КТО БОЯЛСЯ ЗУРАБА ЖВАНИЮ?

0
17


Смерть грузинского премьера Зураба Жвании вытеснила из эфира сообщения о монетизации льгот. Говорят, что руководству каналов было дано распоряжении придумать информационный повод, чтобы отвлечь внимание телезрителей от конфликтной темы. Но все случилось естественным образом: Грузия помогла России на время забыть об акциях протеста.

Нелепая гибель от иранского обогревателя повергла в недоумение многих экспертов, которые отказались верить в версию о несчастном случае. Не обошли вниманием представители СМИ и обстоятельства смерти Зураба Жвании. Сергей Брилев в «Вестях недели» упоминает об «интригующей мужской дружбе», которая заставила премьера «оказаться ночью в непонятно кем снятой квартире, в компании с юным чиновником Юсуповым». Корреспондент канала «Россия» Илья Канавин отмечает, что в деле Жвании слишком много странностей: «Грузинские власти всячески подчеркивают, что смерть Жвания — нелепый несчастный случай. Но президент Саакашвили почему-то заговорил о врагах Грузии». Журналиста также настораживает, что власти пытаются прессу убедить в том, что в момент смерти погибшие находились в разных помещениях. Илья Канавин этому не верит: «Очевидно, что следователи и охранники по-разному описывают то, как были расположены тела. Но вероятность того, что двое взрослых мужчин умерли одновременно от угарного газа, находясь в разных комнатах, ничтожна мала. А значит, власти пытаются скрыть как раз тот факт, что Зураб Жвания и Рауль Юсупов в момент смерти были вместе».

Илья Канавин, как и многие другие аналитики, считает, смерть Зураба Жвании приведет к беспрецедентным последствиям. «Жвания был одним из лучших учеников Эдуарда Шеварднадзе и одним из самых ярких лидеров «бархатной революции», вынудившей Шеварднадзе уйти в отставку. Дипломатичный, склонный к компромиссам, политик с очень грузинским характером. Он органично уравновешивал Михаила Саакашвили, вспыльчивого, тяготеющего к ярким, но простым решениям», — отмечает Канавин.

Президент фонда «Центр политических технологий» Игорь Бунин в комментариях для канала «Россия» подчеркивает, что «Жвания для Саакашвили — это некий заслон, защита, психологическая поддержка: «Без Жвании Саакашвили, как без руля и ветрил. Он человек харизматически эмоциональный, ориентированный на быстрый результат, стремящийся к быстрому успеху, а Жвания всегда ему объяснял, что не надо так быстро, не надо так решительно, надо на земле стоять. Он был сдерживающим фактором, таким буфером. Буфер исчез, у Саакашвили, конечно, может поехать, извините за выражение, крыша». По версии политолога, в смерти премьера могли быть заинтересованы определенные группировки: «Ситуация в Грузии достаточно мутная: идет приватизация, много кланов, много интересов, большие ставки. Воспользоваться мог кто угодно. Кому-то в данном случае Жвания мешал в каком-то приватизационном проекте, например. Или еще в чем-то».

Многие из экспертов не удержались провести параллели между ситуациями в Грузии и на Украине: налицо параллели — в то время как у «оранжевых» появился новый премьер Юлия Тимошенко, в стране победившей «революции роз» погиб глава правительства. «Лица в государстве вторые, но сами герои — и Жвания и Тимошенко — считались и считаются, пожалуй, главными рычагами событий, потрясших и Европу, и Россию. И вот одного уже нет, и все заговорили о пожирающей своих детей революции», — заявляет ведущий программы «Русский взгляд» Иван Демидов.

Ведущая программы «25 час» Анна Прохорова отмечает, что в последнее время и Украина, и Грузия стремительно отдаляются от России. При этом грузинские политики намекают, что за смертью Жвании стоят российские спецслужбы. Такую версию, в частности, высказал представитель парламентского большинства Алеко Шаламберидзе. «Очень больно все это. Единственное, что я могу сказать, что все то, что происходит в Грузии — это не случайно. Я прямо могу сказать, что это — русские», — это заявление депутата было озвучено 3-м каналом.

«Эхо Москвы», однако отмечает, что Жвания был взвешенным политиком, который не придерживался ни пророссийских, ни проамериканских позиций. Обозреватель 3-го канала Андрея Добров, в свою очередь ссылается на неких российских экспертов, которые предположили, что Зураб Жвания был устранен грузинскими спецслужбами как потенциальный противник Саакашвили. Добров в «Главной теме» подчеркивает, что, Жвания, возможно, — это последний политик, «который имел достаточный вес, чтобы удерживать грузино-российские отношения в более-менее уравновешенном состоянии».

Ведущая программы ТВЦ «25 час» Анна Прохорова попросила прокомментировать инсинуации вокруг спецслужб главного редактора журнала «Россия в глобальной политике» Федора Лукьянова. Лукьянов считает, что Москве сегодня не выгодна дестбилизация отношений с Грузией: «Дело в том, что в нынешней ситуации, когда вся что ли система власти в Грузии замкнута на Саакашвили, и там реально нет у него ни соперников, ни конкурентов, уход по какой-то причине его с поста вызовет ну просто вакуум власти, какой-то хаос, что, по-моему, не выгодно никому, России прежде всего». Что касается позиции Михаила Саакашвили по отношению к России, Федор Лукьянов был вынужден признать, что, хотя врагом нашей страны он не является, он «ориентирован однозначно в другую сторону».

Михаил Леонтьев в своем «Однако» высказал мнение, что сегодняшнюю ситуацию в Грузии следует понимать в свете противопоставления Жвании и Саакашвили. «Все значимые события, кадровые назначения и перестановки, политические заявления, тем более идущий сегодня процесс передела собственности трактовались исключительно в контексте этого противостояния, — заявляет обозреватель. — В Грузии нет людей, которые бы не знали, какие фигуры в грузинской политике — люди Жвания, какие — люди Саакашвили, тем более что последних можно сосчитать по пальцам».

Ведущий программы «Постскриптум» Алексей Пушков считает, что серьезно могут рассматриваться две версии смерти Зураба Жвании. По одной из них, премьер стал жертвой передела собственности, который сейчас проходит в Грузии. По другой, Зураб Жвания, который считался «мозгом революции роз», сильно мешал грузинской партии войны, заинтересованной в силовом сценарии решения осетинского и абхазского вопросов. Аналитик разделяет мнение многих своих коллег, что смерть премьера вряд ли произошла вследствие несчастного случая: «Складывается впечатление, что газ подействовал мгновенно и для кого-то очень вовремя».

Сомневается в том, что Жвания случайно отравился угарным газом, и глава Фонда эффективной политики Глеб Павловский. «Главное сейчас, после смерти Жвания, понять: это случайная смерть или убийство, или, тем более, политическое убийство, — сказал Павловский в эфире радиостанции «Маяк». — В Грузии бывало слишком много загадочных смертей. Это традиция печальная установилась еще во времена Шеварднадзе. И сегодня существует, конечно, высокая степень настороженности по поводу того, кто за этим стоит». Павловский считает, что сама по себе смерть Зураба Жвании мало влияет на политику Грузии, «если, конечно, за ней не последует серьезный политический кризис, который сегодня, конечно, не исключен». «Тенденции в самой Грузии вызывают все большую настороженность, а дальнейшее требует проявлений», — резюмирует политтехнолог.

Политолог Сергей Марков вслед за Игорем Буниным отмечает, что у премьера Грузии было много врагов: «Смерть Жвания выгодна очень многим. У него было много противников. Дело в том, что Жвания был лидером одного из могущественных грузинских политико-бизнес-криминальных кланов, и другие кланы, естественно, после того, как он получил такую огромную власть, оказались потеснены. При новом руководстве начался передел власти и собственности в огромной степени. Поэтому кланы были очень недовольны. Второе, кому было выгодно, это, конечно, криминальные структуры. Известно, что Михаил Саакашвили, например, кардинальным образом решил коррупцию дорожной полиции. Он просто ликвидировал пока эту дорожную полицию. И много других было нанесено ударов по криминальным структурам».

Однако завотделением Кавказа Института стран СНГ Михаил Александров в комментариях для канала «РБК» подчеркнул, что самостоятельность Жвании угрожала интересам президента: «Конечно, Саакашвили почувствовал уязвимость своего положения, почувствовал, что Жвания может реально взять власть в Грузии, и пришлось его устранить». Нужно отметить, что деловой канал сосредоточился прежде всего на экономической подоплеке дела Жвании. Корреспондент РБК Юрий Таманцев отмечает, что Зураба Жванию считали одним из немногих грузинских политиков, кто стоял на относительно либеральных позициях по отношению к России, и особенно это стало проявляться в последние месяцы. Российским компаниям стали отдавать предпочтение в приватизационных сделках по наиболее значимым объектам Грузии.

Первый зампред комитета ГД РФ по международным делам Леонид Слуцкий отмечает, что контрольный пакет Объединенного грузинского банка был приобретен российским «Внешторгбанком», «Евразхолдинг» стал владельцем компании «Чатура-марганец» несмотря на то, что были другие серьезные претенденты, в частности, с украинской стороны.

«Это только часть айсберга, — резюмирует Юрий Таманцев. — «Газпром» вел со Жвания переговоры о покупке магистрального газопровода, что само по себе противоречит грузинскому законодательству, и вел, видимо, успешно, если в окружении Бендукидзе приватно заявили, что законодательство в этом случае может быть изменено».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ