Недоверие к власти как новая национальная стратегия

0
13


Совет по Национальной Стратегии, да месяца назад предупредивший общество об опасности олигархического переворота, собрал пресс-конференцию в «Интерфаксе», чтобы подвести итоги блестящей спецоперации. Политологическая элита в лице Белковского, Дискина и Хомякова использовали ситуацию с ЮКОСом в демонстрационных целях: мол, посмотрите, что бывает с теми, кто ведет информационную войну против президента. В выступлении перед журналистами, которое последние не преминули назвать «пиар-конференцией», политологи подчеркнули, что зарвавшиеся капиталисты получили по заслугам. «За те колоссальные подарки судьбы, которые они получили в середине 90-х годов в ходе бесплатной приватизации, эти люди должны нести колоссальную социальную и национальную ответственность», — заявил сопредседатель СНС Станислав Белковский. Его коллега Иосиф Дискин подчеркнул, что вольности, с которыми формировались юридические условия приватизации, не могут остаться без ответа.

По словам Белковского и Дискина, большинство россиян поддерживают пересмотр итогов приватизации. В этом контексте действиям силовиков в отношении ЮКОСа придается статус ответа на чаяния народных масс.

Подобная логика позволяет оправдать не только атаку на ЮКОС, но и цепочку новых процессов. Как заявил вице-президент предпринимательской организации «ОПОРа России» Александр Кондрашов, если отобрать собственность у ЮКОСа, то следующей в очереди окажется «Сибнефть». «Этот процесс не может никогда закончиться», — отмечает Кондрашов. («Маяк-24», «Диалог», 23.07.2003, 14:10). Корреспондент НТВ Александр Колпаков, комментируя обращение членов ОПОРы к президенту с просьбой о создании некоего договора между властью и бизнес-сообществом, подчеркивает, что их письмо наполнено «предчувствием беды».

Выступление Путина на церемонии представления высших офицеров в Георгиевском зале Кремля Колпаков рассматривает как своеобразный ответ президента предпринимателям. «Действовать нужно исключительно в рамках закона, жестко, последовательно, но никогда не забывать о законных правах и интересах граждан», — подчеркнул президент. Корреспондент НТВ, однако, сомневается в эффективности этих слов: «Лица новых генералов в это время не выражали особого интереса к словам президента. Сказанное — не про них. Примерно в то же время, перед зданием правительства стучали касками по мостовой рабочие Коршуновского горно-обогатительного комбината, протестуя против очередного силового захвата предприятия. Для этих людей передел собственности, о котором сейчас так много говорят в столице, и не заканчивался».

Не закончился он и для представителей новой элиты, неудовлетворенных тем, что они не успели к разделу пирога. Член думской фракции СПС Константин Ремчуков обеспокоен подобной тенденцией: «Я не могу для себя найти ответа, почему люди, которые близки к нынешнему президенту, которые будут близки еще в ближайшие четыре с половиной года, должны исходить из того, что они уже опоздали к разделу имущества. Теперь так и будет заведено: основные ресурсы в руках той группы людей, а эти уже опоздали». («Радио России», «От первого лица», 23.07.2003, 13:30) Ремчуков подчеркивает, что передел собственности вполне предсказуем: «Не только будут такие эксцессы, как вокруг «ЮКОСа», но и должны быть, потому что тогда я не понимаю, с чем эти люди из нынешнего окружения должны будут уйти со службы государевой после того, как будет новый президент».

Любопытно, что Ремчуков в сложившейся ситуации обвиняет не власть, а бизнес, который не счел нужным полноценно встраиваться в общественную систему: «Такое ощущение, что бизнес решил, что если он с властью договорился, то этого достаточно для того, чтобы процветать, а общество — это просто среда, в которой он существует». До тех пор, пока общество не признает бизнесменов в качестве двигателей экономического роста, бизнесмены будут восприниматься как хапуги».

Позицию Ремчукова разделяет и научный руководитель Высшей школы экономики Евгений Ясин. В интервью «Эху Москвы» он заявил, что сегодня государство, власть и бюрократия не чувствуют давления общества из-за низкой инициативности общественных организаций. Ясин подчеркнул, что поддерживает представителей ОПОРы, направивших обращения Путину, хотя находит тон письма недостаточно жестким. «Вода камень точит, — отметил Евгений Ясин. — Если вы не сопротивляетесь, если прячетесь по углам, то тогда вы никогда не сможете отстоять свое достоинство».

Комментируя ситуацию с ЮКОСом, Ясин счел нужным сослаться на беседу Михаила Грбачева с обозревателем ТВЦ Станиславом Кучером. «Когда возникла ситуация с Ходорковским и его компанией, и речь шла о том, что в распоряжении прокуратуры имеются данные о крупном воровстве, вообще говоря, тогда я считал, наверное, как и все, что надо расследовать,… надо внести ясность, — признался экс-президент СССР. — И в этом случае — прокуратура и суд. Но вот теперь, когда уже одно, другое, наезд, ещё, приглашение, я вижу: целая какая-то кампания разворачивается. У меня, вообще говоря, появилось беспокойство». (Телеканал «ТВ-Центр», СОБЫТИЯ, 19.07.2003, 21:00)

Ясин присоединился к мнению Горбачева: «Глубоко убежден в том, что основания, которые там изыскала прокуратура, — притом, что те аргументы, которые предложила защита, не были приняты во внимание, — это означает, что на суд и на прокуратуру было оказано достаточно сильное давление с более высоких уровней».

Любопытно, что точно такую характеристику действиям высшей власти дала Генпрокуратура несколько дней спустя. «Генеральная прокуратура обнаружила очень высокое давление — на нее давил сам премьер Касьянов, когда пытался защитить компанию «ЮКОС», — сказала ведущая программы «Страна и мир» Юлия Бордовских.

(В ходе рабочей поездки в Сибирь 23-25 июля премьер-министр Касьянов сказал, что действия правоохранительных органов не идут на пользу имиджу страны и настроениям иностранных инвесторов. «По-прежнему остаюсь при своем мнении о том, что, какие бы не происходили следственные действия, подозрение в экономических преступлениях не должно являться, на мой взгляд, основанием для заключения под стражу».)

Ведущий программы «Главная тема» 3-го канала Андрей Добров отметил, что, хотя Касьянов избежал прямых упоминаний ЮКОСа и «Менатепа», все равно из уст такого осторожного политика подобные заявления следует воспринимать как очень и очень резкие, тем более, что глава государства говорит о том, что политики не должны вмешиваться в дела следствия. Подчеркивается, что премьер на этот раз отказался занять выжидательную позицию, поэтому его последние заявления были восприняты Генпрокуратурой так серьезно. «Подобного рода высказывания премьер-министра, мягко говоря, некорректны. А если сказать по-другому, то, наверное, их можно расценить как прямое давление на суд, потому что именно суд у нас выносит решения о заключении человека, совершившего преступление, под стражу. В том числе, кстати, и человека, который совершил экономические преступления», — считает заместитель начальника ЦОС Генеральной прокуратуры РФ Наталья Вишнякова.

Обозреватель НТВ Владимир Кондратьев рассматривает демарш Генпрокуратуры как экстраординарный случай: «Не помню прецедента, чтобы из уст заместителей начальников управлений Генпрокуратуры звучали такие грозные слова, такие обвинения в адрес второго лица в нашем государстве — Михаила Касьянова. Мы знаем, что не только он один говорил подобные вещи, что в принципе не очень целесообразно держать экономических преступников в тюремных камерах. Я вот процитирую, что сказал Путин на встрече с лидерами фракций: «Конечно, я против выкручивания рук и камер, я вообще считаю, что по экономическим преступлениям это не средство решения проблемы». Так вот к Путину никаких претензий нет, к Касьянову есть претензии». По мнению Кондратьева, заявление Генпрокуратуры — не что иное, как демонстрация силы: «Генепрокуратура тем самым продемонстрировала всем, что она отрезает все пути к достижению какого-то компромисса в этом вопросе, что Платон Лебедев еще будет долго находиться в заключении, что будет суд, процесс и вообще у «ЮКОСа» перспективы не самые лучшие».

Журналист НТВ Владимир Чернышев в программе Александра Герасимова «Личный вклад» обратил внимание на очень важный аспект коллизии: «Слова остаются словами, и главного приказа «отступить» не было». Такими же словами дал оценку ситуации Евгений Ясин за несколько дней до воскресного эфира НТВ. Ясин обратил внимание на то, что оскал Генпрокуратуры — знаковое событие и своего рода лакмусовая бумажка: «Можно было сомневаться, чью сторону держат первые лица государства. Слова — словами, а команда не дана сдать назад, и, стало быть, тут у нас есть серьезные основания заподозрить, что позиция высших руководителей государства, по крайней мере, неискренняя».

Если принять позицию Ясина, то главными последствиями атаки силовиков на ЮКОС является не столько падение инвестиционной привлекательности страны, сколько утрата доверия к власти. Евгений Ясин апеллирует к институтам гражданского общества как к единственной силе, которая способна изменить ситуацию: «Государство всегда пытается получить больше власти, захватить больше пространства жизненного, а общество должно сопротивляться. Вот я сопротивляюсь от имени общества. Я считаю, что гражданское общество, какое оно ни слабое, оно должно сегодня сказать государству, что это плохой путь. Недоверие — самая злая беда, которая есть в России, и бюрократия во главе в нашими силовиками это недоверие все время генерирует. Мы при таких условиях не сможем построить процветающую богатую Россию. И со свободными людьми».

Недоверие — это еще и отказ от иллюзий, попытка научиться чувствовать фальшь и относиться к мнению каждой публичной персоны всего лишь как к обозначению той или иной позиции. В конце концов, только личная ответственность за принятие решения и способность делать собственные выводы отличают гражданина пресловутой свободной страны от члена патриархального государства, до сих пор живущего верой в справедливость царя-батюшки. Не является ли утрата доверия к власти первым шагом к построению гражданского общества?

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ