В ситуации вокруг Ирана Россия будет придерживаться позиции здорового прагматизма

0
19


На протяжении недели Иран был в центре международной политики. Власти страны заявили о готовности вести переговоры по ядерной проблеме с МАГАТЭ без каких-либо предварительных условий, однако эта позитивная новость была перечеркнута заявлением президента Махмуда Ахмадинежада на конференции «Мир без сионизма» стереть Израиль с карты мира.

Корреспондент «Маяка» Вячеслав Осипов, поясняя позицию Ахмадинежада, отмечает, что, по мнению иранского президента, что уход Израиля из сектора Газа — всего лишь провокация. Подчеркивается, что дипломатическая реакция на заявление Махмуда Ахмадинежада последовала незамедлительно. Франция и Великобритания выступили с резким осуждением политики Тегерана, а США получили основания в очередной раз выразить обеспокоенность ядерными амбициями Ирана. Вместе с Израилем США настойчиво добиваются передачи ядерного досье Ирана на рассмотрение в Совет Безопасности. В свою очередь, Москва просит не торопиться с этим. Глава МИДа Сергей Лавров в ходе визита в Израиль предложил доверить решение вопроса комиссии МАГАТЭ, которая должна установить, действительно ли Иран ведет секретные разработки атомной бомбы.

«Маяк», как и многие другие СМИ, подчеркивает, что антиизраильские заявления президента Ирана препятствуют решению ядерной проблемы этого государства. Причем обозреватели и эксперты делают акцент на том, что не воздержанный на язык Махмуд Ахмадинежад доставил серьезные неприятности Москве, которая была давним стратегическим партнером Ирана.

Например, ведущий программы «Вести недели» на канале «Россия» Сергей Брилев прямо заявляет, что «президент Ирана подставил не только себя — подставил он и те страны, которые призывали к спокойному с ним диалогу». Глава МИД России Сергей Лавров, комментируя ситуацию, не скрывал своей досады: «Те, кто настаивает на передаче ядерного досье Ирана в Совет Безопасности ООН, получили теперь дополнительные аргументы».

Ахмадинежад поставил перед российской дипломатией каверзную задачу. С одной стороны, Москва должна возмутиться недвусмысленным заявлением президента Ирана, с другой, сделать это так, чтобы не потерять союзника, против которого дружным фронтом выступили страны Запада, США и Израиль.

Евгений Примаков, прекрасно понимающий сложность и противоречивость взаимоотношений России со странами Ближнего Востока, попытался снизить резкость иранского месседжа. Комментируя ситуацию в эфире канала «Россия», экс-премьер заметил, что «политика Ирана не заключается в том, чтобы стереть Израиль с лица земли, хотя бы потому, что они понимают, что это невозможно», так как «против них будет весь мир». Налицо попытка придать сенсационному заявлению флер абсурдности: мол, погорячился молодой президент — с кем не бывает! Такая интерпретация позволяет Примакову развернуть аргументацию, которой придерживается Кремль: «Понимаете, мне кажется, что это неадекватная реакция, когда требуют исключения Ирана из состава Организации Объединенных наций. С Ираном нужно работать. Это страна, которая достойна того, чтобы с ней работать. А то, что вот сейчас он допустил такое высказывание, он же работает против себя, потому что сейчас как раз такая деликатная ситуация, когда необходимо выводить Иран из той изоляции, в которую он попал».

Таким образом, устами опытного дипломата внешнеполитическое ведомство демонстрирует позицию старшего брата, которое готово брать на себя ответственность за шалости и несознательное поведение малолетнего родственника, обязуется его воспитывать и наставлять на путь истинный. В то же время, во внешнеполитической риторике отчетливо звучит посыл, что Россия Иран обидеть не позволит.

Подобная позиция в пиаровском лексиконе называется «здоровый прагматизм», хотя далеко не все эксперты использовали в своих комментариях такие выражения. Однако именно такого подхода придерживался министр обороны РФ Сергей Иванов, беседуя о ситуации в Иране с ведущим программы «Реальная политика» на НТВ политологом Глебом Павловским. Глава Минобороны подчеркнул, что «Персия — это сосед России, а соседей, как известно, не выбирают».

При этом г-н Иванов особо подчеркнул, что сотрудничество России и Ирана прежде всего направлено на решение проблемы безопасности в каспийском регионе. «То, что по Каспию осуществляется наркотрафик, — это общеизвестный факт, — заявил Сергей Иванов. — Мне вполне перспективной видится тенденция по созданию сил по обеспечению правопорядка и безопасности на Каспии, в том числе и в плане выполнения задач по предотвращению возможного распространения оружия массового уничтожения или его компонентов, то есть транспортировки их по Каспию».

В программе Павловского глава Минобороны заявляет об общемировой героиновой опасности, которая исходит от Афганистана. «Объемы поставки героина, производимого на территории Афганистана, просто страшны, десятки тонн ежегодно. Объем или прибыль, получаемая производителями этого героина, равна примерно 30 млрд. североамериканских долларов, — отмечает Иванов. — Огромная часть этих средств не остается в Афганистане, она расползается по миру — и в Ирак, и в Чечню, и в Индонезию, и на Филиппины, и в Западную Европу. Надо создать некий пояс безопасности вокруг Афганистана. Вот здесь я бы возможностями Ирана не пренебрегал, потому что Иран давно честно и упорно борется с наркопотоками, которые пытаются преступники провести через территорию Ирана».

Далее министр обороны делает реверанс в сторону Запада, подчеркивая, что Россия, как и все другие цивилизованные государства, выступает против появления у Ирана ядерного оружия. Однако, как говорится, «мухи отдельно — котлеты отдельно». «Иран имеет право на то, чтобы пользоваться плодами атомной энергетики», — полагает Сергей Иванов. Надо просто четко отделять гражданские атомные программы от военных.

Обозреватель «Маяка» Борис Бейлин, в свою очередь, отмечает, что Москва, понимая двусмысленность ситуации по Ираку, решила действовать жестко. В МИД был вызван посол Ирана. Тегерану предложили осознать опасность подходов и сообщили об обеспокоенности России в связи с высказываниями Ахмадинежада.

На следующий день телеканал НТВ сообщил, что послу Ирана в Москве Голямрезе Ансари было заявлено буквально следующее: «Высказывания президента Ирана Ахмадинежада на конференции «Мир без сионизма» с призывом стереть Израиль с карты мира вызывают обеспокоенность. Пропагандистская риторика противопоказана в таком взрывоопасном регионе, каким является Ближний Восток». Ведущая программы «Сегодня» Елена Винник также зачитала текст заявления, распространенного посольством Ирана в России: «Президент Ирана не хотел вступать в конфликт и резко высказываться в отношении Израиля».

Ту же информацию озвучил канал «Россия». «Иранские дипломаты за рубежом пытаются смягчить заявление Ахмадинежада, — заявила обозреватель программы «Вести» Елена Мартынова. — Так, посол Ирана в Москве заявил, что иранский президент таким образом просто еще раз призвал как можно быстрее провести свободные выборы на оккупированных палестинских территориях».

Любопытно, что два дня спустя, выступая в эфире 1 канала, Голямреза Ансари фактически дезавуировал текст обращения, которым российская дипломатия пыталась успокоить разбушевавшуюся общественность. «В связи с нагнетанием атмосферы в западных средствах массовой информации сообщаем, что Исламская республика Иран успешно подтвердила на мировой арене свое право на мирное использование атомной энергии. В связи с этим сионистские круги создали новый кризис в общественном мнении», — заявил иранский посол в программе «Воскресное время».

Корреспондент 1 канала Антон Верницкий не скрывает своего разочарования позицией дипломата: «Видимо, те же круги поставили в крайне неловкое положение и Россию, которая в последние годы была единственной страной, пытавшейся поправить образ Ирана в мире. Сложно представить более эффективное опровержение этих усилий».

Обозреватель Ren-TV Алевтина Полякова также отмечает, что в отношении атомного досье Ирана Россия долгое время выступала в роли буфера между Западом и Востоком. Однако, как констатирует Полякова, пока Россия «балансирует на прояснении позиции».

Нужно отметить, что едва ли не единственным электронном СМИ, прямо указавшим на то, что Москва никак не может выработать четкое решение по Ирану, была радиостанция «Эхо Москвы». «Вам не показалось, что реакция нашей дипломатии была какая-то двусмысленная?» — прямо спросил Евгений Киселев гостя программы «Разбор полетов» Юрия Кобаладзе, генерал-майора Службы внешней разведки в запасе. Эксперт на провокационный вопрос ответил мастерски: «Ну, такая интерпретация имеет право на жизнь, но все-таки в заявлении Лаврова, министра иностранных дел, четко было сказано, что такая позиция неприемлема».

Однако Киселев не отказался от попыток раскрутить своего визави на откровенные признания. «Вопрос прямой и простой, как пистолет, — заявил ведущий «Эха». — Иран — это один из самых одиозных в мире диктаторских режимов, абсолютно ультрарадикальный, клерикальный режим, где попираются права человека, где самым жестоким образом подавляется политическая оппозиция, где царят средневековые законы. Слушайте, а стоит нам вообще с такой страной дело иметь?»

Юрий Кобаладзе и на этот выпад отреагировал с ироничной невозмутимостью: «Ну а что, ее стереть ластиком с лица Земли? Все равно с Ираном иметь дело». Ну, как здесь не вспомнить Сергея Иванова с его сакраментальным «соседей не выбирают»!

Пожалуй, именно Кобаладзе прямо указал позицию, которой придерживается официальная Москва в иранской коллизии: «Мы говорим о прагматичных отношениях. Иран — это серьезная держава, которая имеет большое влияние в регионе, поэтому просто так ее игнорировать и сказать: нет-нет, мы с вами дела не будем иметь… Конечно, сейчас нынешнюю политику, политику завтрашнего дня, надо будет выстраивать с Ираном с учетом вот этого заявления. Но это не значит, что надо сегодня сказать, что все». При этом эксперт не забывает обозначить и антитезис: «Надо дать понять Ирану, как и остальному миру, что такие заявления не остаются безнаказанными».

Нужно отметить, что Юрий Кобаладзе все же был вынужден согласиться с Евгением Киселевым, что Россия никак не может определиться с внешнеполитическим курсом. «У нас большая путаница с этим вопросом, — констатирует эксперт. — Не то что с Ираном, мы даже не знаем, как вести себя с оппозицией в бывших странах СССР, бывших республиках — поддерживать белорусскую оппозицию, украинскую оппозицию?»

Кобаладзе подчеркивает, что эта неопределенность прежде всего обусловлена конфликтом интересов: «Ответственно заявляю, что действительно в России есть достаточно сильное проиранское лобби, большие интересы есть и у частных бизнесменов, которые продолжают сотрудничать с Ираном. Как мне кажется, наши официальные лица занимают такую вот, знаете ли, порой двусмысленную позицию».

Это мнение разделяет президент института стратегических оценок Александр Коновалов, приглашенный в студию «Радио России». Коновалов сетует, что Махмуд Ахмадинежад доставил Москве очень серьезные проблемы, так как теперь у Америки появится очень серьезный дополнительный аргумент давить на Совет Безопасности и Россию с целью принятия каких-то санкций против Ирана. «Это поставит Россию перед очень тяжелым выбором. Потому что тогда ядерное досье Ирана наверняка будет вынесено на Совет Безопасности, тогда американцы будут требовать принятия жестких санкций против Ирана, запрещающих всякое высокотехнологичное сотрудничество с ним, а для нас это очень важный рынок вооружений, — отмечает политолог. — Для нас это очень важный рынок ядерных энергетических технологий. Да и, наконец, это очень крупный региональный сосед России, с которым всегда лучше жить в мире и согласии. Тем более, что Иран, пока по крайней мере, открыто провозглашает курс на очень теплые отношения с Россией».

При этом Александр Коновалов оказался чуть ли не единственным экспертом, в комментариях которого прозвучали увещевательные интонации: «Не надо забывать, что помогая Ирану, мы выращиваем поблизости от наших границ соседа, у которого есть технические средства, способные достичь российской территории по кривой Ростов-Волгоград. Завтра эти средства будут иметь радиус на тысячу километров больше».

От имени лобби, обозначенного Юрием Кобаладзе, сделал заявление в эфире «Маяка» ведущий научный сотрудник Московского центра Карнеги, руководитель программы нераспространения оружия массового уничтожения Александр Пикаев. «Естественно в Москве, как и в других столицах, полагают, что заявление Ирана является не приемлемым, — отмечает эксперт. — Но, с другой стороны, было бы ошибкой чрезмерно реагировать на иранские заявления, и сворачивать сотрудничество, которое развивается между Россией и Ираном уже много лет. В том числе сотрудничество по строительству атомной электростанции в Бушере, которая уже практически построена, и в скором времени ожидается ее пуск в эксплуатацию».

Зам. директора совета по внешней оборонной политике Дмитрий Суслов, выступая вслед за Александром Пикаевым в поддержку Ирана, делает несколько неожиданное заявление: «Высказывания президента Ирана говорят, по крайней мере о том, что есть возможность превращения Ирана опять в революционное государство. Агрессивная политика в отношении Ирана, введения против него санкций и прочего способны лишь сплотить население вокруг нынешней власти, консервативных мулл, но никак не дискредитировать их».

Таким образом, аналитики дает понять, что позиция США может серьезно осложнить ситуацию в ближневосточном регионе. То есть опять в завуалированном виде декларируется прагматичный подход, которого должны придерживаться в ситуации вокруг Ирака и Россия, и страны Запада.

Президент центра политических и стратегических исследований Виталий Наумкин в программе «События» на ТВЦ с Анной Прохоровой подчеркнул, что иранский президент решился на столь резкое заявление именно потому, что его позиции недостаточно сильны. «Сегодня Ахмадинежаду нужно добиться очень мощной консолидации внутреннего фронта, привлечь на свою сторону радикалов, привлечь молодежь, которая, в общем, находится в замешательстве, — отмечает эксперт. — Он все время играет, так как не имеет достаточной харизмы внутри страны. Ему нужно все время играть в эту риторику». При этом Наумкин высказывает уверенность в том, что на самом деле Иран не собирается ни с кем воевать: «Это было бы безумие. И вообще, самоубийство».

Председатель Комитета по международным делам Константин Косачев придерживается другого мнения. В программе «Вести» на канале «Россия» депутат заметил, что Ахмадинежад не один из иранских политиков, а глава государства, что придает его заявлению особый вес.

В то же время обозреватель ТВЦ Андрей Водостой утверждает, что «если уж на то пошло, реальная власть в Иране принадлежит совсем не президенту», так как в последнее время духовный лидер аятолла Али Хаменеи сильно ограничил полномочия Махмуда Ахмадинежада. Впрочем, выводы Андрей Водостой делает такие же, как и привлеченный телеканалом ТВЦ в качестве эксперта Виталий Наумкин: «Видимо, этим и объясняется на первый взгляд необдуманная резкость президента-популиста — стремлением углубить возникший в руководстве раскол и привлечь на свою сторону радикально настроенную молодежь. А пока Тегеран говорит, как бы в два голоса».

Нужно отметить, что обозреватель ТВЦ Анна Прохорова считает, что последние события в мировой политике укрепляют позиции России, которая сегодня «переживает настоящий ренессанс». «Прошли времена, когда мы тащились позади американского паровоза, — с воодушевлением заявляет Прохорова. — Сегодня Россия играет на опережение. Только-только у нас начались проблемы на западном направлении, с приходом Меркель в Германии уже привычная ось Москва-Париж-Берлин, фактически приказала долго жить, а Россия уже нашла новых союзников, причем, в недалекой перспективе, даже более серьезных. Сбылась мечта востоковедов. Новый геополитический союз — Россия-Индия-Китай — это уже почти реальность. Учитывая примкнувший к ним Казахстан, Иран, Таджикистан, Узбекистан, Пакистан, Киргизию и Монголию, — это уже такая сила, с которой не бюрократы из Брюсселя, ни ястребы из Вашингтона просто не могут не считаться!».

Тот же грозный оптимизм и в комментариях Виталия Наумкина. «Я думаю, что Иран сознательно обостряет кризис вокруг себя, — утверждает эксперт. — Иран понимает, что сегодня существуют американские угрозы, но именно сегодня Ирану необходимо оказать давление, обратное давление на запад, потому что он считает, что, во-первых, нефтяные ценны в его пользу, а во-вторых, Соединенные Штаты увязли в Ираке и они не могут пойти сегодня на венную операцию против Ирана из-за ядерной программы».

В «Главной теме» на 3 канале акцент делается на том, что Вашингтон используют интригу с принятием резолюции по Сирии в связи с убийством ливанского лидера Рафика Харири именно для усиления давления на Иран. «США рассматривает международную изоляцию Сирии, прежде всего, как возможность нанести удар по Ирану, лишив его единственного союзника. Безусловно, гибель Рафика Харири — это просто повод», — констатирует обозреватель телеканала Артем Исайкин.

Такой же позиции придерживается военный эксперт Дмитрий Евстафьев. Выступая в эфире «Маяка», он заявил, что американская администрация будет идти на дальнейшее обострение ситуации вокруг Сирии, в частности, по внутриполитическим причинам, так как заинтересована в том, «чтобы утопить иракские проблемы в новой крови».

При таком рассмотрении ситуации некоторые аналитики полагают, что Махмуд Ахмадинежад своей агрессивной риторикой попытался помочь своему союзнику Сирии, которая находится сегодня в трудной ситуации. «Отказ Дамаска от выдачи организаторов и исполнителей убийства бывшего премьер-министра Ливана Харири может обернуться для страны тяжелыми экономическими и политическими последствиями. Вот почему Ахмадинежад решил отвлечь внимание мировой общественности от Сирии, «переведя стрелки» на Иран». Такое мнение, в частности, высказал «Известиям» директор Института стран Азии и Африки при МГУ Михаил Мейер

Однако 1 ноября, Совет Безопасности ООН единогласно принял резолюцию по Сирии, в которой содержится требование к сирийским властям «полностью, без каких-либо предварительных условий» сотрудничать с независимым расследованием убийства бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири. Как отмечает РБК, с критикой этого документа в процессе его подготовки выступали Россия и Китай, так как обе эти страны связаны с Сирией военными и экономическими интересами. «Однако во время голосования по резолюции Москва не воспользовалась своим правом вето, поскольку это означало бы вступление в прямую конфронтацию с Вашингтоном», — заявляет обозреватель РБК Любовь Борщевская.

В то же время Polit.ru утверждает, что «ООН повысила авторитет России», так как, желая добиться компромисса с Россией и Китаем, вычеркнула призыв к Сирии осудить любую поддержку «всех форм террористических действий и любое содействие террористическим группировкам».

Деловая интернет-газета «Взгляд» также отмечает, что глава российского внешнеполитического ведомства Сергей Лавров остался доволен заседанием Совбеза ООН, который «продемонстрировал максимум гибкости и принял все поправки, учитывающие озабоченность России, Китая, Алжира, Бразилии, Аргентины и других членов Совета».

К концу недели ситуация вокруг Ирана была уже сглажена, благодаря телеобращению аятоллы Али Хаменеи, сделанному в пятницу. Духовный лидер пообещал, что Иран не будет нападать на другие страны. «Мы не нарушим право какой бы то ни было нации в мире, — цитирует выступление Хаменеи BBC. При этом подчеркивается, что в случае агрессии Иран оставляет за собой право ответа на нападение.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ