Нет дыма без огня — в Москве узнали не по-наслышке

0
17


Пожары в Подмосковье, которые в последние дни буквально накачивали в столицу дым, пошли на спад. В воскресенье вечером над Москвой и областью прошел дождь.

До этого в столице творилось нечто действительно страшное. Смог и дым от подмосковных пожаров могли поспорить с европейским наводнением по разрушительной силе, а также, видимо, по количеству жертв стихии. Впрочем, в отсутствие точной информации о количестве пострадавших в эти угарные дни, теле и радиоканалы, описывая происходящее, использовали большей частью лексику художественной прозы — оперировать фактами и цифрами, иллюстрировавшими ущерб, СМИ было затруднительно из-за их небольшого количества: «Экологическая катастрофа в Москве. Столица задыхается от дыма и смога».

В эфир шли точные сведения только о том, сколько горит лесов и какое количество людей и техники борются со стихией. Так выглядели информационные сводки в последние дни:

«В Московской области пожарами охвачено около 500 га. Только за последние сутки возникло еще 27 очагов и всего сейчас в Подмосковье насчитывается около 150 лесных и торфяных пожаров. Основная проблема — торфяники. Основные очаги пожара расположены к востоку от Москвы. Наиболее сложная ситуация в Шатурском, Можайском, Балашихинском районах. За последние два дня на борьбу с пожарами брошены дополнительные силы. Всего задействовано около двух тысяч человек: пожарники, лесники, отряды МЧС и гражданской обороны» (РТР).

«Содержание окиси углерода в Шатурском районе превышено в 1,83 раза, в Люберцах — в 1,76 раза, примерно в 1,5 раза превышена норма и в других городах Подмосковья. Специалисты отмечают серьезное загрязнение воздуха и в Центральном районе столицы» (ОРТ).

Надо отметить, что торфяники, которые загорелись первыми и подожгли впоследствии леса, в Шатурском и Орехово-Зуевском районе горят каждый год. Ежегодно летом по дачным дорогам носятся красные машины с сиренами, пожарные выкачивают пруды и выливают тонны воды на торф. Этот способ считается единственно верным. На следующий год все повторяется опять — пожар, пруды, болота.

Губернатор Московской области Борис Громов, комментируя ситуацию, одной из причин пожаров назвал фатальный бардак и разруху в подмосковных районах: «Лет 15-20 назад была система, скажем, в том же Шатурском районе, в других, рядом расположенных, система борьбы с пожарами на торфяных разработках. Все разгромлено, все, по-русски говоря, разворовано, растащено и сейчас мы встали перед проблемой того, чтобы все восстановить» (РТР).

Непосредственной же причиной пожаров, по мнению специалистов, является неправильно проводимая гидролесомелиорация: «В Московской области система гидролесомелиорации, заложенная в советские времена, привела к тому, что у нас большая часть естественных торфяников, которые в нормальном состоянии затоплены водой, были осушены и цель была получать торф» (РТР). Сейчас многие торфоразработки заброшены, они стали похожи на гигантские торфяные пустыни, испепеленные солнцем. Огонь в таких местах может возникнуть сам, именно в этом самая страшная особенность обезвоженных торфяников.

С другой стороны понятно, что не только самостоятельно затлевший торф — причина распространившегося огня. Нужно иметь в виду и человеческий фактор: грибники, выезжающие на природу горожане, да и просто толпами гуляющие в дни летних каникул подростки.

Именно поэтому, когда в середине лета в Подмосковье вновь зачадили торфяники, мало кто из властей обратил внимание на ставшую уже привычной для лета картину. Но в этот раз все пошло иначе — дым, собравшись в серую завесу, медленно пополз на Москву. Слабый ветер принес его в город, но не смог из него «выдуть». Над столицей повисла «дымка» — именно такой термин подхватили СМИ. «Дымкой» именовалась пелена дыма, с видимостью не более нескольких сот метров. Рассеявшись на пару недель в августе, в начале сентября «дымка» взялась за город с удвоенной силой. Кроме торфяных, появились уже лесные пожары, стремительно пожиравшие все новые территории.

Вот тут-то и заговорили о возможных поджогах и поджигателях. Говорили о якобы задержанных жителях одной из шатурских деревень, которые что-то там подожгли, о пьяных подростках — но эта информация потом как-то сама собой рассосалась и больше о злостных поджигателях даже не заикались.

Зато нашли другую причину — саму столицу, ее «День рождения» (1 сентября) и ее мэра Юрия Лужкова.

Как сообщило РТР, «по признанию синоптиков, за неделю до Дня Москвы они знали, что 31 августа и 1 сентября над столицей пройдут ливневые дожди. Перед городскими властями встала дилемма: либо встретить праздник под дождем, либо обречь Москву и область как минимум на недельную засуху. Правительство Москвы решило разогнать дождевые тучи. Был создан оперативный штаб, подготовлены пять самолетов, из них четыре Ил-18 и один Ан-12 — это летающая лаборатория, которая, собственно, во взаимодействии с метеорологическим радиолокатором и осуществляла процедуру внесения в облака реагентов. За время работ было сброшено в облака около 8 тонн углекислоты». В результате Москва получила не омраченный дождем, но изрядно прокопченный дымом свой очередной праздник. Имели ли смысл старания столичных чиновников, говорить уже поздно. В выходные город гулял, как и положено во время чумы, в Лужниках даже прошел праздник фейерверков. И не важно, что уже на следующий день, 2 сентября, когда ученики наконец отправились в школы, им до них пришлось добираться на ощупь — День знаний в Москве явно уступает лужковскому Дню города.

Впрочем, теперь говорить о том, виноват ли Лужков в пожарах, равно как и многие другие наделенные властью чиновники, уже поздно. Лесные пожары, благодаря работе огнеборцов, пошли на убыль, а столицу наконец омыл долгожданный дождь. Впереди осень, и лесам в Подмосковье гореть осталось считанные недели. Да и чему там осталось гореть-то?

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ