Умер Сапармурат Ниязов: кресло газового короля разыгрывает свита

0
30


Смерть президента Туркменистана Сапармурата Ниязова стала одной из главных новостей этого года. Аналитики опасаются, что последствия она может вызвать самые непредсказуемые, в том числе и для России. «Политическая элита Туркменистана разделена по региональному и клановому признаку. Если начнется дележ власти, то от этого выиграют только американцы, которые крайне активно пытаются лишить Россию монополии на газ», — заявляет обозреватель 3 канала Андрей Добров. «Страна клановая, поэтому очевидно, что страну ждет ожесточенная, может быть, подковерная, может быть, открытая, но все-таки схватка за власть», — вторит Доброву аналитик нефтегазового сектора Рустам Танкаев в эфире телеканала РБК.

В то же время политолог Андраник Мигранян в программе «Время» утверждает, что реальная борьба за власть в Туркмении начнется не сразу, как это было и в Советском Союзе после смерти Сталина: «Надо чтобы из разных группировок выделилась самая сильная, а внутри этой группировки выделился лидер».

Такого же мнения придерживается ТВЦ: «Вероятно, в Туркмении борьба за власть развернется внутри самой системы при весьма ограниченной роли внешних игроков, будь-то Москва, Вашингтон или Тегеран. При этом вряд ли сумеет вмешаться в этот процесс и оппозиция, находящаяся в эмиграции. Как показывает опыт, цветные революции наиболее вероятны не в условиях диктатуры, а скорее в условиях демократической и полудемократической системы. В условиях же жесткого тоталитарного правления источники альтернативной власти уничтожаются на корню или, в лучшем случае, изгоняются за границу. Ниязов, установив собственную монополию на власть, своими руками вычистил политическое поле в Туркмении. И трудно предположить, чтобы за короткое время на этом поле сумели произрасти силы враждебные созданной им системе власти».

Иначе оценивает ситуацию Марианна Максимовская. «Действия ближайшего окружения Ниязова уже сильно напоминают госпереворот, — заявила ведущая программы «Неделя». — Вокруг среднеазиатской страны, которая обладает огромными запасами газа, начинается большая геополитическая игра с участием не только ближайших соседей». Например, председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль высказал уверенность в том, что Ниязов умер насильственной смертью: «Здесь замешаны профессионалы высокого качества. Лучшие немецкие врачи — это люди, которые открыты влиянию, шантажу». Корреспондент Рен-ТВ Дмитрий Ясминов замечает, что Гейдар Джемаль прямо ни на кого не указывает и «всего лишь рисует стрелки возможных стратегических ударов, хотя к северу от Ирана пока еще не видно американских баз». Подчеркивается, что Вашингтон первым выразил соболезнования в связи с кончиной туркменского лидера.

Нужно отметить, что российские электронные СМИ с теплотой отзываются о Сапармурате Ниязова, которому удалось на протяжении многих лет сохранять стабильность в среднеазиатском регионе. «Справедливости ради надо признать, что от коллег-диктаторов Туркменбаши отличался, отмечает ведущий программы «Реальная политика» Глеб Павловский. — Он был эксцентрик, но не был агрессивен, как Ким Ир Сен, не был непредсказуемо опасным, подобно Саддаму Хусейну, и не был фанатиком, как иранский президент Ахмадинежад. Поглядев на географическую карту, легко вспомнить, что вся Туркмения — это тонкая полоска степей и пустынь между Ираном и Средней Азией. Дестабилизация этой страны в годы авторитарной изоляции, отвыкшей от политической умеренности, превратила бы Туркменистан в еще один полигон для иранских экспериментов вслед за уже разрушенным Ливаном».

Программа «Постскриптум» также воздает должное покойному президенту: «Не каждому дано удерживать на протяжении более чем 20-ти лет власть и стабильность в стране, тем более в такой, как Туркмения, богатой энергоресурсами и находящейся в очень и очень беспокойном регионе». Вместе с тем руководитель администрации президента РФ в 1993-1996 гг. Сергей Филатов подчеркивает, что Ниязову удалось создать опасную видимость благополучия: «Есть два пути. Один путь, который он избрал, кормить людей за счет этого сырья, одевать, обувать, обеспечивать, особо не требовать работы. Это рай вообще, который можно было бы на этом создать. Но с другой стороны, здесь никакой перспективы будущего нет. И это было совершенно очевидно. Наверное, это было понятно ему, но он как-то больше жил в этой иллюзии, которую создавал в своей стране».

Разделяет эту позицию и лидер ЛДПР Владимир Жириновский: «Это сказка единственная была туркменского народа — двадцать лет жизни при Ниязове. Эта сказка закончилась. Теперь пойдут распри, возня. Там будет европейская демократия, перевороты, грязь, насилие, передел собственности, рост преступности, наркотиков и, так сказать, всего негативного, что сегодня переживает Россия».

Нужно отметить, что ТВЦ в отличие от Рен-ТВ не драматизирует ситуацию. «Пока мощных внешних источников изменения ситуации в Туркмении не существует, — утверждает корреспондент программы «Постскриптум». — США, например, почти не имеют там влияния. При Ниязове в Туркмении не работали западные неправительственные организации, а местные спецслужбы жестко контролировали деятельность иностранных посольств. Поэтому маловероятно, что в Туркмении посольство США будет иметь возможность помогать оппозиции печатанием антиправительственных листовок, как это было в Киргизии, или, тем более, через прямое финансирование. Что касается внутренних источников изменений, то тоталитарная система, как правило, не рушится в одночасье. Нужно время для того, чтобы она изменила свой характер».

«Вести недели» предлагают воздержаться от прогнозов развития политической ситуации в Туркмении до выбора преемника: «Пока этой фамилии нет, нет и версий, что же будет с Туркменистаном, его нейтралитетом, его светскостью и его газом». НТВ, в свою очередь, резонно отмечает, что Туркмения была закрытой страной, а потому аналитики могут только строить догадки о том, что собой представляет расклад сил в республике. «Ниязов обещал газ и Ирану, и Пакистану, и Китаю, и Евросоюзу. При этом было непонятно, сколько у него этого газа. В России считали, что 15 триллионов кубов, в Туркмении — что 24, а последняя оценка Туркменбаши — 44. Теперь встает вопрос, где хранились деньги от продаж газа. Это второй ресурс, кроме военной силы, которым должен располагать преемник Ниязова. То, что в окружении Ниязова нет людей заметных, не означает, что там нет способных», — заявляет корреспондент НТВ Сергей Морозов.

Как сообщает «Эхо Москвы», в качестве преемника чаще других эксперты называют имя временно исполняющего обязанности президента Туркмении Гурбангулы Бердымухаммедова: в его пользу говорит тот факт, что именно он стал во главе страны, хоть и временно, после смерти Ниязова. Другой кандидат в президенты — руководитель президентской охраны Акмурад Реджепов. Даже при Ниязове он имел особый политический вес. Список кандидатов из силовых структур продолжают глава МВД Ахмамед Рахманов и министр обороны Агагельды Мамедгельдыев.

Имя генерала Реджепова фигурирует в комментариях многих аналитиков. НТВ обращает внимание на то, что Акмурад Реджепов был рядом с Ниязовым с первого дня его президентства, ему подчиняется полк охраны в две тысячи человек, но политические возможности генерала гораздо шире. По слухам, Реджепову удалось сместить министра нацбезопасности.

Председатель русской общины Туркменистана Анатолий Фомин Акмурада Реджепова считает наиболее сильным и влиятельным политиком, который контролировал множество рычагов власти. Как отмечает 1 канал, захват власти Реджеповым не исключает силовой вариант развития событий. Эксперт по Центральной Азии Аркадий Дубнов считает эту стратегию предсказуемой. «Очевидно, что в Туркмении, где рухнул тоталитарный режим, чтобы он не рассыпался совершенно, к власти сейчас стремятся прийти спецслужбы и те генералы, которые до сих пор управляли страной в реальности при Туркменбаши», — заявил Дубнов в программе телеканала Рен-ТВ «24».

Заведующий отделом Средней Азии и Казахстана института СНГ Андрей Грозин, выступая в программе «Вести» на «Радио России», высказал предположение, что элиты, проведя «неформальные консультации друг с другом, согласование интересов, согласование своих бизнесов», в конечном итоге выберут одного человека, который и будет представлять Туркмению на мировой арене. Скорей всего, такой фигурой станет нынешний исполняющий обязанности президента, вице-премьер и министр здравоохранения, господин Бердымухаммедов. «Хотя существует законодательная норма о том, что человек, который исполняет обязанности президента, не может претендовать на участие в выборах, я думаю, что Халтмасла-хаты, будучи влиятельнейшим органом страны, легко может поправить эту норму», — полагает Андрей Грозин.

Как известно, Народный совет, собравшийся во вторник, действительно принял поправку к Конституции, которая разрешает Гурбангулы Бердымухаммедова участвовать в президентской кампании. Этот факт означает, что этот кандидат имеет большой политический вес и серьезные шансы на победу.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ