Параллели истории: Владимир Яковлев может повторить судьбу Николая Аксененко?

0
18


Николай Аксененко, один из самых влиятельных министров в новейшей российской истории, вскоре предстанет перед судом. 13 октября представитель Генпрокуратуры Виктор Потапов заявил журналистам, что утверждено обвинительное заключение в отношении бывшего главы МПС. Николай Аксененко обвиняется в превышении должностных полномочий, совершенном с причинением тяжких последствий, а также в растрате. По предварительным данным, озвученным программой телеканала «России» «Вести», 70 миллионов рублей были потрачены на завышенные зарплаты и командировочные сотрудников центрального аппарата, а также приобретение для них дорогостоящих квартир. Среди других нарушений — уклонение от налогов. По некоторым данным, только за 2000 год МПС задолжало 11 миллиардов рублей. Радио «Тройка» сообщает, что Аксененко распорядился образовать 6 фондов в системе МПС, которые финансировались за госсчет, а прибыль в казну не перечисляли. Государство не дополучило 20 миллиардов рублей. С Аксененко, которому грозит от 3 до 10 лет лишения свободы, взята подписка о невыезде. Уголовное дело направлено в суд «для рассмотрения по существу».

Степень влияния опального министра, правда, журналисты оценивают по-разному. 3-й канал заявил, что Аксененко считался преемником Ельцина. Ведущий радиостанции «Маяк» Борис Бейлин несколько снизил политический вес экс-министра, отметив, что тот «чуть было не стал премьер-министром». «Именно этому человеку в момент расставания с правительством Сергей Степашин бросил крылатую фразу: «Садиться не буду, чтобы не засиживаться, правильно, Николай Емельянович?» — отметил ведущий.

Ведущий программы «Главная тема» на 3-м канала Андрей Добров подчеркивает, что дело Аксененко является беспрецедентным: «Если не ошибаюсь, у нас пока еще ни одного министра не посадили, и даже бывшего». Добров отмечает, что особую пикантность делу придает тот факт, что Николай Аксененко считался ставленником Бориса Березовского: «Калюжный, Аксененко, Березовский» — так пресса называла эту лоббистскую группировку, которая сложилась еще во времена завоевания «Транснефти».

О сегодняшнем положении дел триумвирата автор пишет не без сарказма: «Березовский теперь в Англии, Калюжный инспектирует осетров в Каспии, а Аксененко — под подпиской о невыезде». Андрей Добров обращает внимание, что передача дела Аксененко в суд — неизвестно, случайно или нет — состоялась после того, как Англия предоставила Березовскому политическое убежище.

Корреспондент 3-го канала Евгений Сухой подчеркивает, что два года назад, когда Генпрокуратура возбудила уголовное дело в отношении Аксененко, обвинив его в превышении должностных полномочий, всесильный министр чувствовал себя весьма уверенно. Действия прокуратуры он назвал случайностью и даже отказался давать подписку о невыезде. Архивные материалы запечатлели возмущение министра: «А какая подписка? Откуда у них материалы? По-видимому, люди спутали времена — и официальные люди из прокуратуры, и те, кто стоит за кадром».

Евгений Сухой считает, что позиция Аксененко вполне объяснима, так как министр тогда был одним из самых влиятельных членов «Семьи». Однако к 2001 году ситуация кардинально изменилось: после проверок прокуратуры и Счетной палаты были выявлены факты многочисленных злоупотреблений в МПС. Корреспондент 3-го канала их подробно перечисляет, микшируя жанры репортажа и журналистского расследования.

«По версии следствия, все началось с того, что правительство выделило министерству 3 млрд. долларов на ремонт и покупку вагонов, — отмечает Сухой. — В результате ни денег, ни вагонов не нашли. Оказалось, что первый миллиард долларов ушел на прокладку оптоволоконных кабелей и запуск спутников. Связью путейщиков с космосом тогда заведовала фирма «Транстелеком» — дочерняя компания министерства. Однако следствию связь между спутниками и покупкой вагонов показалась несколько натянутой. Оставшиеся почти 2 млрд. долларов ушли в другие дочерние предприятия. То, что осталось, утекло в министерство на ежемесячные премии. Это при том, что министерство и так обходилось государству отнюдь не дешево. В 2000 году МПС было выделено около 800 млн. рублей — в 12 раз больше той суммы, что, по мнению государства, должна была обеспечить безбедную жизнь министерству. Часть денег уходила на ремонт зданий и зарплату, 270 млн. — на текущее содержание. Как выяснилось позже, на содержание главных железнодорожников страны. Одной из основных статей расходов была покупка квартир. Замминистра Александру Касьянову выделили 887 тыс. долларов, второму заму — Владимиру Ильину — 634 тыс., начальнику финансового департамента Петру Короткевичу — 486 тыс., замминистра Сергею Гришину — 461 тыс. долларов. Тогда Аксененко объяснял это необходимостью укрепления штата министерства — дескать, он был вынужден приглашать людей из регионов и привлекать их заманчивыми жилищными условиями. Впрочем, в качестве стимула использовалось не только жилье, но и дорогие иномарки. В частности, министерство заключило контракт на поставку 13 автомобилей «Ауди-А8″. Пока прокуроры занимались квартирами его замов, Аксененко начал активно лоббировать план строительства моста на Сахалин. Подряд на строительство должна была получить балтийская строительная компания, руководителем которой являлся племянник министра — Сергей Аксененко. Как известно, проекты такого масштаба дают колоссальные прибыли. Сначала фирма в несколько раз завышает расценки на свои услуги, а потом кладет разницу в карман».

Завершается репортаж заявлением бывшего министра МВД депутата Госдумы Анатолия Куликова: «Коррупция может развиваться везде, где есть для этого условия. Там, где выдают лицензии, там, где выдают справки, там, где государство недостаточно контролирует в переходный период финансовые и денежные потоки, там везде будет развиваться коррупция».

На следующий день после заявления Генпрокуратуры о передаче дела Аксененко в суд и взятия с него подписки о невыезде, появилась информация о том, что опальный министр отправился лечиться за границу.

В комментариях по делу Николая Аксененко отличился Андрей Караулов, который рассмотрел судебную коллизию в контексте реформы ЖКХ. Одним из гостей «Момента истины» стал вице-премьер правительства Владимир Яковлев, которого ведущий попросил ответить на вопрос: сорван ли в этом году северный завоз. Яковлев посетовал, что на завоз влияют сезонные факторы, в частности, проблему создало сильное обмеление реки Лены. Вице-премьер подчеркнул, что для решения проблемы сезонности нужно проложить железную дорогу от Тамута до Якутска.

Андрей Караулов в связи с этим напоминает, что Ключинские угли (в другой транскрипции Ильинские) — богатейшие месторождения и строительство к ним железной дороги стоило Аксененко поста министра: «Аксененко не ангел, конечно, мы не раз об этом говорили, но угольное лобби в Москве, как мы предполагаем, оказалось сильнее. Кому-то из угольщиков, то есть из тех, кто наживается на угле, очень не хотелось, чтобы Аксененко начинал разработку этого месторождения для Якутии, прежде всего, чтобы Якутия не замерзала. Это было невыгодно, это кому-то сильно било по рукам. И Аксененко ушел в отставку, а в Якутии северный завоз скажем так, мягко выполнен сегодня совсем не на 100%.»

Александр Починок, приглашенный Карауловым в качестве одного из экспертов, не стал отрицать версию о причастности угольщиков к отставке Николая Аксененко. «Черт его знает. Может быть вы правы. Аксененко увлекающийся человек, он строил очень много хороших вещей», — так отреагировал министр на предположение, высказанное Карауловым.

Ведущий программы «Момент истины» не исключает, что Владимир Яковлев сильно рискует, реализуя скандальный проект: «Новый вице-премьер России, которому, к слову, подчиняются и Минтранс, и Госстрой нашей страны, взял строительство этой железной дороги на себя. Посмотрим, как скажется эта стройка теперь уже на его судьбе».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ