КАМИКАДЗЕ, САМУРАИ И ГЕЙШИ: РОССИЙСКАЯ ПРЕДВЫБОРНАЯ ИНСТАЛЛЯЦИЯ В ЯПОНСКОМ СТИЛЕ

0
17


1 января Ирина Хакамада зарегистрировалась кандидатом в президенты. Помимо Хакамады, в Центризбирком поданы документы от пяти кандидатов в президенты, которые идут на выборы самостоятельно. Зарегистрирована инициативная группа действующего президента Путина. Официальный статус получили сторонники Владимира Брынцалова и Ивана Рыбкина. В последний предновогодний день документы в ЦИК для регистрации сдали Сергей Глазьев и Анзори Арсентьев-Кикалишвили.

Ведущая программы «Сегодня» на НТВ Ольга Волкова подчеркнула, что Ирина Мицуовна приняла решение сделать то, на что так и не решились мужчины-однопартийцы. Так как Ирина Хакамада баллотируется не от партии, а независимо, ей, как и всем кандидатам-самовыдвиженцам, необходимо собрать не менее двух миллионов подписей в свою поддержку.

«Это ужасно тяжело, — заявила Ирина Хакамада в эфире НТВ. — Закон такой, что людям, которые идут от народа, от людей, вне политики, вне парламентских партий, очень тяжело бороться. Но если я смогу это сделать и конкурировать с президентом, я рассчитываю хотя бы на нормальную поддержку людей, а это уже вызов».

В программе НТВ «Страна и мир» Ирина Хакамада подчеркнула, что политическая партия, которая не участвует в президентских выборах, на самом деле расписывается в том, что не имеет серьезных планов и возможности их реализации: «Посмотрите на Грузию, там смогли справиться с этой ситуацией, и демократическая оппозиция смогла сказать свое веское слово. А это означает, что выборы надо не бойкотировать, а в них надо участвовать».

Интрига заключается в том, что после поражения правых партий на парламентских выборах их лидеры обсуждали вопрос о бойкоте выборов, в связи с чем политологи начали педалировать тему безальтернативности президентской кампании, что может нанести ущерб имиджу Путина. Идея бойкота вроде бы объединила лидеров левого и правого флангов, однако, как показали события, оппозиция, так и не смогла выступить единым фронтом.

Хакамада свое решение баллотироваться в президенты объясняет именно в этом контексте. «Раз не получился бойкот, и левая оппозиция выдвинула кандидата, я считаю, что демократы должны тоже выдвигать своего кандидата, — заявила она в программе «Сегодня». — Я готова была поддержать и Владимира Рыжкова, и Явлинского, и Немцова — все отказались. После этого я решила выдвинуться. Если мы хотим признать свои ошибки, хотим обновления и хотим создать единую демократическую серьезную партию, которая находилась бы в политически конструктивной оппозиции к президенту и к партии власти, это нужно начинать сегодня, начинать с выборов президента».

В программе Алексея Венедиктова «Прямая речь» на «Эхе Москвы» 4 января политические обозреватели Виталий Третьяков и Леонид Радзиховский назвали решение Ирина Хакамады событием недели.

«В контексте всей той ситуации, которая развивается вокруг президентских выборов, и, соответственно, поражения либерально-демократических партий на думских выборах, то, что нашелся человек, и довольно удачная кандидатура, который все-таки решился на этот шаг, крайне важно», — подчеркнул Третьяков. По его мнению, Владимир Рыжков, отказавшись от предоставленного ему исторического шанса стать единым кандидатом в президенты от правых партий, погубил свою политическую карьеру: «Такие шансы даются один, максимум два раза в жизни, а он не рискнул и, в силу этого, конечно же, проиграл».

Третьяков одобрил поступок Ирины Мицуовны: «Ирина Хакамада, несмотря на то, что входит в состав сопредседателей «Союза правых сил», ни документально, ни символически, никак не ассоциируется с ельцинским режимом, тем более с такими его мероприятиями, как приватизация и прочие вещи. И в этом смысле она удачная фигура с большой электоральной перспективой. Кроме того, женщина, что само по себе привлекает. И довольно умный политик, способный к компромиссам и одновременно жестко придерживающийся некоторых принципиальных моментов, за которые она не переступает». По прогнозу Третьякова, Хакамада при благоприятном стечении обстоятельств имеет шансы получить от 10 до 15% голосов избирателей и занять третье или даже второе место: «Поражение либеральных сил она обратит в свою личную победу и в победу тех, кто разочаровался в русских либералах, но не разочаровался в либерализме, в демократии вообще».

Комментарий Леонида Радзиховского полон скепсиса и цинизма. На его взгляд, сегодня вообще проблематично обсуждать российскую внутреннюю политику, так как «публичная политика закончилась, остались подковерные сплетни: кого куда назначат». Радзиховский считает, что выдвижение Хакамады никакого реального значения иметь не будет, однако при этом имеет важное человеческое значение. Он напоминает, что Хакамада первой сделала заявление, что правым не надо вообще участвовать в выборах, и считает эту позицию очень показательной: «Ясно, что эти выборы плохи, и плохи не тем, что там неправильно посчитают голоса — это все чушь, голоса могут посчитать абсолютно правильно. Они плохи тем, что выбора нет, и выборов нет. А нет этого — опять же все понимают — потому что у нас создана такая система, при которой единственное серьезное государственное преступление — это участвовать в президентских выборах, не согласовав это с Кремлем. А что за это бывает — если кому интересно, можете обратиться к Ходорковскому и узнать, что бывает, когда люди пытаются заниматься политикой всерьез, независимо от Кремля».

Радзиховский отметил, что заявление правых о бойкоте лицемерной игры под названием «выборы» демонстрировало хотя бы минимальную независимость демократических партий. Однако «теперь все изменилось на 180 градусов». По его мнению, решением принять участие в выборах Хакамада совершила самурайский поступок. При этом Леонид Радзиховский делает оговорку, что отдает себе отчет в неполноценности подобных исторических метафор: «Вот правые, когда пришли в правительство — Гайдар и компания, — называли себя политическими камикадзе. Ну какие камикадзе? Ушли на прекрасные посты, многие стали миллионерами, разжирели. Как-то я про камикадзе был несколько другого мнения. Теперь вот политические самураи. Эдак можно до политических гейш дойти. Если это и политические самураи, то только в том плане, что самураи выполняли приказы императора, это правда. Но самураи при этом хоть чем-то рисковали. А наши политические самураи ничем не рискуют, кроме некоторого позора».

По мнению Радзиховского, этот самурайский поступок свидетельствует о том, что Кремль вскоре окончательно согнет и СПС: «Потому что, а куда они денутся? Начали гнуться — догнутся до конца. Да, слабы, да трусливы, но мы все такие. И я бы вел себя точно так же. Это просто печально. Печально, что нету у нас людей, которые имеют смелость быть независимыми хотя бы в плане неучастия. Все признают игру, все играют по этим правилам, все прогибаются. Все мы самураи».

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов, приглашенный в студию «Эха» 5 января, вслед за Радзиховским заметил, что объяснять Россию в политических терминах очень сложно, но предложил другую аргументацию: «У России исключительно женский политический характер как у страны, это давно было отмечено, по-моему, Бердяевым. Но сейчас это особенно видно. Россия никогда не выбирает человека, профессионально соответствующего должности, удовлетворяющего каким-то иным критериям. Россия всегда действует очень эмоционально. Почему пока эмоции в отношении Путина положительные? Послушайте песенку, которую поют: «Хочу такого, как Путин, который не бьет. Такого, как Путин, который не пьет». Тут надо социологически раскладывать, из чего этот рейтинг состоит. И поэтому Россия никогда не выбирает человека на выборную должность, исходя из того, что она нанимает бюрократа, который будет на деньги налогоплательщиков выполнять нужную налогоплательщикам работу».

Коновалов считает, что Россия вступила в эпоху политического постмодерна, когда нужны не аналитики, а постановщики мизансцен: «Выборы — это инсталляция. Они и ставятся как инсталляция. У каждого есть своя роль, расписанная по этому сценарию. Но проблема-то состоит в том, что страна живет не в период инсталляций — это короткий промежуток времени, — а между ними. А вот тут постановщики очень слабы, они не очень понимают последствия их действий и то, что может случиться со страной в результате этих инсталляций».

Опасность политолог видит в том, что фактическое сворачивание института парламентаризма при гипертрофированной президентской власти создает опасный прецедент: «Когда пирамида власти жестко отстроена, она стоит на вершине. Вершина — это Владимир Владимирович Путин. Но пирамиде стоять на вершине долго сложно».

По оценке Александра Коновалова, кандидаты на президентский пост разбиваются на две неравные группы. Причем одна представлена «человеком, который хочет стать президентом, который может стать президентом, и который, скорее всего, им станет», а вторая — так называемой «подтанцовкой», хотя при этом у «актеров инсталляции» разная мотивация. Однако, как отмечает политолог, в предложенную им схему не укладываются ни Хакамада, ни Глазьев, который «вряд ли рассчитывает победить на нынешних выборах, но хочет показать свой политический вес». Коновалов заявил, что не может согласиться с аргументами Радзиховского, хотя в своих комментариях поддержал самурайскую метафору. Он солидарен с Виталием Третьяковым, который представил решение Ирины Хакамады в контексте исполнения либерально-демократической миссии.

«Я искренне верю в то, что говорит Ирина Муцуовна, — признался политолог. — Она человек русский, но кровь в ней японская. То, что она собирается сделать, на мой взгляд, это публичное политическое харакири. Ирина Муцуовна значительно больше потеряет, чем приобретет. У нее есть такой страстный женский порыв, и как она говорит: «я должна пройти путь самурая». Вообще говоря, это не лозунг для политических выборов в России, для президентских. Нам еще только самураев в президенты не хватает. Но мне кажется, она искренне верит в то, что демократические силы России должны иметь свое представительство, и что люди должны, придя на избирательный участок, иметь возможность показать, что они сторонники либеральной идеи».

Антон Орех в «Реплике», прозвучавшей во вторник в эфире «Эха», подчеркивает, что 11 претендентов на президентский пост (если допустить, что к выборам все же будет допущен гробовых дел мастер Стерлигов), символизируют будущее России: «Они все сплошь достойные люди, представляющие весь социально-политический и даже половой спектр общества — ведь среди претендентов существуют и женщина. Есть богач, банкир, экономист, крестьянин Харитонов, стражник-бодигард Малышкин, опять-таки женщина, защитник жизни, служитель смерти, правые и левые, задние и передние».

Больше всего надежд Антон Орех возлагает на гипотетическую победу на выборах гробовщика Стерлигова, так как при таком раскладе россиянам хотя бы не придется думать о вечном: «Уж гробами-то новый президент граждан обеспечит». Нужно думать, что продукция Стерлигова будет востребована и его возможными конкурентами, которые замыслили подвиг самурая. Ностальгия по Японии становится сюжетообразующим звеном предвыборной инсталляции.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ