ЭЛИТНАЯ АЛЬТЕРНАТИВА: КРЕМЛЬ РЕАЛИЗУЕТ НОВЫЙ ЛИБЕРАЛЬНЫЙ ПРОЕКТ

0
22


В «междувыборное» политическое затишье привнесена некоторая интрига: в СМИ стали появляться сообщения о создании некой прокремлевской партии либерального толка, в которую войдут видные правительственные чиновники Кудрин, Греф и Степашин. Аналитики отмечают, что это позволит политической «птице-тройке» наконец-таки обрести два крыла, и, что немаловажно, обеспечит достаточное пространство для маневра «Единой России», которая будет блокироваться в зависимости от ситуации то с правыми, то с левыми. Другие эксперты делают заявления, что Кремль не устраивает забюрократизированная партия единороссов, которой необходимо создать элитную альтернативу.

Как бы то ни было, электронные СМИ в отличие от прессы не балуют свою аудиторию санкционированными утечками информации и уж тем более развернутыми комментариями. Интерес к новому кремлевскому проекту проявил разве что обозреватель «Эха Москвы» Сергей Пархоменко. Ведущий программы «Суть событий» зачитал письмо одного студента, который интересуется его мнением, реально ли создание «псевдооппозиционной либерально-демократической партии». Пархоменко считает, что эта информация уже не версия, а «медицинский факт», так как Кремль, после того как сконструировал левую партию, теперь пытается поставить «и другую ногу на противоположном фланге, как бы с либеральными идеями, как бы с демократической фразеологией». Сергей Пархоменко не сомневается, что это будет очередная марионеточная партия, так как большая часть людей, которые назначены руководить этим новым «либеральным» движением, «блистательным образом вступили недавно в «Единую Россию». «Это все напоминает такой незавязанный воздушный шарик, — отмечает эксперт. — Если его надуть, зажать двумя пальцами, а потом отпустить, то он с веселым писком быстро летает по комнате, стукаясь об стенки, сшибая вазу на пол, путаясь в занавесках. Очень это все замечательно, весело выглядит и звучит симпатично. Но быстро воздух выходит, и надо опять шарик поднимать с пола. Вот примерно то же самое происходит с этими самыми марионеточными партиями. Пока поддувают их, они летают и пищат. Как только чуть-чуть о них забудешь, так немедленно рейтинг этот вниз начинает валиться. И ничего хорошего, как, впрочем, и плохого из этого не происходит».

Однако далее Сергей Пархоменко делает уточнение, что затея с созданием марионеточных партий далеко не так безобидна, так как «профанируется сама идея политики, построенной на партийном противоборстве, сама идея неких демократических механизмов». Все это, по мнению обозревателя «Эха» приводит к тому, что партии оказываются дискредитированными, и люди начинают говорить: а зачем собственно нам это надо, ведь не было на самом деле до сих пор в России никакой многопартийности.

Вместе с тем, как отмечает Пархоменко, Кремль уже давно интересует проект создания партии «правительственных либералов», так как существует задача восстановить симметрию, которая существовала до ухода с политической арены партий СПС и «Яблоко».

Сергей Пархоменко обращает внимание, что к партстроительным инициативам правых лидеров Явлинского и Хакамады правительственные политтехнологи относятся с опаской, так как следует создавать «что-то на голом месте под новым названием, но главная задача — не дать ничему подобному образоваться самостоятельно, без присмотра, без поводка». По мнению аналитика, именно по этой причиной Ирине Хакамаде не удалось зарегистрировать партию «Свободная Россия», так этим брэндом якобы уже владеет некий «странный персонаж», хотя впоследствии стало известно, что с этим, как говорится, «ошибочка вышла».

Пархоменко считает, что власти запретили Хакамаде создавать партию, так как название «ничего себе вполне», а потому под этим флагом гипотетически могли бы консолидироваться «какие-то либеральные силы». Случится это или нет, никому неизвестно, однако «на всякий случай надо отобрать», чтобы не было. Сергей Пархоменко не сомневается, что вскоре марионеточная либеральная партия будет предъявлена.

В то время как Кремль озабочен конструированием симметричных конструкций, вытесненные на обочину политической жизни правые и левые демонстрируют готовность к диалогу. Как отмечает корреспондент программы «Сегодня» Никита Анисимов, в КПРФ решили пойти на сближение со своими заклятыми врагами-либералами после того, как коммунистов покинули две трети почитателей. Геннадий Зюганов на пленуме ЦК КПРФ заявил о готовности коммунистов идти на компромисс с партией власти, чтобы избирать своих министров правительства, а на компромисс с либералами — чтобы эту партию власти сокрушить. При этом, как подчеркивает лидер коммунистов России, КПРФ следует старому принципу взаимоотношения РСДРП с либеральными партиями — «Врозь идти, а вместе бить». Телеканал РБК, комментируя итоги партийного пленума, заявил, что Геннадий Зюганов не сомневается в том, что тактический союз с либералами поможет коммунистам выйти из кризиса. Результаты тактического союза дали о себе знать уже в четверг, когда в 70 регионах страны прошли митинги протеста против отмены губернаторских выборах, организованные партиями КПРФ, СПС и «Яблоко».

Однако суть интриги сводится прежде всего к интерпретации. На фоне митингов лево-правой оппозиции политологи ведут полемику: можно ли говорить о сворачивании демократии и является ли Владимир Путин настоящим либералом. Канал ТВЦ, который, как известно, придерживается идеологии новых левых, в качестве тяжелой артиллерии привлек заслуженного диссидента России историка Роя Медведева. По мнению Медведева, сегодня никакого наступления на демократию в России нет, так как с 91-го года в стране вообще не было никакой системы власти, и то, что происходит сейчас, «как раз и есть первая попытка выстроить внятное в политическом отношении государство».

Медведев считает, что сегодня идет борьба не с демократией, а с безвластием и анархией, и политика Кремля направлена на построение реальной вертикали власти, которая удержит страну от политического распада. По мнению эксперта, хотя эта система власти выстраивается по воле одного человека или определенной, достаточно узкой группы лиц, она идет «в русле тех требований, которые сегодня история предъявляет к России». Рой Медведев подчеркивает, что какими бы ни были административные преобразования, добиться такой централизации, как в брежневское или сталинское время невозможно, а потому реформа Путина направлена на то, «чтобы решения, принятые в Москве, четко выполнялись на местах».

Корреспондент ТВЦ подчеркивает, что оценки «диссидента со стажем», каковым является Рой Медведев, выстраданы немалым опытом гражданина и историка, а потому заслуживают доверия: «Медведев не понаслышке знает, что такое тоталитаризм, и имеет возможность сравнивать деяния властей».

Политический обозреватель журнала «Русский Newsweek» Михаил Фишман, приглашенный ведущим «Эха Москвы» Андреем Черкизовым на так называемые кухонные посиделки, в какой-то степени проявил солидарность с Роем Медведевым. Он заявил, что сейчас нельзя говорить о существовании диктатуры в России, так как «слишком велика пока степень бытовых свобод». Вместе с тем, нельзя не признать авторитаризма Путина. По его мнению, дело ЮКОСа свидетельствует именно о проявлении авторитаризма, а не диктатуры, так как в сегодняшней политике очень большое значение имеют личные отношения с президентом.

Борис Березовский, приглашенный Черкизовым вместе с Михаилом Фишманом, подчеркнул, сегодня доминирует не человеческий фактор, а логика политической системы, «и поэтому, если бы не было у Ходорковского конфликта с Сечиным, у него был бы конфликт с Пупкиным, или с Фишкиным, или с кем-то другим, который бы сидел на месте Сечина. Это конфликт объективный, это конфликт между свободным независимым человеком и человеком системы, которая подавляет свободу».

Однако, по мнению одного из самых популярных аналитиков ТВЦ Андрея Караулова, обвинения в сворачивании либеральных реформ вообще вряд ли стоит бояться, так как «либералы — самое ругательное после мата слово в России». Коллеги Караулова не так безапелляционны. Ведущая программы «25-й час» Анна Прохорова отмечает, что реформу власти, предложенную Путиным после трагедии в Беслане, общество встретило неоднозначно: «Либералы стали говорить об отступлении от демократии, сталинисты о том, что в воюющей стране нужно закручивать гайки еще сильнее. Народ же отнесся к реформам скорее с безразличием». Вместе с тем, Анна Прохорова делает акцент на том, что ситуация далеко не так благополучна, чем хотелось бы Кремлю. Дело в том, что против инициатив президента взбунтовался взрывоопасный Татарстан. «Если даже лояльный Москве Шаймиев выражает недовольство, значит дело приняло серьезный оборот», — резюмирует Прохорова.

Показательно, что это позиция телеканала, который, по замечанию члена совета директоров ТВЦ Валерия Корецкого, занимает позицию «доброжелательного наблюдателя, оставляющую возможность подсказывать власти ее ошибки без ухода в оппозиционность».

Позиция НТВ в последнее время является еще более взвешенной. Как отметил главный продюсер «четвертой кнопки» Александр Левин, «говорить о том, что НТВ способно быть оппозиционным телевидением, просто смешно, хотя бы по той причине, что любое телевидение должно быть лояльно своему акционеру», а потому «абсолютно естественно и нормально, что НТВ будет занимать нишу не оппозиционного телевидения, а нишу объективного телевидения, которое не занимает какую-то специальную позицию, а дает зрителям максимально взвешенную информацию». В общем, электронные СМИ вполне готовы к тому, чтобы освещать новый этап партстроительства, вернее, давать взвешенные комментарии умеренной оппозиции.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ