Теневой преемник

0
16


Президент провел крупную реорганизацию во властных структурах страны. В правительстве введены должности двух вице-премьеров. Первым заместителем председателя правительства стал Дмитрий Медведев, который до сегодняшнего дня возглавлял администрацию Кремля, а также является председателем совета директоров «Газпрома». Второе вице-премьерское кресло досталось Сергею Иванову, за которым сохранен пост министра обороны. Вместо Дмитрия Медведева главой кремлевской администрации стал тюменский губернатор Сергей Собянин. Кроме того, президент сменил двух из семи своих полномочных представителей. В Приволжском округе место Сергея Кириенко занял бывший прокурор Башкирии Александр Коновалов, а на Дальний Восток отправлен мэр Казани Камиль Исхаков — за особые заслуги по организации в столице Татарстана юбилейных торжеств.

Эксперты перестановки в высшем эшелоне расценивают как начало операции «Преемник». Ведущая программы «24» на Ren-TV Анна Павлова предположила, что именно новые вице-премьеры являются главными кандидатами на президентское кресло. Так, глава парламентской фракции «Родина» Дмитрий Рогозин предположил, что президентская кампания де-факто уже началась, а Дмитрий Медведев скоро займет кресло председателя правительства. Эту же точку зрения разделяют лидеры «Яблока» и СПС. Глава Центра политических технологий Игорь Бунин также считает, что Медведев «обозначается как главный кандидат на пост президента». Иванова аналитик считает дублером, который со временем может стать руководителем всего силового блока. Однако глава фонда «Индем» Георгий Сатаров уточнил, что Владимир Путин оставил для себя возможность выбора между двумя типами преемников — «силовиком» и «гражданским» — в зависимости от ситуации в стране.

В эфире Ren-TV также выступили директор Института политических исследований Сергей Марков и эксперт Московского центра Карнеги Николай Петров. Марков предположил, что говорить о кандидате на кресло президента в связи с новыми назначениями Медведева и Иванова пока рано — «возможно, все это ложные цели». Вместе с тем Сергей Марков не исключает и возможности альянса — Иванов — президент, а Медведев — премьер. «Хотя я бы на месте президента предложил обоих их на место наследника и преемника, а последнее решение пускай принадлежит народу России. Он заслужил, чтобы сказать последнее слово, кто должен быть лидером России», — заключил политолог.

В то же время Николай Петров не сомневается в том, что последние политические события надо рассматривать именно в контексте плана «преемник»: «И Сергей Иванов, и Дмитрий Медведев — это фигуры достаточно влиятельные и вместе с тем недостаточно «бывшие», недостаточно, может быть, публичные или, по крайней мере, не имевшие возможности раскрутиться».

Обозреватель Ren-TV Ольга Романова предположила, что вряд ли имеет место окончательный, тщательно разработанный сценарий передачи власти, так как в России «любые сценарии, как и законы, смягчаются их исполнителями». «Зато сегодня, похоже, закрылся пресловутый вопрос о третьем сроке», — констатирует Романова.

Алексей Пушков в своей авторской программе «Постскриптум» на ТВЦ заявил, что Путин при выборе своего возможного преемника все больше склонялся к фигуре Дмитрия Медведева. «Теперь ключевой вопрос — оправдает ли сам Медведев надежды президента», — резюмировал эксперт. Пушков при этом заметил, что Медведев до недавнего времени был теневым политиком, пор которого мало что известно широкой общественности. «Молод, умен, энергичен, — так характеризует первого вице-премьера ТВЦ. — Вместе с постом первого зама премьера Медведев получил от Путина публичный статус, взамен своей важной, но не слишком заметной должности в Кремле. И, наконец, Медведев опять же питерский. Правда, не чекист, а юрист. Но юрист, очень близкий к Путину, не раз консультировавший его со времен совместной работы в Смольном в команде Анатолия Собчака в начале 90-х. У Медведева есть пока лишь один явный минус — его не знают в народе. Непонятно также, есть ли у него то, что называют «политической харизмой». Однако, как справедливо заметил журнал «Профиль», «нарастить харизму можно очень быстро — это вообще не проблема. Это все равно, что волосы наращивать, и даже еще проще, — это вопрос технологий и ресурсов». Подчеркивается, что Медведеву поручено курировать в кабинете Фрадкова выполнение приоритетных социальных задач, сформулированных самим президентом.

Из биографии первого вице-премьера, составленной ТВЦ, становится ясно, что «кремлевский визирь» Дмитрий Медведев на заре 90-х начал свою политическую карьеру в мэрии Санкт-Петербурга юридическим экспертом комитета по внешним связям, того самого, который возглавлял Владимир Путин. По мнению экспертов, отсутствие публичности в ситуации перманентной междоусобной войны в кабинете министров, может стать и козырем для первого вице-премьера. Это, как говорится, как посмотреть. Ссылаясь на Financial Times, ТВЦ отмечает, что Медведев никогда не участвовал в публичных конфронтациях: он устраивает самые разные фракции в Кремле и при этом не принадлежит ни к одной из них. ТВЦ также констатирует, что выход Медведева из тени обязательно придаст напряженности информационному полю, что не может не радовать журналистов и аналитиков: «Назначение Медведева преемником наверняка будет воспринято врагами Путина как сигнал к атаке на Медведева. А это значит, вся борьба для него еще впереди».

Президент фонда «Политика» Вячеслав Никонов, привлеченный в качестве эксперта радиостанцией «Эхо Москвы», усматривает во всех правительственных и административных перестановках стремление Путина «укрепить президентскую составляющую в органах исполнительной власти. «Два ближайших соратника президента Дмитрий Медведев и Сергей Иванов отправляются в Белый дом на вновь назначенные должности первых вице-премьеров, что, конечно, обеспечит более тесную связку между Кремлем и правительством Российской Федерации, — отмечает политолог. — Я бы обратил внимание на очевидное повышение статуса Сергея Иванова как главы военного ведомства, что свидетельствует об усилении внимания главы государства к военной и военно-промышленной составляющей российской государственной политики».

Позитивно воспринял смену статуса Дмитрия Медведева и спикер Госдумы Борис Грызлов. По его мнению, озвученному в эфире 1 канала, новые назначения обеспечат более тесное взаимодействие исполнительной и законодательной вестей власти при реализации национальных проектов.

Гендиректор Центра политической конъюнктуры Константин Симонов в студии «Радио России» расставляет акценты по-другому. Эксперт обратил внимание, что администрация президента всегда была политическим штабом, а «политические задачи, как мы видим, во многом решены». По мнению Симонова только так можно объяснить тот факт, что Медведев уходит из роли политического менеджера на роль менеджера экономического. В операции «Преемник» при этом сохраняется интрига. «Давая Медведеву статус первого вице-премьера и одновременно повышая статус Сергея Иванова, президент Путин все-таки показывает, что окончательно он не принял решение относительно того, кто же будет его преемник, какое из этих крыльев (силовое или либеральное) получит преимущество при определении стратегического курса развития государства в 2008 году», — резюмирует Симонов вслед за Сатаровым.

Обозреватель «Эха Москвы» Андрей Черкизов, также не сомневаясь в том, что началась операция по выращиванию из Медведева нового президента, приводит другую аргументацию. При этом эпатажный корреспондент «Эха» не согласен с экспертами, предсказывающими скорую отставку Фрадкова: «Если бы президентом России был бы Ельцин, то объяснение оказалось бы совершенно простым: дни Фрадкова сочтены, день-другой — вот вам новый глава российского правительства, Дмитрий Медведев его зовут. Однако президент у нас нынче не Ельцин, что, походя замечу, весьма жаль. Президента нашего зовут Путин. Поэтому предположить возможное смещение Фрадкова со своего поста я могу, только серьезно перекрестившись. Скорее, дело несколько в другом: Путин тем самым создает в некотором смысле «малое правительство», которое будет действовать не по сегодняшним, а по завтрашним поводам, но действовать именно что сегодня. Иными словами, Фрадков останется главой тактического правительства, а Медведев станет главой правительства стратегического. За два года, глядишь, из него и вырастет преемник».

Отмежеваться от доминирующей версии попытался ведущий программы «Время» Петр Толстой. «Первая реакция перевозбужденной общественности на кадровые перестановки — это начало спецоперации «преемник», точнее — «преемники». Однако реакция политической элиты, как близкой к Кремлю, так и оппозиционной, диагноз не подтвердила», — заявляет обозреватель. Убедить в этом аудиторию 1 канала попытался первый заместитель председателя Госдумы Олег Морозов. «Полагаю, что в результате этих перестановок правительство будет работать более эффективно и, если хотите, получит более политическое лицо, — заявил депутат. — Оно из технократического и технологического становится правительством президента, правительством задач и правительством цели, правительством результата».

Олегу Морозову вторит председатель политической партии «Патриоты России» Геннадий Семигин: «Считаю, что эта инициатива президента и его решение абсолютно правильные, потому что это некоторая возможность усилить работу правительства. Я думаю, что Медведев станет координатором тех проблем, которые сегодня внутри правительства, а также, я думаю, придаст определенное ускорение принятию конкретных, качественных решений. А Иванов, я думаю, что он в плане силового блока, так сказать, наверное, многое сделает для того, чтобы развивался оборонный комплекс страны, и силовые структуры в целом».

Любопытно, что третьим экспертом, привлеченным 1 каналом для сдвига в интерпретации главных политических событий, был Григорий Явлинский. «Абсолютной властью в стране обладает президент России, он принимает все решения, — заявил председатель партии «Яблоко». — Эти назначения свидетельствуют о том, что курс, который проводит президент, останется неизменным, никаких изменений в курсе не произойдет. Это означает, что люди, которым в принципе доверяет президент, они занимают посты в правительстве».

Это позволяет Петру Толстому сделать недвусмысленное резюме: «Что касается назначения Дмитрия Медведева вице-премьером — это очевидное смещение политических акцентов в правительство. Главный политический ресурс Кремля — национальные проекты, точнее национальный проект превращения государства из компрадорского в социальное. Повышение зарплат учителям, врачам и служащим, жилье для военных, ипотека для села — все эти поставленные президентом задачи по превращению России в другую страну в ближайшие годы — все это будет делать правительство, а курировать близкий к президенту Дмитрий Медведев».

В столь же оптимистичном ключе новое назначение Дмитрия Медведева прокомментировал НТВ. В репортаже о первой встрече первого вице-премьера с членами кабмина был озвучен следующий фрагмент выступления Медведева: «У нас сегодня есть уникальная возможность сделать жизнь наших граждан лучше, причем лучше существенно. На лицо все необходимые условия. В России благоприятная экономическая ситуация, есть финансовые средства, есть необходимые организационные возможности, спокойная и стабильная политическая ситуация. В таких условиях просто безнравственно не реализовать задуманное для улучшения жизни наших граждан».

Ведущий программы «Сегодня» Алексей Суханов подчеркивает, что наблюдатели считают Дмитрия Медведева «менеджером западного стиля»: «Он четко и конкретно ставит задачи, и так же требуя их выполнения. Это мнение подтвердилось и на сегодняшнем заседании президиума».

Редактор отдела политики издания «Русский журнал» Алексей Чадаев в эфире «Маяка» заявляет о тенденциях к европеизации российского правительства. «У нас традиционно уже довольно давно не было в собственном смысле правительства, — отмечает эксперт. — Реальную роль правительства выполняла администрация президента, а то, что называлось правительством, было фактически ее финансово-экономическим департаментом. Сегодняшние решения во многом меняют эту ситуацию. Данные решения делают шаг к формированию правительства в том европейском смысле, в котором его обычно употребляют. Правительство как структуру, которая осуществляет текущую политику. Первым таким шагом было создание совета по национальным проектам. Что такое тема национальных проектов, в связи с которой, в частности, и было перемещение Медведева? Это переход от политики реагирования, то есть от политики текущего латания дыр и кризисного менеджмента, к политике осмысленных стратегий».

Телеканалу РБК было важно подчеркнуть, что кадровые перестановки могут привести к смене ответственного за экономические реформы. «Возможно, теперь за экономический блок будет отвечать Медведев. Я не исключаю такой вероятности, — предположил обозреватель РБК Михаил Зак. — С другой стороны, заменить конкретно Грефа и Кудрина пока, наверное, некем. Таких фигур на политическом олимпе я не вижу».

Об экономических последствиях новых назначений говорит и ведущий программы «Главная тема» на 3 канале Андрей Добров. Он подчеркивает, что выводы можно делать самые разные, но одно точно: «акции «Газпрома» резко рванут вверх, ведь Дмитрий Медведев так и остается председателем совета директоров этого гиганта».

Журналист Александр Архангельский в программе «Особое мнение» на «Эхе Москвы», как и Петр Толстой, не считает, что сегодня целесообразно говорить об операции «Преемник», однако, в отличие от Толстого, во главу угла ставит другие вопросы: «Преемник будет определяться не сейчас, а в последнюю секунду, — утверждает Архангельский. — Кроме того, у нас нет никаких данных за или против любой из версий. Что означает повышение Иванова? Означает ли это повышение силовиков в преддверии того, что силовики станут преемниками, один из силовиков? Означает ли назначение Медведева, что именно Медведев или, условно, экономические либералы станут преемниками? Не является ли Сергей Борисович Иванов, с другой стороны, тоже экономическим либералом? Не является ли Дмитрий Александрович Медведев тоже в известном смысле силовиком? Что, мы будем все это обсуждать? Преемник — очень важно, очень важно. У нас нет никаких данных, никаких данных для того, чтобы связывать напрямую эти перестановки с проблемой преемника».

Корреспондент Ren-TV Сергей Митрофанов вообще заявляет, что операция «Преемник-2008» очень напоминает популярную игру «Русская рулетка», где много претендентов и кандидатов, но никто не знает, кто именно станет будущим президентом. «Сейчас для любого политика очень важно попасть в нужную обойму, а далее дело случая — навести курок, выстрел. Иногда бывают осечки. А был ли преемник? Может, все эти перестановки — это всего лишь подготовка плацдарма для кого-то другого, о ком еще никто не знает?» — вопрошает Митрофанов.

Политолог Виктор Гущин, однако, выступая в программе «25 час» на ТВЦ, предположил, что Медведев может стать будущим главой правительства, но отнюдь не президентом, так как «Путин готовит переход к совершенно новому, т.н. утилитарно-прагматическому тоталитарному режиму». Если же вести речь о преемнике, то следует искать фигуру, которая олицетворяет принципиальные подходы к той кадровой команде, которую Путин начал формировать. По мнению Гущина, это Якунин: «Я оттолкнулся в последних своих прогнозах именно от него, потому что от того, какие люди подбираются в новую команду, можно прогнозировать содержание самого процесса». Справедливости ради, нужно заметить, что Владимира Якунина преемником президента эксперты называли еще в июне, когда он возглавил ОАО РЖД. При этом подчеркивается, что назначения Якунина на эту должность добился именно Дмитрий Медведев.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ