Attention, русские пришли!

0
20


Стало уже дурным тоном без конца повторять, что после 11 сентября мир стал другим. Тем более, что мира никакого больше нет. Есть война — Третья мировая. Так считают 70 процентов телезрителей, откликнувшихся недавно на опрос ТВЦ. Не будем их разубеждать, а обратимся лучше к теме, как нельзя более уместной в такой момент, к вечной теме «Россия и Запад». Надо сказать, нет сейчас дела важней и предмета более занимательного, чем прозревание новой архитектуры мира и места России в нем. Телерадиоэфир всю неделю гудит, как растревоженный улей, на экране мелькают до боли знакомые лица. И все — об том…

Александр КОНОВАЛОВ, президент Института стратегических оценок: «В условиях, когда формируется коалиция по борьбе с международным терроризмом, (…) Брюссель острее других европейских столиц ощущает возможную опасность. Потому что, как показал опыт, террористы стараются бить в сердце, а Брюссель — в значительной мере столица Западной Европы. В этих условиях, конечно, у России и Бельгии появляются дополнительные стимулы (…) для двухстороннего сотрудничества». (ОРТ)

Суть этих «дополнительных стимулов» несколько прояснил генеральный секретарь НАТО Джордж РОБЕРТСОН после встречи с президентом ПУТИНЫМ. — «Россия имеет статус особого партнерства с НАТО, и в рамках совместного постоянного совета Россия-НАТО мы наметили круг широких и глубоких вопросов, подлежащих обсуждению». («Эхо Москвы»)

Госсекретарь США Колин ПАУЭЛ пошел еще дальше и объявил об установлении принципиально новых отношений между Россией и Америкой. «Я думаю, что произошли сейсмические перемены, перемены исторических масштабов». Глава американской дипломатии, говорится в комментарии НТВ, поставил Россию на одно из первых мест в борьбе с международным терроризмом. Он сказал, что после событий 11 сентября именно российский президент первым позвонил БУШУ. «Россия действовала адекватным образом, (…) сделав выбор в пользу сближения с Западом, — заявил госсекретарь. — Еще несколько лет назад такое не могло входить в самые смелые прогнозы. В наши дни ничего нельзя исключать. Все это отражает новую природу российско-американских отношений».

Итак, нас пригласили бороться с терроризмом, да еще и наделили почетным статусом чуть ли не лидера в этом деле. Охота на террористов, конечно, не сафари, но зато компания подобралась хорошая — мировой бомонд, самые цивилизованные и продвинутые страны. И разговаривают на равных…

«Европейские государства, олицетворяющие сегодня высокий уровень развития демократии и уважения прав и свобод человека, — заявил в эфире «Эха Москвы» посол России в ЕС Василий ЛИХАЧЕВ, — почувствовали, что нужно говорить с Россией по-другому «.

В России тоже почувствовали: да, надо говорить по-другому с Западом.

Вице-президент Фонда «Реформа» Андроник МИГРАНЯН: «Россия сегодня занимает ключевое положение в противостоянии Запада с (…) исламским терроризмом и исламским фундаментализмом. Поэтому, я думаю, что и БЛЭР, и БУШ, и другие лидеры Запада попытаются получить от России твердые гарантии, что она будет союзником Запада в антитеррористической операции. (…) Хотелось бы получить реальные и осязаемые выгоды, как в плане обещания нерасширения НАТО на Восток, так и в плане списания части российского долга или всего долга и снятия всяких ограничений для российских товаров на американском и западном рынках». (НТВ)

Ведущий телеканала ТВЦ Алексей ПУШКОВ провел круглый стол на котором так же обсуждался животрепещущий вопрос о роли России в мировом процессе. «Как должна вести себя Россия в новом глобальном конфликте и как она должна строить свои отношения с Западом, прежде всего с США»? — обращается с вопросом к своим гостям телеведущий.

Дмитрий ТРЕНИН, московское отделение фонда Карнеги (США): «Главная идея не должна быть предметом торга (…). Это в наших интересах: мы идем на Запад не потому, что хотим получить сегодня что-то такое конкретное, осязаемое, а потому, что мы принимаем стратегическое решение. Общая позиция, на мой взгляд, не должна являться предметом торга».

Владимир ОВЧИНСКИЙ, обозреватель газеты «Московские Новости»: «Участие России в антитеррористической операции против режима талибов — неизбежный выход для России не потому, что необходимо поддержать Америку, а потому что это — проблема, которая напрямую затрагивает национальную безопасность РФ. Наличие террористического режима талибов вдоль южных границ СНГ, постоянное совершение террористических актов на территории Узбекистана, Таджикистана, Киргизии — это не могло не волновать руководство России. Все, что сейчас делает Россия по оказанию военной помощи Северному альянсу, (…) надо поддерживать, от этого зависит безопасность России».

Алексей АРБАТОВ, заместитель председателя комитета по обороне ГД РФ: «Участие России (в антитеррористической операции — ред.) предполагает ее участие в планировании всех операций. Если Россия столь глубоко вовлечена в них, она имеет право влиять на ход операций. Кроме того, она должна быть уверена в том, что ее безопасность тоже будет гарантирована. Поскольку террористические акты на территории России уже происходили и не исключены в будущем, то Россия вправе претендовать и на поддержку, и на военную помощь, и на финансовую помощь со стороны Соединенных Штатов в случае, если нечто подобное случится вновь в России или на территории ее союзников в Центральной Азии. Эти условия не является торгом, это совершенно естественные, логичные рамки, в которых Россия может принять участие как партнер США».

Владимир ЖИРИНОВСКИЙ: «Мы должны занять нейтральную позицию. Мы не должны пускать иностранные войска на территорию СНГ, не должны открывать свое воздушное пространство. Есть другое воздушное пространство. Почему борьба с Афганистаном со стороны США должна идти со стороны России? — Пожалуйста, со стороны Пакистана. Пакистан — союзник США. Пускай со стороны Пакистана и ведут борьбу с Афганистаном. Нас втягивают в войну с мусульманским миром, втягивают в напряженные отношения с нашими соседями — это 300-400 миллионов граждан, у которых огромные сухопутные армии и много нефти. И мы окажемся в трудном положении. При этом Запад никогда к нам на помощь не придет. Нам готовят ситуацию, когда вроде бы с нами сотрудничают, нас хвалят, что мы вроде бы в коалиции с Западом против террористов, а кончится все тем, что Запад не будет участвовать, а мы будем — наша техника, солдаты. Мы получим беженцев, мы получим войну в Средней Азии».

Сергей КАРАГАНОВ, Институт Европы РАН: «В этой ситуации у России появляется возможность для уникального торга. Торг, может быть, плохое слово, но торговаться нужно. У нас есть стратегическая позиция, которую можно разменять. Потребовать, например, взамен нашей поддержки Соединенных Штатов Америки и большой коалиции членства в НАТО. И не вообще членства в НАТО когда-то, а, например, членства в НАТО во время следующего раунда его расширения».

Андрей КОКОШИН, депутат ГД РФ: «Мне кажется, появилась ненужная эйфория в отношении возможного членства России в НАТО. Но не надо забывать о том, что членство в НАТО наложит очень существенные ограничения на Россию. Мы должны прекрасно понимать, что все члены НАТО — это квазисуверенные государства. И если вы становитесь членом этого альянса, то надо забыть об очень многих элементах национального суверенитета».

Заявление президента ПУТИНА о том, что Россия не будет возражать против приема в НАТО стран Балтии, если НАТО станет преимущественно политической, а не военной организацией, по мнению комментатора ТВЦ, является серьезным сдвигом по сравнению с нашей прежней позицией, когда мы резко возражали против любого расширения НАТО на Восток. Ясно, что ПУТИН делает такие заявления не случайно, он явно нащупывает новый тип отношений с НАТО, вплоть до возможного вступления России в эту организацию.

Однако готов ли к этому сам Запад? Есть несколько причин, заставляющих его желать, чтобы подобная перспектива оставалась как можно дольше (лучше всегда) в разряде чисто теоретических возможностей.

«Во-первых, — говорится в комментарии ТВЦ, — вступление России в НАТО уничтожит альянс в его нынешнем виде, к чему пока не готовы ни американцы, ни европейцы. Прием России означал бы конец альянса как основного инструмента американского присутствия и влияния в Европе. Внутри НАТО образовался бы второй ядерный полюс, не равновеликий США, но достаточно весомый, чтобы поставить под вопрос американское лидерство в НАТО. Для Америки это крайне болезненный сценарий. Во-вторых, прием России в НАТО распространил бы границы альянса до Китая. В этом альянс совершенно не заинтересован, он не намерен ни защищать российскую территорию, ни вступать в непосредственный контакт с Китаем, поскольку это чревато рядом крупных военно-политических проблем. В-третьих, вступление России в НАТО не устроило бы основные европейские державы. Сегодня Германия, Франция, Великобритания выступают как европейские лидеры НАТО. Вступление России создало бы супертандем в лице США и России, чего европейцы совершенно не хотят».

«И все же, — говорится в заключение, — Владимир ПУТИН сделал правильный выбор, когда присоединился к антитеррористической коалиции. Этот шаг резко увеличил внешнеполитическое влияние России и свободу ее маневра. Но теперь нам надо продолжать играть на реальной, а не на выдуманной шахматной доске. Сейчас одни нас тянут в НАТО, другие настаивают: мол, нас обманут. Но нас не обманут, если мы не будем обманываться сами и если мы не дадим себя обмануть».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ