Суд над Лимоновым: ролевая игра без права на клоунаду

0
19


Суд над Лимоновым стал настоящим ребусом для аналитиков. Романтический герой, сравнивающий себя с Чернышевским, выпал из виртуальной реальности, не сумев зафиксировать место в придуманной им же самим ролевой игре. Зрители остались наедине с вопросом: что делать, когда исчезает грань между вымыслом и действительностью и по каким критериям оценивать ущерб от провокации? Литературного героя, претендующего на авторство самого себя, обвинили в попытке насильственного свержения государственного строя. Однако при попытке вести суд не по справедливости, а по закону, выяснилось, что вынесение вердикта может привести к непредсказуемым последствиям: придание литературе статуса достоверности меняет всю систему координат. Вымыслом оказывается политическая реальность, а протест оппозиции — всего лишь очередным актом литературной провокации. В итоге срок получил уголовник Савенко, осужденный за перевозку и хранение оружия.

«Надо признать, что обвинения, на основании которых он был арестован, на первый взгляд выглядят так, как, если бы Гоголя арестовали за махинации с мертвыми душами, после того, как поклонники его таланта последовали бы примеру Чичикова, — отмечает корреспондент программы «Основной инстинкт» Павел Пчелкин. — Фактически, Лимонов попал в тюрьму после того, как в его книге мертвых персонаж заявил: «Пишу, потому что за полученные деньги куплю, положим, партию автоматов, и такого натворю, всем весело станет». Наверно он мог бы догадаться, что «отморозки» из его национал-большевистской партии воспримут это, как руководство к действию, так же, как и о том, что прокуроры не склонны в такой ситуации делить автора этих строк с его персонажем. Наверно, он даже хотел оказаться в тюрьме и писать там от имени своего героя. Но итог один, и автору и персонажу уже 60 и они в тюрьме. И разобраться с тем, где вымысел, а где реальная жизнь может только сам Лимонов, но это, похоже, в его творческие планы не входит». (Телеканал «1 канал», Основной инстинкт, 16.04.2003, 20:00)

Юлия Латынина также считает, что Лимонов сел в тюрьму именно потому, что он писатель. «Он заигрался, засочинялся. Сочинял революцию в погоне за славой и неожиданно обнаружил, что в комплекте с сочинением 4 года тюрьмы», — отмечает коллега Лимонова по жанру литературной провокации от политики. (Телеканал «ТВС», Есть мнение, 15.04.2003, 23:25). Латынина подчеркивает, что Лимонов хотел сочинить революцию в соавторстве с ФСБ, что описано в его книге «Моя политическая биография». Согласно фантасмагорическому замыслу Лимонова, национал-большевики могли бы конструктивно сотрудничать с властями, реализуя идею Русского мира в сопредельных государствах. Нацболов предлагалось при этом употребить на мелкие пакости, в которых не пристало быть замешанным официальным властям, например, устроить демонстрацию, кинуть помидор в посольство. К сожалению, воодушевленный патриот не принял во внимание тот факт, что «к ФСБ опасно приходить с предложениями добровольного сотрудничества. Оно шуток не понимает». В результате коварные службисты воспользовались порывами мятежной души простодушного Эдички для реализации собственных карьерных интересов. Как заявляет Юлия Латынина, фээсбэшники прекрасно понимали, что «с настоящими революционерами опасно, они могут и в лоб дать, а этих потроши и получай звездочки на погоны». «Трудно признать революционером писателя мечтавшего стать провокатором», — резюмирует Латынина.

В то же время Светлана Сорокина в лучших традициях идеализма 60-х превращает очередной выпуск своего ток-шоу «Основной инстинкт» в суд над писателем, когда судят не по закону, а по совести. Сорокина инициирует расследование: является ли деятельность писателя социально опасной? Заместитель председателя комитета Госдумы по безопасности Михаил Гришанков считает, что литературный экстремист Лимонов вел себя как лидер организованной преступной группы, который совершал преступления руками молодых людей. Писатель Дмитрий Быков парирует это замечание тем, что неизвестно, что хуже: экстремизм или гражданская безответственность. «У нас молодежь абсолютно инертна, она страшно равнодушна к тому, что происходит в стране, ее завтра можно или поголовно призвать в армию, или поголовно натравить на своих же и она никак не прореагирует, — заявил Быков. — Молодежь должна быть неравнодушна, должна быть эпатажна».

Депутат-коммунист Василий Шандыбин сравнивает Лимонова с Радищевым и Чернышевским. «Это настоящий демократ, и Россия должна такого человека приветствовать», — заявил Шандыбин. Член комитета безопасности депутат Гудков отмечает, что придание «отморозку» статуса национального героя чревато тенденцией: «У нас уже был один писатель в истории. Книжку написал очень интересную, называется «Майн кампф». Поэт Константин Кедров жестко противопоставляется защитнику национальных интересов: «Не вам, господа, судить. Мы — писатели».

Редактор газеты «Завтра» Александр Проханов подчеркивает, что защита либеральных ценностей под эгидой противодействия экстремизму легко оборачивается еще более гнусным произволом власть имущих. «Мы совсем недавно видели, как либеральная интеллигенция, к которой принадлежит господин Павловский, господин Гудков отправили в тюрьму Осташвили, которого через два месяца удавили в нужнике. Это был первый человек, которого «замочили в сортире». Я думаю, что приговор, который вынесли сегодня Лимонову, это приговор на истребление. Это приговор на смерть», — заявляет Проханов.

Политтехнолог Глеб Павловский, пытаясь вознестись «над схваткой», выступил с довольно парадоксальным утверждением: настоящий писатель всегда опасен, но при этом он может быть совершенно бездарным политиком, как и получилось в случае с Лимоновым, который написал «дрянное произведение» под названием НБП.

Своеобразный итог дискуссии подвел Юрий Кублановский в программе «Грани». Кублановский сделал акцент на том, что литературное произведение есть элемент социальной жизни, а не виртуальной действительности, а потому «слово писателя суть его дело»: «В этом смысле в Эдуарде, по-моему, есть какая-то очень большая безответственность». (Телеканал «ТВС», Грани, 15.04.2003, 23:00)

Безответственность — суть отчуждения, под знаком которого проходит эпоха постмодернизма. Больные этой болезнью начинают ощущать, что вместо крови льется клюквенный сок. В этом контексте революция превращается в очередной перфоманс. Корреспондент 3-го Канала Вадим Пестряков советует именно так относиться к акциям лимоновцев: «В их деятельности есть что-то от карнавальной культуры или даже клоунады. Кидают — не докидывают, метают — промахиваются, разрабатывают план — концовку не додумывают. Они будто стреляют из водяных пистолетов и метают игрушечные гранаты. И сами, пригнувшись, ждут взрыва. Как у хороших клоунов, над их серьезной работой смеются зрители. И это трогательно. Правда, немного кисловато». (Телеканал «3 Канал», ВЫВОДЫ, 19.04.2003, 18:00).

Артемий Троицкий назвал Лимонова пижоном, Александр Проханов — мастером грандиозного политического соцарта. «Революционеры и радикалы не выживают в эпоху всеобщей стабильности», — заявляет ведущий программы «Выводы» Петр Толстой. Но на арену выходят клоуны, пытаясь вновь обрести способность чувствовать боль. И обрести утерянную ответственность перед миром.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ