Труба в Европу

0
27


«Газпром» перекраивает политическую карту мира

«Наш дом «Газпром» — сегодня этот каламбур конца прошлого века снова актуален. Акции газового холдинга растут, как на дрожжах, раздувая влияние России в современной геополитике. «Газпром» переместился с шестого места в ряду крупнейших публичных мировых компаний на третье, обойдя такие копании, как «Сити-групп», «Би-Пи» и «Майкрософт».

Российские СМИ, комментируя рост капитализации «Газпрома», не могут удержаться от игры мускулами. «Сколько стоит Россия? Этот вопрос еще и потому принципиален, что если мы строим рыночную экономику, то и качество нашей экономической политики оценивает в первую очередь рынок по критерию капитализации, — заявил ведущий программы «Однако» Михаил Леонтьев. — Сегодня рынок оценивает наши компании в 16 раз дороже, чем за девять лет назад. 80 процентов этого роста приходятся на последние два года. Капитализация «Газпрома» за восемь лет выросла в 120 раз, но дикий рост приходится буквально на последний год. Сомневаться, что через пару лет это первое место будет занимать «Газпром», нет никаких оснований. Это тот самый «Газпром», где был восстановлен контроль государства, который подорвал свою репутацию на рынке газовой войны с Украиной».

«В последнее время слово «Газпром» у некоторых агентств упоминается чаще, чем словосочетание «Владимир Путин», — замечает главный редактор «Эха Москвы» Алексей Венедиктов. «Газ это действительно наше все, — вторит ему научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин в интервью радиостанции. — Во-первых, газ это действительно наше все. 30 процентов мировых запасов — это наше конкурентное преимущество. К сожалению, этим конкурентным преимуществом заведует одна компания — «Газпром». Как известно, «Газпром» хотел бы принять участие в приобретении части распределительной системы в Европе. По мнению Ясина, растущие аппетиты «Газпрома» являются причиной обострения отношений в газовой сфере между Россией и Европой. Ясин пояснил, что компании, владеющие распределительными системами в Европе, зачастую продают российский газ по ценам выше, чем покупают у «Газпрома». И у «Газпрома» появилось желание в этом поучаствовать.

«Русское радио» отмечает, что «Газпром» считает Европу основным рынком сбыта, однако активно интересуется и новыми рынками — Азиатско-Тихоокеанского региона и Северной Америки. Об этом в Лондоне на Девятом российском экономическом форуме заявил шеф экспортных операций «Газпрома» Александр Медведев. В интервью «Интерфаксу» Медведев заявил, что «Газпром» хочет поставлять газ в Европу не только как оптовый поставщик, оставляя маржу последней мили местным компаниям. К 2015 году российский концерн хочет занять 20 процентов британского газового рынка, для чего намерен приобрести местные газовые компании «Сэндрика» и «Скотиш пауэр». По словам Медведева, после того, как планы «Газпрома» были озвучены в британской прессе, поднялась истерика: «Викинги у ворот!».

Ведущий программы «Постскриптум» на ТВЦ Алексей Пушков отмечает, что в этом году, когда в Европе говорят о России, то все чаще имеют в виду «Газпром». «Главная задача европейцев — максимально ограничить влияние «Газпрома» в Европе и при этом получить доступ к газопроводам и российским газовым месторождениям. Однако, судя по всему, у Европы этот фокус не пройдет, и ей придется искать с нами компромисс», — полагает Пушков. Аналитик рекомендует европейцам отказаться от попыток блокировать приход «Газпрома» в Европу, так как это может «ударить по самой Европе».

Главная тональность репортажа Сергея Котенкова — праведное возмущение патриота наглостью зажравшихся европейцев: «Похоже, Европа готова видеть в России только скромного поставщика газа, но никак не активного игрока на европейском рынке. А потому стоило «Газпрому» задуматься над расширением своего присутствия в Европе, как тут же посыпались обвинения. В чем только не упрекают Москву еврокомиссары — от ненадежного партнерства до односторонней экспансии». Котенков подчеркивает, что главная цель «Газпрома» — равноправное партнерство: «Мы допускаем европейские компании к своим ресурсам, а они взамен допускают «Газпром» к своим предприятиям».

Позиция России по этому вопросу была озвучена Владимиром Путиным на встрече в Томске с канцлером Германии Ангелой Меркель. «Там, где к нам приходят, там инвестиции и глобализация, а если мы куда-то собираемся прийти, это уже что — экспансия российских компаний! Мы должны как-то договориться об общих правилах поведения».

Однако самый жесткий отпор «Газпромому» дала Англия. Как сообщает ТВЦ, министр промышленности и торговли Алан Джонсон провел ряд встреч, чтобы предотвратить покупку «Газпромом» британской газораспределительной компании Centrica. Ради этого чиновники готовы были даже изменить законодательство, регулирующее слияние-поглощение. На встрече с послами стран Евросоюза глава «Газпрома» Алексей Миллер сделал почти ультимативное заявление: «Попытки ограничить деятельность «Газпрома» на европейском рынке и политизировать вопросы поставок газа, которые на самом деле находятся исключительно в плоскости экономики, не приведут к хорошим результатам». Только после этого жесткого заявления британский премьер Тони Блэр дал отмашку членам своего кабинета не блокировать возможные предложения «Газпрома» о покупке Centrica. При этом Блэр заявил, что он принципиальный противник протекционизма. «Только почему-то лишь тогда, когда «Газпром» заговорил жестким языком», — съязвил Сергей Котенков.

ТВЦ увещевает, что в случае несговорчивости Европы, Москва может повернуть трубы на Восток, тем более что контракт на поставку в Китай 80 млрд. кубометров газа уже подписан и прокладка труб уже началась. Аналитики в России убеждены, что у «Газпрома» есть все козыри, чтобы не отступать перед заградительными барьерами Европы.

«Мы смотрим на страны азиатско-тихоокеанского региона, в первую очередь это — Япония, Южная Корея, Китай, Индия. Мы смотрим на Северную Америку и уже поставили несколько пароходов сжиженного природного газа туда. И с Канадой мы кооперируемся… Мы увеличиваем производительность голубого потока на Турцию, Израиль… Мы построим Североевропейский газопровод… То есть у нас свои национальные интересы, и если они будут учитываться должным образом, мы готовы обеспечить энергетическую безопасность Европы и мира на многие десятилетия вперед», — такое заявление сделал председатель Госдумы по энергетике Валерий Язев.

ТВЦ подчеркивает, что Германия в отличие от Великобритании спокойно относится к экспансии «Газпрома», пытаясь извлечь из нее собственную выгоду. Еще при Шредере был подписан проект строительства североевропейского газопровода, а нынешний канцлер Германии Ангела Меркель не только не пересмотрела это соглашение, а на встрече с Владимиром Путиным в Томске пошла еще дальше. Стороны подписали соглашение об обмене активами между «Газпромом» и германским концерном BASF. В частности, немцы дают «Газпрому» право не геологоразведку и добычу газа в Ливии, а BASF взамен получит доступ к разработке Южно-Русского газового месторождения. Как отметил Владимир Путин, это первый в современной истории случай, когда Россия пустила зарубежного партнера к добыче газа на огромном месторождении, которое будет эксплуатироваться десятилетия.

Сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин, комментируя это соглашение, назвал фрау Меркель единственным настоящим мужчиной в Европе. К панике на европейском рынке политолог относится философски: «Есть люди, которые занимают разумную позицию, есть те, кто нагнетает истерику, опасаясь, что они будут решены огромного российского газового пирога».

Между тем, к попыткам дискредитации «Газпрома» подключился и Минюст США, который начал собственное расследование в отношении «Росукрэнерго», которой владеют Россия и Украина. Иосиф Дискин не сомневается, что Америка инициирует это разбирательство, чтобы усилить давление на Россию.

Как сообщает «Эхо Москвы», с 1 июля «Газпром» намерен инициировать повышение цен на газ для Украины до 230 долларов. Об этом в интервью газете «Галицкие контракты» сообщил заместитель главы правления «Газпрома» Александр Медведев. Обозреватель Радио «Свобода» Виталий Портников обращает внимание на то, что прежние договоренности с Киевом были заключены лишь на полгода. По мнению Портникова, те договоренности лишь оттянули ненадолго рост цены, дабы помочь Ющенко на парламентских выборах. Теперь же, как и ожидалось, цена будет расти и далее. «С самого начала возник вопрос — почему президент Туркменистана Сапармурат Ниязов и руководство туркменского нефтегазового комплекса должны продавать газ по столь дешевой цене «Росукрэнерго», когда «Газпром» продает «Росукрэнерго» газ по цене, в 5 раз превышающую туркменскую цену. Было понятно, что цена эта будет повышена. В этом повышении цены нет никаких особых, я бы сказал, политических или экономических проблем для России. Проблема существует исключительно, к сожалению, для Украины».

Глеб Павловский считает, что Европа охотно покупает российский газ и не прочь поучаствовать в разработке его месторождений, но боится попасть в зависимость от страшного евровосточного соседа, а потому и не и не пускает «Газпром» на свой внутренний рынок. «На деле Россия реально прорастает в Европу через сотрудничество с отдельными странами, с Евросоюзом, как самым мощным субъектом европейской политики, и через полноправное членство в Совете Европы. Россия срастается с Европой через трубопроводы и встречные инвестиции», — заявил ведущий программы «Реальная политика».

Подчеркивается, что фактическое слияние России с Европой нравится далеко не всем: «Взяв «бронзу» и находясь в нескольких шагах от «серебра», «Газпром» испытывает все более чувствительные удары. Монополия глобального уровня несет в себе риски нового глобального уровня. Монополисту легче возбудить к себе ненависть рядовых потребителей, а этой ненавистью очень легко манипулировать коалиции из конкурентов «Газпрома» и недругов России как таковой. Гадить монополисту тем более легко, что любые действия такого рода будут встречать массовую общественную поддержку и сочувствие». В то же время, указывает политолог, истерика в британских СМИ по поводу покупки «Газпромом» активов копании Centrica, плохо вяжется с разговорами о либеральном рынке.

Пресс-секретарь Алексея Миллера Сергей Куприянов в интервью «Эху Москвы» подчеркнул, что Великобритания только сейчас становится более зависима от поставок извне, поскольку ранее подавляющую часть своего спроса на газ британские компании обеспечивали за счет собственной добычи. Сейчас добыча в Северном море падает, и Британия становится импортером газа. «Мы здесь, естественно, расталкивая конкурентов локтями, стараемся занять достойное место, — заявил Куприянов. — Общая стратегия — обеспечить наибольшую добавленную стоимость от нашего присутствия. Поэтому естественно, что мы ищем какие-то варианты, которые нашу работу на рынке сделали бы наиболее эффективной. Какие это будут покупки и будут ли они — это вопрос, на который сейчас я не дам ответа, потому что это предмет наших коммерческих взаимоотношений. Безусловно, полемика, которую мы развернули в последние недели, показывает, что мы движемся в правильном направлении. Мы строим Североевропейский газопровод не для того, чтобы кого-то ущемить в правах и в возможностях. Нам нужна большая гибкость в наших поставках газа в Европу, и гибкость достигается тогда, когда у нас есть несколько маршрутов. Поэтому какой-либо опасности Североевропейский газопровод ни для Белоруссии, ни для Польши, ни для других стран-транзитеров не несет».

Комментируя перспективы работы на восточном векторе Китаем, Сергей Куприянов подчеркнул, что западный маршрут поставки газа в Китай определен как первоочередной. Реализацию проекта облегчает то, что ннфраструктура уже существует, ее не нужно создавать с нуля, как в Восточной Сибири.

Журналист Владимир Бородин, однако, не сомневается, что заявление Путина в Томске по поводу поставок газа в Азию можно воспринимать как шантаж Европы и откровенное лоббирование интересов «Газпрома». Выступая на «Эхе Москвы» в программе «Особое мнение», Бородин сказал следующее: «Конечно, мы сейчас не можем говорить о том, что Россия или «Газпром» разворачиваются, прошу прощения, к Европе задом и поворачиваются лицом к Китаю и азиатским рынкам. Пока нет. Существует некий непростой переговорный процесс, вот и все. На самом деле я не очень понимаю, что так возмутило нашего президента, потому что желание европейских стран защититься вполне естественно. При вступлении в ВТО один из проблемных вопросов — это банковский. Мы опасаемся того, что в случае вступления в ВТО мы будем зависимы от иностранной банковской системы. И вместе с тем, мы возмущаемся, что точно так же думают европейские наши партнеры — только не по поводу банков российских, а по поводу энергетики. Здесь, мне кажется, их логику, точно так же, как и нашу логику, вполне можно понять. Это просто разговор переговорщиков с разными интересами. Весь вопрос в том, что нужно эти интересы как-то привести к одному знаменателю».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ