ВОСКРЕСЕНЬЕ БЕЗ ПАРФЕНОВА: ИЗГНАННИК ОСТАЕТСЯ ГЕРОЕМ ЭФИРА

0
25


Программа «Намедни», закрытая руководством канала НТВ, продолжает оставаться главным событием воскресного эфира. Именно невышедшие в эфир «Намедни» стали центральной темой итоговых информационно-аналитических программ.

«Этим вечером в российском телеэфире непривычно», — заявил в «Вестях недели» «Россия» Сергей Брилев. Впрочем, аналитик «второй кнопки» предпочел этой ремаркой ограничиться. Сюжет о «громком не только телевизионном скандале» (как квалифицировала инцидент на НТВ Марианна Максимовская) представлен только комментариями Парфенова и Сенкевича, которые на протяжении всей недели цитировались бумажными и электронными СМИ.

Однако 1-й канал сделал Леонида Парфенова главным героем дня, предоставив изгнаннику НТВ фактически весь вечерний эфир. В 18.00 экс-ведущий программы «Намедни» стал главным гостем программы «Времена». Несколько часов спустя метросексуал Парфенов, одетый подчеркнуто небрежно, уже «выплескивал наболевшее» в программе «Время» с Андреем Бабуриным.

Стоит отметить, что, в отличие от канала «Россия», 1-й канал счел нужным дать слово Парфенову после того, как прозвучали комментарии Николая Сенкевича, который подчеркнул, что хотя закрытие «Намедни» — «имиджевая потеря для компании», руководство НТВ было вынуждено пойти на этот шаг, чтобы сохранить управляемость каналом. Как отметил Сенкевич, Парфенов уже не в первый раз нарушает корпоративную дисциплину, однако «из уважения к его таланту, к его заслугам и так далее, компания долгое время шла навстречу, на понимание, пыталась найти общий язык, создавались самые благоприятные условия для работы лично Леонида Геннадьевича и творческого коллектива». Однако «любовь должна быть взаимной», чего, увы, не произошло.

Парфенов с обвинениями в свой адрес не согласен. В заочной полемике с Сенкевичем он сказал следующее: «Главное дело любой телевизионной корпорации — давать информацию зрителю, и это была наша позиция. И вот эта внешнекорпоративная этика — она важнее внутрикорпоративной. Вы представляете предприятие, в котором выпускаемая продукция какая-то не очень, зато в цехах все взаимовежливы. Вот что важнее? Письменный запрет на телевидении — это вещь вопиющая, этого не было с 1990 года, как закрыли «Взгляд». И вот, кстати сказать, тогда тот приказ взглядовцы тоже отдавали в печать, потому что это означает, что ни о чем уже договориться нельзя. И не было у нас никакого нарушения эфирной политики, политики руководства, потому что не было этой политики. Не в конкретном случае не было никаких обсуждений, что вот как наша корпорация освещает ту или иную тему, а в принципе не было».

Далее Парфенов подверг критике руководство телекомпанией: «Я господину Сенкевичу столько раз говорил, что должен быть особый энтэвэшный путь, отличный от 1-го канала, от канала «Россия», — и ничего. Ведь что получается? Если на НТВ получше сериал, НТВ поднимается, если сериалы кончились, НТВ снова рухнуло. Вот и вся эфирная политика. Я и многие ребята в команде — мы на НТВ с первого дня и мы всегда старались создать именно энтэвэшный продукт: программы, фильмы, документальные сериалы. И закрытое «Намедни» для нас было тоже прежде всего энтэвэшным делом. Вот мы-то работали на корпоративные ценности. Я поэтому ни о чем не жалею, разве только о том, что я вот это все сейчас вываливаю вам в 21 час на Первом канале, вместо того, чтобы ровно в это время выходить на НТВ. Вот от этого на душе погано».

Трудно удержаться от предположений, что 1-й канал дал в вечерний эфир гневного Парфенова не в последнюю очередь из-за того, что его отповедь еще больше усилит рейтинговый разрыв между флагманом и аутсайдером «первой тройки», застолбив за собой право лидера информационно-аналитического эфира.

Однако обозреватель Ren-TV Ольга Романова (впрочем, как и главный аналитик 1-го канала Владимир Познер) уверена в том, что Парфенова по ошибке продолжают числить не в той номинации, так как «Намедни» «не имеет никакого отношения к информационному вещанию, так же как и к аналитическому и политическому». «Намедни» Романова считает «талантливой развлекаловкой: «У Парфенова в последнее время не было ни одного яркого политического интервью. Но вместе с тем закрытие «Намедни» дало повод многим потирать руки как государственникам, так и «демшизе»».

Познер, пригласив в программу «Времена» Парфенова, пытался не выходить за рамки политкорректности, воздерживаясь от собственных комментариев и добиваясь от своего визави недвусмысленных чистосердечных признаний с доброжелательной скрупулезностью следователя.

В частности, Познер задал Парфенову такой вопрос: «Вердикт относительно двух российских граждан, которых судили в Катаре, еще не оглашен и вы знаете, что по законам Катара родственники убитого могут простить тех, кто совершили убийство, даже если их приговорили к смертной казни, могут их простить и их могут освободить. В этой ситуации были люди, которые считали, что лучше вообще не трогать эту тему, пока не будет подведена черта, даже если на один процент можно повредить, лучше не трогать. Вы не согласны с этим взглядом?» Парфенов повторил то, что уже неоднократно говорил на протяжении всей недели: «Прежде всего я, при всем уважении к нашей профессии, не верю, что в Катаре отслеживают репортажи программы «Намедни». Познера подобный ответ не удовлетворил: «А в Москве посольство не отслеживают, вы думаете?» Парфенов продолжал гнуть свою линию, подчеркнув, что в интервью с Маликой Яндарбиевой не было «и нотки враждебности».

Познер, однако, не оставлял попыток получить от Парфенова прямой ответ: «Значит, все-таки вам казалось, что показ этого интервью ни коим образом, никак, ни в какой-то даже доли процента не может каким-то образом навредить вот этим нашим гражданам?» «Нет, я не думаю», — в очередной раз говорит Парфенов. «Вы так считаете?» — упорствует Познер. И получает ответ, который можно запротоколировать: «Я не верю». Попробуй потом отвертись при перекрестном допросе!

В беседе с Познером также прозвучали откровения Парфенова, которых уже давно ждали его поклонники: почему он не ушел из НТВ раньше, хотя был в числе инициаторов травли Сенкевича и конфликтовал с зам. гендиректора НТВ по информации Герасимовым.

«Нам оставалось доделать три серии «Российской империи», было сделано 13, а всего их 16. Я собирался доделать их и уйти, — признался Парфенов. — И ребята меня уговорили, репортеры, что давай поработаем, ну, годик ведь дадут поработать — и то слава Богу. Ровно годик мы и работали, с 18 мая по 30 мая. С тем же господином Герасимовым, который исполнял обязанности гендиректора, у нас тоже был постоянный конфликт, потому что у него была учреждена программа «Личный вклад». Ради бога, каждый волен, но она беззастенчиво использовала темы, методы, подходы, даже заголовки программы «Намедни», делая их несколько облегченно. Мы каждый раз говорили: ну что это такое, выходит «Намедни-лайтс», а потом выходит просто «Намедни». И как может быть как бы начальник еще и как бы конкурентом? Это же конфликт интересов!»

Завершая беседу с Познером, Парфенов высказал надежду, что уже в сентябре «где-то выйдет в эфир, просто потому что я ничего другого делать не умею».

Марианна Максимовская, которая в отличие от Парфенова в свое время ушла с НТВ в составе Уникального Журналистского Коллектива, возглавляемого Евгением Киселевым, нашла пристанище на Ren-TV. Аналитики, однако, отмечают, что звезда ежедневного информационного вещания Максимовская не преуспела на новом поприще и ее «Неделя» довольно скучна и невыразительна. С этим мнением косвенно согласна и сама Марианна. Комментируя увольнение Парфенова, она заявила, что от закрытия «Намедни» проиграет в первую очередь зритель, которого лишили яркой программы, а также общество, так как «на метровых каналах не останется программ, позволяющих себе иронию и критику по отношению к власти».

Корреспондент Ren-TV Вадим Кондаков отметил, что уход команды Парфенова с НТВ — «старая песня о главном»: «Те, кто помнят, как распадалось НТВ в 2001 году, говорят, что это дежавю. На пятачке у 17-го подъезда плотной кучкой стояли телезвезды, окруженные толпой журналистов и сочувствующих. Нынче на этом же месте стоят ребята из «Намедни». И на этом сходство заканчивается».

Подчеркивается, что как и три года назад, в журналистском сообществе неоднозначно оценивают инцидент на НТВ. Так, телеобозреватель Ирина Петровская считает, что Парфенов поступил неэтично, а потому его увольнение было закономерно. Петровская в последнее время довольно часто критиковала «Намедни», однако закрытие этой программы считает серьезной потерей: «Зрителей, себя мне жалко, потому что я могла сколько угодно иронизировать, критиковать, но, тем не менее, это всегда было очень ярко, это всегда давало повод для каких-то размышлений».

Однако бывший музобозовец Иван Демидов, ныне ведущий программу «Русский взгляд» на 3-м канале заявил, что Парфенов безусловно талантлив и этим представляет серьезную опасность. «Суперпроект «Намедни» с Леонидом Парфеновым — вершина, эталон, коллективный агитатор и пропагандист либерального телевидения России, отточенный идеологически и по форме, — отмечает Демидов. — Это телевидение увлекательнейшее, мастерски сделанное, несущие на своих шапках программ — а они заменили в наше время знамена и щиты — характеристики интеллигенции позапрошлого, 19-го века: безрелигиозность, государственное отщепенство, идейность. Тогда такая позиция привела к краху страны. Сейчас для определения позиции этого телевидения России подошли бы антиклерикализм, либерализм, крайний индивидуализм». Ведущий канала, которому злые языки приписывают влияние православного банкира, а ныне сенатора Сергея Пугачева, утверждает, что с легкой руки героев либер-ТВ суперрейтинговые и суперувлекательнейшие телепроекты убеждают зрителей в одном: вы живете в ужасной, тупой, грязной, жестокой и бесперспективной стране. Тем не менее, заявляя о несогласии с позицией Парфенова, Демидов подчеркивает, что «если мы хотим жить в свободном государстве, программа «Намедни» должна быть в эфире»: «Иначе опять не будет честного боя идеологий, а значит, у либералов снова фора, не просто таланты, но таланты, гонимые новой цензурой».

Главный редактор «Еженедельного журнала» Сергей Пархоменко в программе радиостанции «Эхо Москвы» «Суть событий» сказал, что считает подобную трактовку вульгарной. Пархоменко отмечает, что закрытие «Намедни» — это прежде всего доказательство того, что телевидение стремительно деградирует и лишается блистательных достижений 90-х: «Нельзя же считать развитием телевидения то, что происходит на РТР, например. Вот эти говорящие головы, и мутные интонации, и пустой стеклянный взгляд, который нам демонстрируют на крупном плане ведущие информационных программ. Такая собачья верность… Кто-то в свое время одного из ведущих программы «Вести» обозвал «писающей кошкой», потому что, действительно, такое у него выражение лица, как будто он там внизу сидит на такой пластмассовой ванночке с песком, примерно так это можно было себе представить. Да, действительно, такое видение. Можно ли это считать развитием телевизионного мастерства, телевизионной профессии — нет, несомненно».

По мнению Пархоменко, все, что происходило на НТВ после отстранения Гусинского нельзя назвать иначе как «многомесячный бред», который разрешился неделю назад, когда «наиболее талантливый, наиболее мастеровитый представитель этой телекомпании был вышиблен оттуда как пробка». При этом Пархоменко подчеркивает, что ситуация в целом сложна и неоднозначна, а потому следует избегать однозначных и плоских комментариев: «В первом верхнем слое конфликта идиотская ситуация с двоевластием, двоеруководством, двоекомандованием внутри НТВ. Другой слой — это амбиции самого Парфенова, которому осточертела эта история, что им кто-то там командует. Следующий слой — это политика. Следующий слой — это финансовая власть. Это собственность, это претензии на эту собственность. Это попытка выслужиться перед теми, кто завтра будет определять судьбу этой собственности. Вот такой слоеный пирог, такая там суть событий».

Сергей Пархоменко не сомневается, что вслед за бригадой «Намедни» канал НТВ будет вынуждена покинуть команда программы «Страна и мир». «НТВ потеряет их и продует окончательно. Компенсации ему возможны только на политическом уровне», — резюмирует Пархоменко.

Ответить Пархоменко, пожалуй, можно только в духе Ирины Петренко: продует всего лишь зритель. Что касается НТВ, то у него есть блестящие возможности еще больше укрепиться в пресловутой первой тройке. Правда, на позициях аутсайдера.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ