Что может предложить Дальний Восток странам АТР? Петр Фрадков — генеральный директор «Российского экспортного центра»

2:17
0
383
Что может предложить Дальний Восток странам АТР? Петр Фрадков - генеральный директор
Что может предложить Дальний Восток странам АТР? Петр Фрадков - генеральный директор "Российского экспортного центра"

ВЕДУЩИЙ: У нас в гостях Петр Фрадков — генеральный директор «Российского экспортного центра». Петр Михайлович, приветствую вас. Что может предложить Дальний Восток, в первую очередь, наверное, странам АТР?

Петр ФРАДКОВ, генеральный директор «Российского экспортного центра»: Как выяснилось, достаточно много. Мы очень подробно изучили те возможности, которые есть у регионов Дальневосточного федерального округа, когда готовились к этому форуму, потому что нам показалось, что использовать эту возможность — сам форум — было бы правильно для того, чтобы предметно обсудить профиль экспортера из Дальневосточного региона, какие рынки сбыта и какие перспективы. Сначала мы обратились, конечно, к цифрам, но, прямо скажем, ситуация, может быть, не самая сейчас позитивная, не самая радужная. При всех тех огромных возможностях, которыми обладает регион, к сожалению, доля региона, в целом, в экспорте Российской Федерации составляет всего лишь 6 процентов.

ВЕДУЩИЙ: И она падает?

Петр ФРАДКОВ: На самом деле она растет, но растет не так активно, я имею в виду именно доля. К сожалению, стоимостной объем, наверное, падает, потому что мы как раз говорим о товарах биржевых, товарах, на которые конъюнктура рынка влияет очень сильно: уголь, может быть, какие-то другие ресурсы, древесина и так далее. Мы же говорим или наша задача — «Российского экспортного центра», в частности, это стимулировать именно экспорт несырьевой, экспорт с добавленной стоимостью для того, чтобы предприятия развивались, развивали свои производства. В этой части первый квартал 2016 года он на самом деле показал достаточно хороший, позитивный результат и доля, в целом, российского Дальнего Востока составила 6,9 процентов, то есть это хороший прирост. К сожалению, опять-таки мы говорим о том, что это очень узкая группа товаров, в первую очередь, это продовольствие, это продукты сельхозпереработки и они составляют до 60 процентов всего экспорта из региона. Нам кажется это, с одной стороны, хороший показатель, с другой стороны, конечно, необходима диверсификация. Мы об этом обязательно еще поговорим с коллегами здесь, на форуме. Надо использовать и этот потенциал, но только этим ограничиваться уже нельзя. Вторая статья, и она идет с большим достаточно отрывом, — это все-таки продукция машинной переработки. Мы знаем, здесь есть серьезные заводы и судостроительные, и авиапром, и специальные заводы, скажем так. Мы не забываем про этот ресурс, но он составляет не больше 15 процентов экспорта региона. А дальше уже по нисходящей идет металлопереработка, лесобумажная промышленность, но это уже совсем небольшие доли — это с одной стороны. С другой стороны, мы прекрасно видим, сегодня импортеры из стран, в частности, из таких, как Китай, Корея, показали достаточно большой интерес к продукции из регионов Дальнего Востока — это биоэнергетика, биомассы, пелеты, такие достаточно нетрадиционные вещи. Это опять-таки те же товары сельхозпроизводства, но с большей степенью переработки.

ВЕДУЩИЙ: А Япония?

Петр ФРАДКОВ: Япония тоже представляет такой интерес в части питания — это тот же мёд, это гречневая крупа, это соя — как Китай, так и Япония. При этом мы говорим о том, что эти страны, будь то Китай, будь то Корея, будь то Япония, они предлагают создавать совместные предприятия здесь, на территории Дальневосточного федерального округа с целью экспорта в последующем производства своих предприятий на рынки третьих стран. (Сбой в записи, пропуск нескольких слов.) … фокус на реальную кооперацию — и финансовую, и промышленную. Это такие предприятия, как «Мазда», например, готова разместить здесь, наращивать производство своих автомобилей, которые могли бы пользоваться спросом за рубежом на третьих рынках. Также предприятия, с которыми мы сегодня общались, как «Хёндай», например, это правда не территория федерального округа, но, тем не менее, в Питере имеет завод по… (Брак, пропуск.) … очень активно пользуется спросом на рынке СНГ. И многие, многие другие примеры. В целом, мы обратили внимание на то, что остаются нерешенными глобально, наверное, три больших проблемы. Первая большая проблема — это вопросы, связанные с логистикой. До сих пор есть ограничения инфраструктурные в портах, до сих пор встает вопрос о доставке грузов по железной дороге, потому что, прямо скажем, не самый конкурентоспособный тариф предлагается для российских экспортеров, в частности, тех, которые занимаются экспортом зерновых либо других видов товаров, в этом плане мы проигрывает конкурентам за рубежом. До сих пор одной из больших проблем является доступ к финансированию. Тоже это такая не новая проблема, но наша задача, в том числе как института развития увеличивать объемы экспорта из региона не только через работу с двумя, тремя, пятью крупными экспортерами, которых все хорошо знаем. Это необходимое условие, но совершенно недостаточное. Наша задача — увеличить количество экспортеров, именно количество из сегмента средних предприятий, небольших предприятий. А для того, чтобы вовлечь эти предприятия в оборот, конечно, нужны специальные условия по финансированию, специальные условия по страхованию экспорта. Мы, конечно, можем, мы должны предоставлять все эти услуги, но, с другой стороны, предприятия должны уметь этим пользоваться. Они должны понимать, что это необходимое условие их работы на внешнем рынке.

ВЕДУЩИЙ:

Что касается идеи предоставить госсубсидии на сертификацию экспорта, эту идею поддержал Путин, и какая работа ведется в этом направлении?

Петр ФРАДКОВ: Это совершенно конкретные мероприятия по поддержке, в частности, предприятий автопромышленного комплекса. Я исхожу из того, что постановление правительства в ближайшее время должно быть утверждено. Просто не могу говорить как о факте уже, потому что это уже такая правительственная нормативная работа на уровне правительства, но мы участвовали в обсуждении этого документа, совершенно конкретный механизм именно по субсидированию, в смысле помощи производственникам из автопромышленного комплекса по выводу их товаров за рубеж. Это касается и сертификации, и так называемой омологации и многие другие вопросы — это совершенно стандартная международная практика. И мне кажется очень важно, что правительство именно обратило на то внимание, потому что мы прекрасно понимаем, что предприятия автопрома больше всех, наверное, сейчас не хочу сказать, страдают, чувствуют это сужение внутреннего рынка, определенное, может быть, перепроизводство, падение спроса и, конечно, внешние рынки — это такая палочка-выручалочка для них. МЫ как «Российский экспортный центр» активно задействованы, и по этому программе, когда она будет утверждена, будем оператором этой программы.

ВЕДУЩИЙ: Какой рынок наиболее перспективный?

Петр ФРАДКОВ: Опять-таки, если мы говорим по традиционным рынкам сбыта с точки зрения номенклатуры тех товаров, которые идут по линии из Дальневосточного региона, это Китай. Объективно это так, тут ничего нового мы, наверное, не скажем.

ВЕДУЩИЙ: Какие проекты уже есть?

Петр ФРАДКОВ: в первую очередь, мы фокусируем, что называется, проекты на уровне товаров народного потребления. Россия хорошо известна в мире как серьезный поставщик ресурсов различных, хорошо известна, если мы говорим про несырьевой, как поставщик военно-технической продукции, где-то известна в атомной промышленности, но на уровне потребителя, на уровне конечного потребителя мы очень мало известны. С другой стороны, мы видим, что в том же Китае в силу повышения уровня жизни, в силу банально отмены запрета на второго ребенка возникает потребность именно в товарах народного потребления, причем качественных товаров, но которые в России, с одной стороны, есть, а в Китае они неизвестны. И мы сейчас будем реализовывать отдельный проект, который мы так условно называем «Поставка товаров народного потребления в Китай».

ВЕДУЩИЙ: То есть еды.

Петр ФРАДКОВ: Не только. В большей части еды, но и других товаров, которые в России производятся на очень качественном уровне, — такие, как какие-то детские товары, товары детской гигиены, как косметика, они востребованы в Китае, но наша задача их правильно довести до потребителя, как минимум, чтобы потребитель узнал, что такие бренды, вообще, существуют.

ВЕДУЩИЙ: Это вы планируете обсуждать с главой «Али-Баба»?

Петр ФРАДКОВ: В том числе, это тот перечень вопросов, который мы еще, начиная с Петербургского экономического форума, договорились подготовить и проработать с господином Жаком Ма, с которым мы договорились о том, что при нашем содействии — «Российского экспортного центра» — на площадке «Али-Бабы» будет создан так называемый брендированный российский павильон. Потому что коллеги из «Али-Бабы» лучше понимают потребительское поведение коллег из Китая, и мы рассчитываем здесь на них.

ВЕДУЩИЙ: Благодарю вас.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ