попечительского совета, я сказал, что ни в коем случае не будем ничего менять, я уверен в выбранном пути. Единственное, что того человека, на которого я ставил как на тренера, я ему сказал, что если проиграешь в Рио, я уйду вместе с тобой. Это был такой великий сабельный фехтовальщик, скорее тренер великий Кристиан Бауэр. Потому что я понимал, что сабельная школа Советского Союза, Российской Федерации заслуживает того, чтобы быть лучшей, так же, как и женское фехтование на рапирах. Она знает прекрасно исторические моменты побед на Олимпийских Играх, которые были заложены такими спортсменками, как Забелина, Горохова, Самусенкова и другие, я не говорю уже о чемпионке в личных госпоже Беловой. Она, кстати, сегодня тоже возглавляет Федерацию фехтования Белоруссии. Тем более, я был уверен в сабельном фехтовании, к сожалению, это не подтвердилось — на этих Олимпийских Играх наши оба спортсмена выбыли. Поэтому я не думаю, что это последняя точка достижений нашей сборной, на которые она способна. Я считаю, что та система, которая создана за эти 12 лет, она будет работать, как минимум, определенный период — в спорте ничего вечного нет, как и в жизни, но она должна давать свои результаты. Первое: мы восстановили фехтовальные центры, где всегда была исторически хорошая школа, — это Новосибирск, это Ростов, сейчас мы завершили строительство в Курске, где заложена основа школы, где родилась такая олимпийская чемпионка как Ламанова, это в команде была в Пекине, и сейчас Дериглазова. И потом, я думаю, что очень важно, когда сама по себе фехтовальная команда ощущала единство в борьбе за ту цель, которую мы перед ней поставили. Три года, а такого достижения не было ни у кого, чтобы три года подряд общекомандное первое место на Чемпионатах мира, так называемый Кубок наций, завоевывала сборная одной страны. И, естественно, было бы очень обидно этот кубок потерять в олимпийский год, а ребята справились и выиграли. Я их поздравляю с этим.

ВЕДУЩИЙ: Вы как президент Международной федерации фехтования перед Олимпиадой в Рио ввели дополнительный допинг-контроль для российских фехтовальщиков. С какой целью это было сделано — были какие-то подозрения или это вы для того, чтобы совсем не к чему было придраться?

Алишер УСМАНОВ: Когда мы рвем на себе все рубашки и говорим о том, что нет никаких оснований наших спортсменов проверять, или рядимся в тогу святых, что наша система спорта не имеет изъянов, в тот момент, как только я почувствовал, что есть сомнения в том, что спортсмены, атлеты сборной России могут быть признаны нечистыми для участия в Олимпийских Играх, моей задачей, я как гражданин России, в данном случае я и поэтому написал письмо президенту МОК Томасу Баху как президент Международной федерации, я считал снятие всяких сомнений в том, что спортсмены Российской Федерации чисты, особенно те, которые готовятся к Олимпийским Играм. Это не значит, что невозможно было предугадать теоретически, что вдруг у кого-то был бы какой-то тест. В том же докладе Макларена указывается о 4-х случаях за 10 лет в фехтовании. Но на наши конкретные вопросы, в чем заключаются выводы о том, что пробы тех или иных спортсменов нечисты, нам отвечают, что пока мы не можем это выдавать, что это конфиденциальная информация, которая может быть использована в суде. В связи с этим, чтобы не было оснований для дальнейших выяснений, я счел необходимым дополнительный тест на допинг-контроль. И сегодня я уверен, что уже в фехтовании сказать, что наши победы нечисты, не сможет никто, в этом была цель.

ВЕДУЩИЙ: Я слышала, что буквально сразу после Олимпиады был какой-то сумасшедший всплеск интереса к фехтованию в регионах России, то есть пошли родители искать секции, записывать детей на фехтование. Понятно, что победа наших спортсменов — это, наверное, лучшее средства для популяризации этого вида спорта. А что касается популяризации фехтования во всем мире, насколько я знаю, в последние годы фехтование пришло даже на Ямайку. Как это делается, какими средствами, в странах, где его, казалось, никогда не было, этого вида спорта, о нем не знал?

Алишер УСМАНОВ: Так совсем уж списывать фехтование на стоит, но проблемы определенные были, но, когда я выиграл выборы президента Международной федерации, я решил, в первую очередь, не просто популяризацией нашего вида спорта заниматься, а прежде всего повысить его зрительность, потому что на сегодняшний день, когда спорт уже не свободен от коммерциализированного влияния на него спонсоров, а значит и тех телевизионных компаний, которые кормятся у этих спонсоров, я для себя поставил задачей обязательно телевижн сделать нашего вида спорта, чтобы на телевидении наш спорт стал понятен. Потому что в силу технологического развития нашего спорта, а это тот вид спорта, где напрямую можно говорить эти выражении, мы, во-первых, обеспечили беспроводное фехтование на электрических контактах между фехтовальщиками, то есть нет проводов. И поэтому, когда вдруг зажигаются фонари, никто не знает почему. Для этого мы очень много работали со спортивными операторами таких каналов, как «Евроспорт», «Евроньюз», CNN, мы очень много работали с NBC и SPN — вот все каналы, которые лучше всего освещают спорт. И мы попросили этих операторов разработать такую систему так называемого didgital vision, чтобы мы могли запечатлеть каждый момент боя для того, чтобы он был доступен зрению зрителя, и мы, по-моему, значительно продвинулись. Поэтому это не просто потому, что побеждали российские спортсмены, но просто было видно, как они побеждали, насколько это красиво выглядит, когда Егорян в глубоком выпаде наносит укол своей старшей подруге, а она понимает, что она проиграла золотую медаль. Это высшая степень драмы в чувствах, которая исполнена спортивным мастерством одной спортсменки и так называемой упущенной защитой другой. Или, например, драма, которая была на том же самом рапирном фехтовании, когда команда Российской Федерации практически из невозможного отставания за два боя перевернула ситуацию к победе. Все это показывали, каждый укол. И у нас была выработана специальная система видеоповторов, на этих видеоповторах мы показываем увеличенным экраном все те действия, которые производит фехтовальщик, и спортсмены становятся доступны для зрителя. Это первые шаги нашей федерации для того, чтобы в мире больше знали о фехтовании. А в России мы очень благодарим всех, кто болел за сборную, они этого заслуживают и они достойно этому ответили. Но я думаю, что фехтование только лишь по своей специфике заслуживает, чтобы как можно больше детей хорошо и логично мыслили, очень быстро отвечали на любые вызовы и вовремя делали выпады, которые давали бы им достижения и в жизни тоже. Я считаю, что это так называемые шахматы в движении, шахматы человеческого тела, связанные с тем, что говорит наш разум и эмоции и приумножается нашей физической силой и возможностями наших мышц. Это главная, так называемая фундаментальная основа фехтовального искусства.

ВЕДУЩИЙ: Олимпийская трансляция была, конечно, прекрасна.

Алишер УСМАНОВ: Мы работали над этим очень много.

ВЕДУЩИЙ: Однако недостаточно же просто посмотреть. Для того, чтобы в стране развивалось фехтование, необходима материальная база, не во всех развивающихся странах это есть.

Алишер УСМАНОВ: Вы говорите о стране или о мире?

ВЕДУЩИЙ: О мире, о том, как распространяется в разных странах мира.

Алишер УСМАНОВ: Если говорить о мире, то мы на сегодняшний день делаем уже первые шаги. Уже 8 лет каждый год мы тратим… так называемая программа «Сто федераций, сто шагов». У нас есть достаточно солидные федерации, такие, как Китай, Корея, Россия, Германия, Италия, Франция, крупные страны, Канада, Соединенные Штаты Америки. И они уже не очень нуждаются в помощи, наоборот, им бы уже давно пора стать донорами. Но есть федерации, у которых нет денег, и мы, в первую очередь, отправляем туда фехтовальное оборудование, фехтовальную форму. И плюс, как в Африке мы сделали, мы создаем центры, где готовим тренеров, в Сенегале, мы сейчас делаем в Океании на базе Австралийской федерации специальный фехтовальный центр, чтобы эти страны — Новая Зеландия, Папуа Новая Гвинея, даже такие маленькие страны. В Латинской Америке руководит федерацией наш бывший соотечественник, с ним легче тоже говорить. Они делают уже два центра фехтовальных подготовки тренеров, судей. И вот это все сегодня финансируется из нашей федерации. Я думаю, мы и эти плоды пожмем для развития мирового фехтования.

ВЕДУЩИЙ: Но, тем не менее, пока в лидерах все-таки европейские страны в фехтовании.

Алишер УСМАНОВ: Я бы не сказал.

ВЕДУЩИЙ: А кто еще?

Алишер УСМАНОВ: Сегодня за счет Российской Федерации, конечно, имею в виду, что победили… Понимаете, очень сложно говорить, фехтование — это такой вид спорта, где один укол часто решает финальную схватку. В Лондоне очень много выиграли корейцы — три золотые медали, китайцы выиграли одну и одну выиграл японец. Видите, уже из 10-ти 5. Мы сейчас боремся, чтобы количество медалей было 12, как во всех дисциплинах, и, если этого достигнем, то, я думаю, что, учитывая Соединенные Штаты Америки, они в этом году на пьедестале везде были — и серебро, и бронза, но они способны выигрывать. На прошлых Олимпийских Играх Венесуэла выиграла, серебро завоевал египтянин. В этом году у нас есть египтянин бронзовый призер, у нас есть иранец бронзовый призер в сабле и есть латиноамериканец бронзовый призер. Поэтому я, конечно, понимаю, что лидерство еще сохраняется, но конкуренция очень сильно обостряется и, как говорится, Азия и Америка уже наступают на пятки, а Африка уже может иногда и выигрывать.

ВЕДУЩИЙ: Если вновь возвращаться к нашим олимпийцам. Я знаю, что вы пригласили их к себе в гости в Италию. Вообще, как часто вы общаетесь со спортсменами, и вы больше их поддерживаете или больше критикуете?

Алишер УСМАНОВ: Пригласил я их не к себе, а просто в Италию, так как у меня есть возможность там их принять, а к себе я их приглашаю домой здесь, в Подмосковье. А что касается моего общения с ними, то скорее я их критикую. Вот только что на меня Логунова даже обиделась, бронзовый призер, потому что я сказал, что тебе после двух золотых олимпийских медалей надо было завоевывать третью уже в личном, а ты мне хвалишься своей бронзой в команде. Шутка, конечно. В 36 лет они выиграли бронзовые медали, молодец. Но все равно той же Великой я сказал, что ты не должна была проигрывать Егорян, а к Егорян я не могу предъявить претензий, я ей говорю: ну, что ж, товарищ Егорян, теперь посмотрим, как вы будете себя вести. Все-таки двукратная олимпийская чемпионка, а ей всего 21 год, это же катастрофическая нагрузка на психику.

ВЕДУЩИЙ: Оправдывать придется, конечно. Насколько я знаю, в подмосковном Новогорске в ближайшее время планируется строить Академию фехтования. Эти планы появились после успеха в Рио или это уже давно развиваемые проекты?

Алишер УСМАНОВ: Естественно, до, она уже строится два года только. Это то же самое, что в Уфе появились два олимпийских чемпиона — Сафин и Ахматузин. И министр из Башкирии говорит, что мы сейчас будем строить первый фехтовальный центр в России. Мы силами нашей федерации участвовали в создании уже 6 центров на базе таких мест, где и так были олимпийские чемпионы, то есть была школа. В Ростове школа Бойко — нашей великой чемпионки в рапире. У нас есть, уже вот-вот заканчивают, сдают школу в Новосибирске сабельную, у нас огромный центр. Вот сейчас только что закончили в Курске школу рапирного фехтования, которая была там создана, и я сейчас обязательно обращусь к руководству «Росатома», чтобы они не закрывали фехтовальную школу в городе Курчатове, потому что оттуда вышли две олимпийские чемпионки — Ламанова и сегодняшняя наша суперзвезда Инна Дериглазова. Почему-то они закрыли, будем обращаться. У нас уже сегодня 6 центров только вновь построенных, не говоря уже об огромной системе детских юношеских спортивных школ и школ олимпийского резерва, которые всегда культивировали фехтование. Я считаю, что наши регионы очень здорово помогают.

ВЕДУЩИЙ: Мне кажется, фехтование всегда было таким элитарным видом спорта. Как-то поддерживаете одаренных детей, вообще, насколько дорого заниматься?

Алишер УСМАНОВ: Селекация в нашей федерации развита серьезно. Если только мальчик не ушел, то его мы поддерживаем, потому что все регионы имеют субсидии от нашей федерации, у нас есть программа ежегодная Российской Федерации, я там выступаю как председатель попечительского совета и обеспечиваю средствами. И я знаю, что эта программа уже дает свои плоды. Как пример я сказал про город Курчатов и Курскую область.

ВЕДУЩИЙ: Алишер Бурханович, спасибо вам большое за ваше время, за ваши комментарии.

Алишер УСМАНОВ: Пожалуйста. Спасибо вам большое.

Источник: Телеканал «Россия 24», ИНТЕРВЬЮ, 26.08.2016, 15:32

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ