Калининградский вопрос: правовое поле Шенгена оказалось уже широких взглядов России, а ее территория больше допустимых Европой норм

0
13


Прошедший в минувшее воскресенье в Ирландии референдум окончательно развеял надежды Кремля, что проблема Калининградской области может быть решена быстро и с «учетом интересов» России. Как ни старалось правительство убедить европейское сообщество, что нельзя заставлять людей перемещаться в пределах своей страны по заграничным визам, сколько не упирало на правовые и моральные нормы, в ЕС к доводам Кремля остались глухи, решив, что Шенгенская зона есть Шенгенская зона, и нечего нам со своим уставом лезть в их европейский монастырь. Который, между прочим, в ближайшие год-два будет расширяться и не куда-нибудь, а на Восток.

Именно этому вопросу был посвящен референдум в Ирландии, единственной стране-члене ЕС, которая до последнего времени не поддерживала подписанный в феврале 2001 года в Ницце договор, предусматривающий расширение Евросоюза. По существу, в руках ирландцев оказалась судьба десяти стран-кандидатов в члены ЕС, так как от итогов референдума зависело, состоится или нет уже запланированное на весну 2003 года подписание договора о вступлении в Евросоюз Чехии, Польши, Словакии, Словении, Эстонии, Латвии, Литвы, Венгрии, Кипра и Мальты. Для России, естественно, в данном вопросе принципиальным было вхождение в Союз — и, соответственно, в Шенгенскую зону — Литвы, поскольку именно через ее территорию попадают российские граждане в Калининградскую область и обратно.

Здесь стоит в двух словах напомнить о сути проблемы. Расширяясь, Евросоюз наконец достиг границ необъятной России, и не нарушив их, тем не менее проник внутрь — Калининградская область оказалась отрезана от остальной территории страны соседним государством — Литвой. С правовой точки зрения для Европы и ее Шенгенского соглашения это случай уникальный, ни в какой мере не предусмотренный в законодательстве ЕС. Что собственно и стало проблемой — как будут перемещаться граждане России, с одной стороны, формально, в пределах своего государства, с другой — все таки въезжая на территорию соседней страны.

В Кремле, предчувствуя неблагоприятный для России исход ирландского референдума, заранее постарались скроить хорошую мину — мол расширяйтесь, мы рады. Представитель Калининградской областной Думы в Совете Федерации Николай Тулаев в интервью «Эху Москвы» заявил, что итоги референдума «не изменят характер переговоров по проблеме Калининградской области»: «Право ирландцев, европейцев на интеграцию, безусловно, поддерживается нашей страной, — подчеркнул он. — Российская сторона не ставит перед собой задачу препятствовать расширению Европейского Союза. Более того, в историческом контексте мы считаем это весьма положительным, ибо стратегически развиваем линию на сотрудничество с ЕС, на интеграцию Евросоюза с Россией». Между тем эксперт отметил, что при самом процессе интеграции неизбежно возникнет ряд проблем, связанных с Калининградом. Единственное, что вселяет надежду на благоприятное для России решение калининградской проблемы, это, по словам Тулаева, итоги тех переговоров, которые проходили в последние месяцы — «они свидетельствуют о том, что сделаны решительные шаги навстречу компромиссу».

Переговоры последних месяцев, действительно, были насыщенными, хотя их и не назовешь продуктивными. Как всегда больше других оживление проявлял спецпредставитель президента Дмитрий Рогозин, постоянно с благословения Кремля лоббирующий интересы Калининграда. По его разумению, та практически неразрешимая ситуация, которая сложилась вокруг области, вызвана целым рядом субъективных причин. В частности, внутрикорпоративными конфликтами Евросоюза, занявшего, по мнению спецпредставителя, «совершенно железобетонную, глухую позицию»: «Все сложнее, просто нежелание что-то менять у себя дома, боязнь трогать Шенгенские соглашения как хрупкую конструкцию. Там ведь тоже все очень не здорово… Между странами, между конкретными лицами, которые работают в Брюсселе. Поэтому мы просто оказались в тяжелое время по тяжелой проблеме, которая не имеет просто правого разрешения. То есть, для того чтобы решить проблему Калининграда, нам надо заставить… ну, скажем, не заставить… убедить Европейский союз внести изменения в свое законодательство» (ТВС).

Одной из последних попыток России «заставить-убедить» ЕС в справедливости своих требований стала встреча в Брюсселе, на которой присутствовали представители Евросоюза, Литвы и Польши. Нашу страну представлял спикер Совета Федерации Сергей Миронов, председатель Думы Геннадий Селезнев и все тот же Дмитрий Рогозин. Задача перед дипломатами стояла прежняя — в очередной раз дать понять, что введение визового режима для проезда в Калининградскую область и обратно для России недопустимо.

Сергей Миронов: «Мы считаем недопустимым любой вариант введения визового проезда для наших граждан. Именно об этом пойдет разговор. Мы прекрасно понимаем, что на этих переговорах конкретные результаты не могут быть достигнуты, такие результаты будут достигнуты на саммите, но мы должны убедить наших коллег по Европарламенту в том, что позиция России неизменна и Россия настаивает на учете ее интересов при расширении Евросоюза» («Маяк»).

К сожалению, на итоговой конференции участники совещания в очередной раз с грустью были вынуждены констатировать, что сближения позиций не произошло: Москва по-прежнему настаивает на введении безвизового режима или, по крайней мере, перемещении из других районов России в область на скоростных поездах без остановки в Литве. Евросоюз по-прежнему говорит об упрощенных транзитных документах. Единственным достижением встречи стало решение создать рабочую группу по калининградской проблеме, в которую вошли шесть представителей Федерального Собрания РФ, четыре представителя Европарламента, а также по одному представителю от сеймов Польши и Литвы.

Комментируя ход консультаций, председатель международного комитета Совета Федерации Михаил Маргелов сообщил, что, по его мнению, польские и литовские парламентарии были готовы идти на компромисс — «главное, чтобы европейская бюрократия не давила на них». Более того, например, по словам Тулаева, в кулуарных беседах его литовские и польские коллеги склонялись к тому, чтобы согласиться на безвизовый режим. Тем не менее в официальной обстановке председатель сейма Литвы Артурас Палаускас подтвердил жесткую позицию своей страны по этому вопросу: Литва под давлением Евросоюза взяла на себя обязательство ввести с 1 января 2003 года визовый режим для россиян, следующих через ее территорию по железной дороге, а с 1 июля 2003 года — и для жителей Калининградской области, которые едут в Литву или пересекают ее территорию автотранспортом. При этом Палаускас дипломатично заметил, что в целом Литва готова рассмотреть предложения России по безвизовому режиму, «но если они будут создавать препятствия для вхождения Литвы в Евросоюз, страна их не примет».

Справедливости ради стоит сказать, что о калининградской проблеме в Кремле узнали не вчера. Просто правительство, по принципу «пока жареный петух не клюнет», упрямо не желало замечать назревавший конфликт и дотянуло до последнего момента. Об этом, в частности, на прошедшем в Санкт-Петербурге Совете государств Балтийского моря говорил посол Дании в России Ларс Виссинг. Он напомнил, что когда в начале 90-х годов балтийские страны выразили желание вступить в ЕС, сразу стало понятно, что калининградская проблема возникнет. Однако, тогда Россия не предприняла никаких действий, чтобы подготовиться к этому.

Тогда не предприняла, а теперь уже поздно. Последним аккордом в череде дипломатических неудач Кремля стало принятое вчера в Люксембурге окончательное и не допускающее изменений постановление Совета министров иностранных дел ЕС, в котором Литве рекомендуется вводить визовый режим для российских граждан, но «с гибкостью». Суть этого предложения заключается в том, что, хотя Литва формально и начнет вводить визовый режим для россиян уже с 1 января будущего года, она будет делать это «гибко», не нарушая «традиционного транзитного потока». Естественно, что смысл понятия «гибкость» в постановлении не поясняется. Далее Совет рекомендует Литве ввести с 1 июля 2003 года специальные «упрощенные транзитные документы», которые до 31 января 2004 года граждане России смогут получать при предъявлении внутреннего российского паспорта. Впрочем, это правило действительно только для проезда поездом. С учетом всех вышеперечисленных предложений, Литве обещаны полное присоединение к шенгенской зоне до 2006 года и ликвидация границ с другими странами ЕС. Специальный пункт об этом, как того требует Литва, включат в договор о вступлении этой страны в Европейский союз.

Так что России, как это не печально, скорее всего придется признать свое поражение. А главное, раз и навсегда уяснить, что в Европе к дружбе с Москвой относятся настороженно, и всякий раз, если представится случай, там, памятуя о прошлых обидах, не преминут ее пнуть и тактично указать на место. В такой ситуации для нас единственный выход — лишний раз не подставляться.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ