Геометрия стратегии или Стратегия геометрии

0
19


В пятницу закончилось азиатское турне Владимира Путина: российский президент посетил Китай, Индию и Киргизию. Речь в переговорах шла о политике, экономике и военном сотрудничестве. Подписание стратегических соглашений может стать очередным шагом к взаимовыгодному сотрудничеству, хотя и вызывает неоднозначную оценку российской общественности.

Китай, Индия и Россия составляют так называемый стратегический треугольник. Евгений Примаков: «Это никогда не мыслилось как военный союз. Это не военный союз, не блок, а геометрическая фигура, где нужно укреплять отношения между углами этого треугольника» (ТВ-Центр). Укреплению этих отношений и были посвящены визиты В. Путина.

«Наши страны будут воплощать великую идею — навеки добрые соседи, хорошие друзья, надежные партнеры, никогда враги» — фраза из совместной российско-китайской декларации, принятой 3 декабря в Пекине. В то же время в нашем народе нет единства по поводу отношений с Китаем. Согласно результатам социологического опроса (ОРТ) 66% россиян считает, что Китай — дружественное государство, и лишь 18% придерживаются иной точки зрения. Другие результаты получил «ТВ-Центр», проведя интерактивный опрос зрителей: большинство позвонивших убеждены, что вне зависимости от нынешних утверждений политических лидеров, Россия и Китай скорее вероятные противники, чем союзники или друзья.

В Пекин Путин прибыл в особый момент: XVI съезд коммунистической партии Китая дал старт процессу передачи власти более молодому поколению политиков. Новый секретарь КПК Ху Цзиньтао вскоре заменит Цзян Цземиня и на посту председателя Китая. Российский президент стал первым лидером «Большой Восьмерки», который посетил нового китайского генсека. По этому поводу Леонид Парфенов (НТВ, «Намедни») сострил: «На языке западных аналитиков это примерно будет звучать так, что «Ху из мистер Путин» встретился с «Ху из мистер Ху». Документы, подписанные в Пекине, подтверждают, что главная цель визита — установление хороших личных отношений и достижение взаимопонимания между лидерами — в общем, достигнута, а личным отношениям на Востоке уделяют особое внимание.

Преемственность политического курса — вот, чего ждут российские власти от китайских коллег. Близкие отношения России и Китая — во многом заслуга Цзяна Цземиня, возглавляющего Китай в последние десятилетия. Бывший лидер КПК стажировался в Москве, говорит по-русски, знает русские пословицы, стихи и песни. При нем Китай последовательно укреплял свой статус экономической и политической супердержавы. Цзян Цземин — один из самых авторитетных политиков мира, «опытный тусовщик» . (Евгений Киселев, ТВС)

Встреча с Цзян Цземинем стала основной во время китайской поездки Владимира Путина. В первую очередь руководители двух стран обсудили вопросы двусторонних отношений: Россия не будет устанавливать официальных отношений с Тайванем и считает Тибет неотъемлемой частью Китая, а Китай, в свою очередь, полностью поддерживает политику России в отношении Чечни. Пекин и Москва деликатно относятся к внутренним проблемам друг друга.

Лидеры государств приняли совместную декларацию, затрагивающую все сферы сотрудничества — от энергетики, где у России и Китая много совместных проектов (Минатом РФ рассчитывает в течении двух лет получить заказы на строительство трех блоков атомных станций в китайских провинциях), до высоких технологий. Кроме того Китай примет участие в строительстве нового алюминиевого завода в Иркутске. На пороге совместный проект по добыче газа и строительству трубопровода из России в Китай (РТР).

«Ren-TV» акцентирует внимание на «нефтяных» российско-китайских отношениях. Россия в состоянии удовлетворить топливно-энергетические потребности Китая, при этом российские компании готовы не только поставлять нефть, но и строить на свои деньги трубопроводы. Такой проект разрабатывал «ЮКОС», и, когда он готов был перейти в стадию реализации, государственная компании «Транснефть» выдвинула альтернативный проект строительства нефтепровода через Дальний Восток и терминалов в Находке. Независимые эксперты считают, что, если Россия и будет продвигать нефтяной проект в Китае, то это будет проект не частной компании, а государственной. Показательно, что вместе в Путиным в Китай прилетел не только Ходорковский, но и представители «ЛУКойла».

В общем, российско-китайские отношения выглядят солидно: 12 млрд. долларов в год товарооборота, два с половиной миллиарда Китай тратит на закупку российского вооружения. На международной арене две страны действуют слаженно, будь то резолюции по Ираку или реакция на расширение НАТО.

Из Пекина президент Путин отправился в Дели. Индия, как известно, — наш исторический партнер. Среди крупнейших совместных проектов последних лет не только сырьевые, но и связанные с высокими технологиями: военно-техническое сотрудничество, создание международного транспортного коридора Север-Юг, производство авиалайнера «Ил-214», строительство при участии России индийской АЭС. Но при этом доля России в индийском экспорте остается крайне низкой — 1%, т.е. менее $1,5 млрд. в год. Стороны всякий раз сетуют на то, что объемы торговых соглашений сильно отстают от уровня политического диалога. Товарооборот между двумя странами стал даже ниже, несмотря на декларированное стратегическое партнерство.

Главная проблема однако заключается в том, что почти вся торговля идет в счет долга Индии бывшему СССР. Россия получает от Индии рупии почти на миллиард долларов, и на эти же средства закупает индийские товары.. Владимир Путин в Дели призвал индийских бизнесменов преодолевать инерцию этой схемы и искать новые пути сотрудничества. (ТВС)

Ключевой встречей в рамках официального визита стали переговоры Владимира Путина с премьер-министром Индии Ваджпаи. Политических разногласий между России и Индии нет. Россия поддерживает Индию в территориальном споре Индии и Пакистана. Дели, как и следовало ожидать, в ответ поддержал политику России в Чечне. Е. Киселев (ТВС): «Этот политический бартер, возможно, кому-то может показаться чересчур откровенным и даже несколько циничным. Однако, подобный прагматический подход, в конечном итоге, составляет во многом то, что называется «стратегическим партнерством».

Во что выльются договоры о «стратегическом партнерстве», покажет время. Остается надеяться, что сотрудничество не сведется к молчаливой поддержке внутренней политики друг друга, и что создание стратегического треугольника Москва-Дели-Пекин действительно станет стабилизирующим фактором.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ