Закат эры революционной романтики: россияне довольны абсолютизмом

0
12


В августе ждут катаклизмов. Череда печальных годовщин дает повод не только для воспоминаний о трагичных событиях, но и для размышлений о вероятности новых катастроф. По данным «РОМИР», большинство россиян опасаются повторения финансового кризиса 1998-го года. Однако, по утверждению авторитетных экспертов, сегодня нет оснований для дефолта. Об этом, в частности, заявил слушателям «Маяка» глава консалтинговой группы «Банк. Финансы. Инвестиция» Александр Хандруев. Аналитик считает, что о стабильности экономики свидетельствует профицит бюджета: «Страна накопила значительные официальные золотовалютные резервы, и по абсолютным размерам, эти резервы сейчас составляют почти 65 миллиардов долларов. Россия вышла на 5-е место в мире по объему накопленных золотовалютных резервов. Стабильным поддерживается обменный курс рубля. Наметилась тенденция к снижению темпов инфляции. Ну и ситуация на фондовых рынках пока остается в пределах нормы. Наблюдается умеренный рост котировок. Пока не наблюдается признаков образования «финансовых пузырей». Если экономическая политика государства будет на перспективу такой сбалансированной, то я думаю, что в ближайшем будущем нам не приходится опасаться повторения событий августа 1998-го года».

Исполнительный директор компании «Тройка-диалог» Евгений Гавриленков, выступая с комментариями в эфире «Маяка», подчеркнул, что создание стабилизационного фонда позволит застраховаться от финансовых катаклизмов.

Бывший директор ЦБ Виктор Геращенко в программе «Время» заявил, что для правительства дефолт был хорошим уроком, и Россия на протяжении последних лет живет по средствам, что снижает риск очередного кризиса. «В принципе государство готово к какого-либо рода неожиданностям, которые, впрочем, не должны быть в этом году или в следующем году», — утверждает Геращенко и объясняет слухи о возможном дефолте потребностью в «остреньком». «Каких-либо вот оснований для серьезных рассуждений, что возможен дефолт, нет. А то, что в любой экономической политике любого правительства любой страны можно находить недостатки и на этом строить критику, и вдобавок чем-то подпугивать общественное мнение — это, наверное, наша традиция», — считает экс-директор ЦБ.

Интересно, что ни на одном канале не прозвучало пессимистичных прогнозов. Даже ведущий 3-го канала Андрей Добров, комментарии которого отличаются оппозиционной риторикой, в программе «Главная тема», посвященной последствиям дефолта 1998 года, сказал следующее: «Прошлые ошибки учтены на всех властных уровнях. А по логике сегодняшних специалистов экономики получается, что без черного августа 98 года вывести страну на правильный курс экономического развития вряд ли бы получилось. Так что худо пять лет назад уже было, остается ждать добра».

Вместе с тем, в той же «Главной теме» прозвучала и обеспокоенность тем, что нефть и газ по-прежнему остаются «главными направляющими, за счет которых мы и живем». «Стабильность государственной экономики связана со многими факторами, один из главных — золотовалютный резерв. В настоящий момент эта цифра превышает 50 миллиардов долларов, если сравнивать с 98 годом, то сегодня запас денег в России намного больше. Хорошие перемены после дефолта произошли и в промышленном производстве. Правда, изменения в лучшую сторону заметны только в некоторых его отраслях. В основном мы продолжаем добывать сырье», — отмечает Добров.

Комментарии, посвященные пятилетию дефолта, плавно перетекли в анализ путча. Журналисты оппозиционных каналов с сожалением констатируют закат эпохи революционных романтиков. Корреспондент программы ТВЦ «События», вышедшей в эфир в полночь 19 августа, отмечает, что даже дефолт не стал поводом для мобилизации оппозиции: все прошло «на удивление тихо и спокойно», «никаких баррикад и революций».

Сравнивая настроения в обществе сегодня и 12 лет назад, политики сходятся в оценке настоящей ситуации как застойной. Лейтмотивом звучит тема, поднятая аналитиками либерального толка в связи с конфликтом вокруг ЮКОСа: в России отсутствует гражданское общество. «Демократическая система не может существовать нормально, если нет гражданского общества, нет институтов, которые обеспечивают не просто общественное мнение как опрос общественного мнения, а общественное мнение как давление, общественное мнение как контроль за государственными структурами, чиновничеством и прочими вещами», — отметил руководитель администрации президента в 1993-96 годах Сергей Филатов в эфире ТВЦ.

ВЦИОМ, реструктуризация которого была воспринята как стремление Кремля еще больше снизить влияние общества на ситуацию в стране, к 12-летию путча подготовил очередной опрос, согласно которому 48% россиян считают, что ГКЧП был просто эпизодом борьбы за власть в высшем руководстве страны.

Президент РГГУ Юрий Афанасьев в комментариях для Рен-ТВ подчеркивает, что политическая ситуация в стране не может гарантировать сохранения экономической стабильности: «И у ГКЧП, и у дефолта истоки уходят примерно в одну и ту же среду. Эта среда — нереформированность экономики и нереформированность политической структуры в России. Если все это оставлять и дальше нереформированным, то нас обязательно постигнет что-то подобное».

Тем не менее, сегодня для того, чтобы изменить ситуацию, «вряд ли кто пойдет на баррикады», отметил корреспондент ТВЦ. Митинг, посвященный 12-летию августовского путча, доказывает справедливость этого утверждения. Корреспонднт НТВ Антон Вольский сообщил, что 19 августа к Белому дому пришли около пятидесяти человек, хотя было объявлено, что участников будет около пятисот. «Люди, которые здесь собираются, собираются каждый год, это, в основном, пожилые люди, — отметил Вольский. — Для них это новая возможность пообщаться, они снова вспоминают те события, вспоминают, как это было».

Валерия Новодворская не сомневается, что снижение общественной активности непосредственно угрожает демократии. «Когда-то Джеферсон, американский президент, сказал, что ни одно правительство, ни одна власть не смогут сохранить в стране свободу и демократию, если они не будут точно знать, что народ за эту свободу готов пожертвовать жизнью, — заявила Валерия Ильинична в программе «Страна и мир». — Впервые за всю советскую эру какая-то часть народа, чья сумма достигала чуть ли не 100 тысяч, решила отдать жизнь за свободу, потому что решение бежать к Белому дому под танки ничем иным назвать невозможно. Эти 100 тысяч на свою самоотверженность получили для себя и для всех остальных и ликвидацию СССР, и гайдаровские реформы, и чубайсовскую приватизацию, и открытые полностью границы, и безграничные свободы печати слова, печати союзов. Август 91 года это некий высший миг для страны. В этот момент хотелось сказать: остановись мгновение, ты прекрасно!».

Разумеется, представители противоположного политического лагеря с Новодворской не согласны. Олег Шейнин, бывший в 91-м году секретарем ЦК КПСС и членом Политбюро, в беседе с Андреем Добровым на 3-м канале высказал сожаление, что путч не закончился победой ГКЧП: «Я думаю, что сохранили бы страну — раз. Не было бы тех страданий, который сейчас испытывает народ — два. Наверняка бы, мы бы сохранили свой паритет вообще в мире. И не было бы того безобразия, которое сейчас происходит на мировой арене, когда стоит, так сказать хулиган, машет палкой, и что хочу, то ворочу». По мнению Шейнина, победа Ельцина была обусловлена использованием грамотной схемы: «Противопоставление постоянное Горбачев — Ельцин, Горбачев — Ельцин, Горбачев — Ельцин, постоянное выдвижение всевозможных требований к центру и неудовлетворенность людей тем, как центр эти проблемы решает». Начальник отдела безопасности президента в 1990-1991 годах Александр Коржаков, приглашенный Добровым в качестве визави Шейнина, согласился с тем, что поддержка Ельцина армией и спецслужбами была обусловлена превалированием протестных настроений в обществе: «Михаил Сергеевич так достал свой народ, что мы уже были готовы любого».

Сегодня ситуация диаметрально противоположная: рейтинг главы государства высок как никогда, кое-кто из аналитиков при этом добавляет — высок до неприличия. Директор ВЦИОМа Юрий Левада в новой программе «Эха Москвы» «Обложка» сказал, что попытки аналитиков объяснить атаку на ВЦИОМ недовольством проводимыми им опросами неубедительны: «Сейчас у нас самые спокойные плюралистические выборы за всю нашу историю, потому что никакого плюрализма нет, результат известен заранее — какой президент победит и какая партия, то есть та партия, которая ориентируется на президента, будет иметь достаточно большой перевес». Левада подчеркивает, что в целом в обществе превалируют довольно спокойные и оптимистические настроения, а потому закономерен вопрос: чего ради такой шум? Юрий Левада ситуацию объясняет так: «Нынешняя власть интересуется этим мнением больше, чем какая-нибудь другая в нашей стране, и в этом есть свои странности. Видимо, это означает, что при всех видимых достижениях и оптимизме есть какое-то очень большое внутреннее беспокойство и неуверенность. И создается это, вероятно, на фоне того, что общественной поддержки у власти хватает, а собственного внутреннего порядка, внутренней консолидированности, вероятно, не так много, как это кажется. Большая власть хочет быть абсолютной властью. Абсолютная власть, между прочим, портит людей и вокруг, и самого себя портит всегда».

Однако, согласно последнему опросу ВЦИОМа, у россиян нет желания противодействовать абсолютизму, тем более, что дефолт, по убеждению видных финансовых аналитиков, опасности не представляет.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ