Ren-TV без Романовой: инструкция по применению

0
22


Конфликт на Ren-TV, начатый 24 ноября, когда не вышла в эфир ведущая программы «24» Ольга Романова, благополучно разрешился. Главная виновница скандала сменила место работы, пополнив дружную компанию опальных тележурналистов, которых приютило «Эхо Москвы». На «Эхе» Романова будет вести программу «Большой дозор», которая выходит в эфир каждую среду и создается совместно с газетой «Ведомости». Кроме того, Ольга Романова будет вести еженедельную программу «Эхономика». Она выходит в эфир по понедельникам в полдень.

Отставке Романовой предшествовало предложение нового главного редактора Ren TV Ильи Кузьменкова, до недавних пор возглавлявшего PR-агентство «Кузьменков и партнеры», доработать в трехмесячный срок концепцию информационно-аналитической программы, которая имеет не такие высокие рейтинги, как хотелось бы. Романова это предложение приняла и заявила, что будет продолжать ходить на работу, не делая больше попыток проникнуть в студию, из которой ее выставили. Однако события начала этой недели заставили ведущую отказаться от дальнейшего сотрудничества с телеканалом.

Первой заявление об уходе «по собственному желанию» на имя И.Кузьменкова подала начальник службы информации телеканала Елена Федорова. Сове решение она объясняла «невозможностью исполнять обязанности главного редактора редакции информации». «В результате изданных вами приказов я оказалась фактически отстранена от управления редакцией информации и контроля за содержанием и качеством выпускаемой продукции. Я не согласна с новой редакционной политикой, проводимой вами в телекомпании, и в первую очередь с закрытием информационно-аналитической программы «24» с Ольгой Романовой» под надуманным и необоснованным предлогом. Не могу согласиться с вашей кадровой политикой и назначением на ключевые должности людей, далеких от современной журналистики, не говоря о телевидении; с фактическим введением в редакции цензуры и тотального контроля, включая контроль за корреспонденцией и за контактами сотрудников в редакции. В редакции вашими действиями создана атмосфера страха и всеобщего недоверия. В данной обстановке считаю невозможным далее исполнять свой профессиональный долг», — текст этого заявления мгновенно был разослан информационными агентствами в бумажные и электронные СМИ. Вслед за Еленой Федоровой заявления об уходе подали еще три человека — среди них была и изгнанная из эфира Ольга Романова.

В интервью «Эху Москвы» Романова так прокомментировала свое решение оставить Ren-TV: «В понедельник я пришла на работу и узнала, что люди, которые позволили мне иметь честь считать себя членом команды, написали заявления об уходе в связи с тем, что на телеканале сложилось, что трудно оставаться просто человеком, не говоря уже о том, чтобы выполнять профессиональные обязанности». Романова подчеркивает, что в такой ситуации ей не хотелось использовать шанс, который ей предоставил менеджмент канала, мол, «люди ушли в никуда, а я остаюсь писать концепцию, никому не нужную, и получать за это зарплату». В эфире радиостанции Ольга Романова также опровергла слухи о возможном уходе в политику. Экс-ведущая Ren-TV подчеркнула, что намерена «заниматься журналистикой там, где это еще возможно».

Нужно отметить, что в отличие от газет и журналов, радиостанции (за исключением «Эха Москвы») и телеканалы крайне неохотно комментировали ситуацию на Ren-TV. Так, ТВЦ вскользь отметил, что в понедельник вечером покинули телеканал Елена Федорова, телеведущая Ольга Романова и ряд сотрудников новостной программы «24»: «Свой уход они мотивировали тем, что на телеканале после его продажи произошло фактическое введение цензуры, а также тотального контроля».

Справедливости ради нужно отметить, что в днем эфире Ren-TV в репортаже Ильи Дронова фамилия бывшей сотрудницы телеканала правда прозвучала, хотя к ней лично это и не имело ровным счетом никакого отношения — разве что контекстуальное. «Восстановление исторической справедливости», — так начинается сообщение о том, что потомки Дома Романовых обратились в Генпрокуратуру России и добиваются реабилитации Николая II и его семьи. В частности, члены знаменитого рода просят Генпрокуратуру дать официальную оценку трагическим событиям 1918 года.

Как известно, Ольга Романова 28 ноября подала иск в Хамовническую прокуратуру против действий частных охранников, которые не пустили журналиста в эфирную студию. Как сообщило «Эхо Москвы», юридические интересы Ольги Романовой будет представлять секретарь Союза журналистов Михаил Федотов. Комментируя ситуацию для радиостанции, он уточнил, что в данном случае охрана применила к Романовой физическое насилие, что является уголовным делом. Что касается проблем телеведущей с руководством канала, здесь речь идет о трудовом конфликте.

По поводу отстранения от эфира Ольги Романовой довольно неожиданную позицию заняла партия власти. Как сообщает «Эхо», один из лидеров «Единой России» Михаил Маргелов заявил, что руководство Ren-TV своими действиями «фактически подставило российскую власть». Депутат посетовал в интервью агентству «Интерфакс», что «ситуация вокруг Ольги Романовой не останется не замеченной нашими недоброжелателями на Западе», — посетовал Маргелов в интервью агентству «Интерфакс».

Сразу же после того, как Романова не вышла в эфире, «Эхо Москвы» предоставило слово и Ольге Романовой и гендиректору Ren-TV Александру Орджоникидзе. Как призналась Романова, накануне запланированного эфира Орджоникидзе попросил ее сходить к врачу и взять справку о болезни. «Я это отказалась делать категорически, потому что я здорова. Я здорова, моя программа готова, я загримирована и целиком и полностью… Я никогда в жизни за десять лет работы на телевидении, никогда ни одного раза не пропустила ни одного эфира. Я выходила в эфир в любом состоянии: с температурами, с отитами, в любом настроении и прочее. Не было такого случая, чтобы я пропустила эфир. Поэтому я и сегодня не собиралась это делать», — с возмущением заявила Романова.

В то же время Александр Орджоникидзе в интервью «Эху» подчеркнул, что отмена программы Ольги Романовой не означает отстранение ведущей от эфира. Руководитель Ren-TV назвал происходящее «обычным рабочим процессом». Во-первых, рейтинги программы «24» «ниже среднего по каналу», а потому руководство канала хочет задействовать других ведущих для работы над проектом. Вроде как налицо проблема — требуется что-то новое, яркое и современное, с чем Ольга Романова явно не справляется, а потому нужно влить свежую кровь, дать возможность другим журналистам канала полнее задействовать свой потенциал. К тому же, с сожалением констатирует Орджоникидзе, «одному человеку сложно вести все будни каждый день, человек может приболеть, может просто себя неважно чувствовать».

Однако, по мнению самой Романовой, которой предоставили слово вслед за Орджоникидзе, руководство канала возмутило ее участие в программе «Особое мнение» на «Эхе Москвы», в которой речь шла о ситуации на Ren-TV. Ведущая при этом подчеркивает, что она ничего не рассказывала о внутренней кухне телеканала и не называла фамилий. Однако она призналась, что на Ren-TV у нее возникли большие проблемы с исполнением своих профессиональных обязанностей.

В программе «Особое мнение» Романова сообщила Андрею Норкину, что готовит сюжет об очередном шедевре Зураба Церетели, который должен в ближайшее время появиться в Москве на Манежной площади: хрустальной часовне площадью 100 квадратных метров и стоимостью 15 миллионов долларов бюджетных денег. «Я очень надеюсь, что сегодня этот сюжет увидит свет, поскольку он качественный. Поэтому непоявление его в эфире — есть препятствование нашей профессиональной деятельности, вне всякого сомнения», — на следующий день после этого заявления программа «24» не вышла в эфир. Ну, как здесь не вспомнить Леонида Парфенова, поправшего нормы корпоративной этики и вынесшего сор из избы?

В программе «Эхо» с Владимиром Варфоломеевым подчеркивается, что Романова объясняет срыв эфира отказом руководства канала от независимой информационной политики. Она напоминает, что недавно из новостей были изъят сюжет о прекращении уголовного дела в отношении сына министра обороны Сергея Иванова, автомобиль которого сбил женщину.

Также объясняет ситуацию Генеральный секретарь Союза журналистов Игорь Яковенко. «Фактически заткнули последнюю отдушину в общенациональном телевизионном эфире, — возмущается Яковенко. — Это, совершенно очевидно, носит политический характер. Это очевидная цензура. Я думаю, что федеральный эфир практически окончательно забетонирован. Вообще с федеральными средствами информации, видимо, в основном закончено, то есть осталось немножко «Эха Москвы», немножко «Новой газеты», ну, и, видимо, все».

91% слушателей «Эха Москвы», принявших участие в программе «Рикошет» на «Эхе Москвы», придерживаются такого же мнения и расценивают происходящее с ведущей телеканала REN-TV Ольгой Романовой как проявление политической цензуры. Подчеркивается, что в ходе опроса за 5 минут поступило более 6 тысяч телефонных звонков.

В то же время, глава Издательского дома Родионова Алексей Волин, приглашенный Евгением Киселевым в выходящую на «Эхе» программу «Разбор полетов», подчеркнул, что он тоже вряд ли бы смирился с тем, чтобы журналист стал обсуждать публично внутрикорпоративную ситуацию в его изданиях. Вместе с тем, действия руководства Ren-TV ему кажутся не совсем логичными: «Надо было не отстранять от эфира, а увольнять, если уж на то дело пошло, если вы руководитель. Потому что или вас устраивает человек как сотрудник, или он вас не устраивает, а отстранение от эфира без увольнения — это такой вот «немножко беременный» Орджоникидзе». Вслед за единороссами Волин в своих комментариях также упоминает о медвежьей услуге, оказанной менеджментом канала, правда жертвой служебного рвения издатель считает министра обороны, имя которого фигурировало в эфире «Эха» накануне отстранения от эфира Романовой.

Алексей Волин подчеркнул, что нужно различать две вещи — корпоративные требования, за нарушения которых сотрудника надо увольнять, и идиотизм редакционной политики. «На мой взгляд, вреда от решения канала оказалось значительно больше, чем пользы для тех же людей, которым они хотели сделать хорошо, — резюмирует эксперт. — Я считаю, что если руководитель принимает решение отстранить от эфира, он должен сказать: я отстраняю от эфира за нарушение корпоративных норм, за то, что вынесли сор из избы, а не нести всякую чушь про то, что рейтинги новостей ниже средних по каналу. А иначе сейчас и быть не может в наше время, они на всех каналах ниже. И то, что четыре раза подряд в неделю трудно вести, — а все ведущие так работают на всех каналах, всю неделю подряд».

Главный редактор газеты «Завтра» Александр Проханов в программе «Особое мнение» на «Эхе Москвы» заявил, что достаточно далек от Романовой, а потому его конфликтная ситуацию интересует только лишь в контексте ситуация развития рынка СМИ. По мнению Проханова, сегодня можно говорить о смене вех: «Было время, когда журналисты считали себя четвертой властью. Это была очень амбициозная пора и амбициозная каста, которая полагала, что она вправе менять курсы, президента, дефамировать тех или иных политиков. Но ситуация резко изменилась. Журналистов по существу поставили к ноге, журналисты стали не более чем частью корпораций больших или малых. Они стали наемными служащими. И очень часто возникающий у них совершенно амбициозный пафос, который сохранился с этой реликтовых времен, ставит их в конфликтное положение с их хозяевами. С их работодателями и людьми, которые платят им деньги не за то, что у них очаровательные голоса или внешность, а за то, чтобы они озвучивали интересы и политику компании, корпорации или супер-корпорации, именуемой государство российское. Поэтому, с одной стороны, я понимаю Романову, которая взбунтовалась после передела собственности в Ren-TV, а с другой стороны я не без злорадства, признаюсь вам, узнал, что эта корпорация, получившая новых собственников, поставила журналистов на место. Потому что каждый грибок знай свой шесток».

О тенденциях нового корпоративного ТВ говорится и в статье «Телевидение: пособие для инвестора», опубликованной в газете «Ведомости» Романовой, Федоровой, Клоковой и Шоргиной. «Это концепция программы, которую никто не увидит на экране. Зато ее пока еще могут прочитать, — заявляют бывшие сотрудники службы информации Ren-TV. — Все описанное ниже — не художественный вымысел авторов, а жестокая реальность. Это программа-инструкция. Время исполнения — не более полутора месяцев».

Руководство для инвесторов содержит четыре рекомендации.

Рекомендация N 1 адресована акционерам, которым предлагается срочно покупать успешный, либеральный канал с хорошим именем, без долгов и с прибылью: «Найдите партнера и сразу продайте ему половину вашей доли — головная боль хоть и останется, зато деньги отобьете. Наличие иностранного соучастника желательно. Это всегда хорошее прикрытие. Как только вы станете счастливым обладателем кнопки, вам объяснят, сами знаете где, что с ней делать дальше».

Рекомендация N 2 — новым менеджерам. Им авторы статьи советуют как можно быстрее обустроить свой аппарат, устранив из него как можно быстрее аборигенов и профессионалов.

Иностранному акционеру дается совет назначить своим представителем человека, ни слова не говорящего на языке страны пребывания, а в случае намека на кризис немедленно брать билет и — «чемодан, вокзал, Люксембург». Этому представителю нужно запретить отвечать на провокационные телефонные звонки журналистов и обеспокоенной общественности. «Если дело плохо, откажитесь от него — скажите, что он вовсе и не ваш представитель», — советуют создатели инструкции.

А вообще всем акционерам бывшие сотрудники Ren-TV советуют просто-напросто покупать программы на стороне, что уже и делают развлекательные телеканалы, рейтинг которых растет, как на дрожжах. Как резонно замечают авторы, так будет и дешевле, и проще. «Если же, в конце концов, выяснится, что вы сделали все не так и не оправдали высочайшего доверия, то — по старому анекдоту — готовьте три конверта. Расшифровка для иностранных акционеров: уходит старый хозяин кабинета и говорит сменщику: «Ухожу и оставляю тебе три конверта. Будет плохо, вскроешь первый. Будет совсем плохо — вскроешь второй. Почувствуешь конец — вскрывай третий». Когда сменщик вскрыл первый конверт, он прочитал: «Вали все на предшественника». Вскрыл второй — там: «Меняй аппарат». Вскрыл третий, а там: «Готовь три конверта».

Помнится, года полтора назад Дмитрий Быков представил в журнале «Огонек» инструкцию по написанию покаянных писем «для представителей российских масс-медиа, бизнеса и простого населения». Похоже, что жанр инструкций становится одним из самых востребованных продуктов на рынке СМИ. Пока предлагается продукция отечественного производства. Хотя всем известно, что покупать на стороне и проще, и дешевле.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ