Нетерпимая толерантность. Россия в поисках новой национальной идеи

0
11


В России снова в моде «игры патриотов». Православные ультра берут на себя роль цензоров светской жизни, РПЦ создает альтернативную концепцию прав человека, политтехнолог Марата Гельмана борется с неофашистами, а «новые коричневые», обидевшись на скандального галериста», создают список «врагов русского народа». СМИ, еще недавно остервенело обсуждавшие дедовщину, переключились на дела по разжиганию межнациональной розни — нападение на синагогу скинхеда Копцева, убийство таджикской девочки Хуршеды Султуновой, избиение министра культуры Кабардино-Балкарии Заура Тутова.

Правозащитникам вновь представился шанс сказать о ксенофобии все, что у них забыли спросить. Председатель комиссии Общественной палаты РФ по общественному контролю над деятельностью правоохранительных органов Анатолий Кучерена в эфире программы «Время» пообещал, что 14 апреля «общественники» разработают план конкретных мероприятий, которые позволят должным образом стабилизировать ситуацию в стране.

Уполномоченный по правам человека в РФ Владимир Лукин, также привлеченный 1 Каналом в качестве эксперта, заявил о необходимости создания государственного проекта, который должен помочь разочаровавшейся молодежи решать проблему экзистенциального кризиса не таким общественно опасным способом.

Сенатор Людмила Нарусова, выступая в программе «Воскресное время» призвала бить во все колокола и пробивать стену равнодушия. Ведущие программы «События» на ТВЦ отмечают, что сегодня нет единого мнения в отношении причин возникновения национализма: кто-то считает, что его подпитывает антиммигрантская кампания, кто-то винит правоохранительные органы, кто-то равнодушие общества. Обращается внимание и на тот факт, что наибольший резонанс получают нападения на иностранцев. Когда бьют россиян, пресса безмолвствует. Вместе с тем, телеканал ТВЦ заключает, что хотя «национализм поднимает голову» говорить, что им охвачена вся страна, — явный перебор».

В меньшинстве остались эксперты, которые предположили, что официальный антифашизм превращается в очередную политическую кампанию. Например, Ирина Хакамада в интервью «Эху Москвы» заявила, что власть хочет каким-то образом найти хоть какого-то внутреннего врага, чтобы направить необходимую отрицательную энергию недовольства людей против других людей. «Эта технология известна, — отмечает Ирина Мицуовна. — Она всегда обостряется или перед началом больших гражданских войн, или перед выборами для того, чтобы вытолкнуть одни партии наверх, а другие уничтожить. Потому что, по большому счету, люди у нас мирные, нормальные, их заботит, скорее, их качество жизни и безопасность, социальные условия жизни, и совсем не интересует поиск врагов народа. То есть фактически, к сожалению, мы повторяем все, что было у нас уже в 30-х годах. И у меня такое впечатление, что ни к чему хорошему это не приведет».

Марат Гельман, также приглашенный в студию «Эха Москвы», подчеркнул, что все антифашистские кампании в России заканчивались провалом, несмотря на то, что к ней были привлечены крупнокалиберные медийные орудия. Гельман не исключает, что кому-то было выгодно нагнетание в обществе шовинистических настроений и приводит в пример партию «Родина». По мнению аналитика, в отношении к этой партии выделяются три позиции: «Первая позиция — «Родина» нужна власти для того, чтобы пугать Запад, чтобы они там гораздо проще относились к операции «преемственность власти». Вторая позиция — «Родина» нужна как умеренно националистический проект для того, чтобы на ее обломках не появились «Память», «Союз Михаила Архангела». И третья — «Родина» не нужна, потому что она является воронкой, через которую в большую политику входят эти национал-шовинисты. Если мы посмотрим сегодняшнюю ситуацию, то видно, что именно третья позиция победила. Я не исключаю, что где-то сидят какие-то стратеги, которые считают, что им это выгодно».

Адвокат Михаил Барщевский в программе «Времена» Владимира Познера подчеркивает, что ставка на национализм — одна из самых простых и успешных политтехнологий: «Всем народам в России сегодня живется не очень легко. Это экономика переходного периода, это ошибки в политике, совершенные за последние годы, последние 15 лет я имею в виду. Много всего. Так вот, очень многие политики для того, чтобы пробиться в Государственную Думу, очень многие общественные деятели для того, чтобы стать заметными, они используют те моменты, которые наиболее легко осознаваемы, и очень легко сказать, я не знаю, условно таджику: ты так плохо живешь, потому что русские хорошо живут. Очень легко русскому сказать: ты плохо живешь, потому что хорошо живут афганцы».

Обозреватель Ren-TV Марианна Максимовская, анализируя громкие судебные процессы прошлой недели, делает выводы, что «фашизм в России есть, а фашистов нет. «В понедельник в Москве за резню в синагоге осужден Александр Копцев, в пятницу в Новосибирске — члены группировки «Белые братья», в четверг в Питере — скинхеды за нападение на таджикскую семью. Кто-то признан виновным в покушениях на убийство, кто-то — в грабежах. Обвиняемые в смерти таджикской девочки в Петербурге вообще получили от 1,5 до 3 лет лишения свободы с формулировкой «За хулиганство». При этом никто из участников нападения на евреев, таджиков или узбеков не обвинен в преступлениях на расовой основе и разжигании национальной вражды, — отмечает Максимовская. — Вроде бы власть объявляет, что борется с фашизмом, при этом лучше у власти получается объявлять фашистами своих политических конкурентов, а вот когда дело доходит до реальных процессов, тут уже сбой за сбоем».

Проблема борьбы с фашизмом плавно переходит в поиски великой национальной идеи, которая позволяет выйти из потемок разума потерянному поколению, живущему между наследством и авансом — наследством великих советских свершений и авансом туманного будущего. Это тезис из доклада заместителя главы администрации президента Владислава Суркова, в котором делается попытка ответить на вопрос — кем мы были, кто мы сейчас и куда мы идем.

На Петра Толстого программный доклад произвел неизгладимое впечатление. «Вообще в России все возникает с небольшим опозданием, — сетует Толстой. — Новые апрельские тезисы — доклад — прозвучали в феврале, были опубликованы в конце марта, а общественная дискуссия развернулась только к началу апреля». Однако сегодня замедление смерти подобно: «Всему на свете приходит конец, в том числе и самым великим и прославленным цивилизациям. Конечно, неприятно, если он, этот конец, придется на наше с вами время. Для того чтобы было иначе, надо что-то делать, чем-то жертвовать ради будущего, как в разное время в XX веке ценой огромных общенациональных усилий прорывались в будущее немцы, японцы, да и наши с вами отцы и деды».

Судя по всему, цена за прорыв уже назначена — это отказ от либеральных ценностей, не совместимых с глобальной национальной идеей, которую и попытался сформулировать Всемирный русский народный собор. Подчеркивается, что именно православная базисная модель преподносится сегодня как противоядие от дедовщины, фашизма, демографического кризиса и всех прочих бед, навязанных россиянам западным образом жизни.

«Это все звенья одной цепи, и нельзя плакать по поводу возрастающей ксенофобии в тот момент, когда мы открываем возможности для человека, который не сдерживается никакими нравственными силами. Разрушать святыни, оплевывать свое отечество, разрушать свою культуру. Этот человек пойдет и будет убивать другого и по признаку национальности, и по признаку веры», — заявил митрополит Кирилл в программе «Однако».

Михаил Леонтьев, продолжая мысль одного из самых влиятельных иерархов РПЦ, приветствует решение Московского патриархата создать правозащитную организацию для защиты интересов верующих. «Есть связь между кощунством над иконами в порядке художественного самовыражения и уничтожением тех же икон, а заодно людей, их почитающих, в порядке самовыражения политического или национально-религиозного, — заявляет ведущий программы «Однако». — Эта связь непонятна, например, либеральствующим идиотам, печатающим карикатуры на пророка, у которых болезненная реакция верующих вызывает искреннее изумление. Какой ужас — церковь давит на общество, или еще хлеще — а не призывает ли РПЦ к созданию фундаменталистской политической системы антизападной. Вот вся эта истерика на грубом передергивании. Не может церковь никому ничего навязать и продиктовать. Есть законы, нормы, основанные на принуждении, насилии, где функция насилия принадлежит государству. Закон не должен противоречить морали, но мораль шире закона и права. Это и есть предмет деятельности церкви, инструмент ее — проповедь. Нет никаких вопросов человеческой, общественной и государственной жизни, по отношению к которым церковь может позволить себе нейтралитет. Ценности, а это то, что прямо касается церкви, — лишь дело человека и общества прислушиваться к проповеди или губить свою бессмертную душу».

В то же время ведущий программы «Русский взгляд» Андрей Добров считает силой России сопротивление пассивного большинства пассионариям, которые пытаются раскачать лодку. «С одной стороны крайне либеральная оппозиция с ее полным неприятием реальности и «оранжевыми лозунгами», с другой — крайние националисты, которые постепенно от слов переходят к террору. А мы — то молчаливое большинство, которое своим весом не дают перевернуться кораблю».

Так что «свобода от» уже начинает обозначаться — от либерализма с его вседозволенностью. «Свобода для» продолжает оставаться пустым местом. Зона антициклона угрожает стать центром нового противостояния — нетерпимой толерантности во имя пресловутого пассивного большинства.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ