41 благодарность президенту

0
27

«Все будет хорошо», — успокоил Владимир Путин взволнованного жителя села Подгороднее Оренбургской области Аркадия Какаева, у которого во время «прямой линии» 25 октября вырвался настоящий, как заметила газета Время новостей, «крик души»: «Мы все знаем, что вы после 2008 года уходите. Что будет с нами и со страной после 2008 года?».

Глава государства в ответ честно признал, что нынешняя работа ему нравится. Однако сослался на Конституцию, которая «не дает мне права баллотироваться третий раз подряд».

Тем не менее ответ прозвучал в мажорном ключе: Путин не сомневается, что «даже утратив властные полномочия и рычаги президентской власти», ему удастся «сохранить самое главное, чем должен дорожить человек, который занимается политикой, — ваше доверие».

В этом случае, успокоил граждан глава государства, «мы с вами сможем влиять на жизнь в нашей стране и на то, чтобы гарантировать ее развитие поступательным образом с тем, чтобы оказывать влияние на то, что происходит в России» (цитируется по стенограмме, опубликованной в газете Известия).

Общий смысл этого ответа предельно прост: «Не бойся, я с тобой!» — несмотря на то, что, как выражается Максим Соколов в журнале Эксперт, уход Путина из Кремля «выглядит делом решенным», и более того — «дембельские настроения» прямо-таки «написаны на лице гаранта».

В свою очередь газета РБК daily, комментируя общение главы государства с гражданами, отмечает: выступление президента началось с констатации успехов правительства.

В частности, он отметил, что в настоящее время рост ВВП в стране достиг 6,6% против 1-2% в Европе , 3% в США и в среднем 10% в Азии.

«В целом мы находимся как бы в середине, — отметил Владимир Путин, — но если вспомним о проблемах нашей экономики еще лет пять-семь-восемь назад, то надо констатировать, что это хороший темп роста экономики». Кроме того, глава государства предположил, что инфляция к концу года подберется к «8% с небольшим».

Главный экономист Альфа-банка Наталия Орлова, к которой РБК daily обратилась за комментариями, признала президентский прогноз «оптимистичным», но заметила, что «другую оценку президент, наверное, не стал бы давать. Ведь прогноз правительства составлял 7,5-8%, и, вероятно, Путин хотел показать, что правительство не сильно отходит от планов».

Столь благосклонный к работе правительства тон звучит в выступлении Путина впервые, подчеркивает газета: президент во время «прямой линии» буквально использовал любую возможность, чтобы подчеркнуть успехи исполнительной власти.

Эту его благосклонность для РБК daily расшифровал руководитель спецпроектов Института социальных систем МГУ Дмитрий Бадовский.

По мнению Бадовского, все дело в приближении предвыборных хлопот и волнений.

Время «острых поворотов» и неожиданных решений в общении президента с избирателями миновало: «Если он собирается уходить, он должен не решать, а успокаивать, разъяснять, занимать менее активную позицию, быть скорее в роли наблюдателя-комментатора, которая сохранится и после его ухода».

Однако для того, чтобы сохранить статус-кво в стране, Путину неизбежно придется поделиться частью своего авторитета с остальной властью: «Доверие к нему в отличие от других представителей власти огромно». Именно поэтому президент «очень много говорил о том, что правительство «работает» — игра на контрасте с правительством была привычным форматом, пока он находился в роли активного президента».

Тем временем газета Время новостей обнаружила в выступлении президента совершенно иную, но также новую ноту — «небесконечного административного ресурса президентской власти».

В частности, пишет газета, глава государства, говоря о своих поручениях правительству, дважды с особым нажимом произнес слова «я добьюсь». «Из чего следовало, — пишет Время новостей, — что одной команды недостаточно — выполнения этих поручений действительно придется добиваться».

В одном случае речь шла о разработке документов, регулирующих доступ производителей сельхозпродукции непосредственно к торговле на рынках, а другом проблема была в ставках экспортных пошлин на лес-кругляк. Президент даже признался, что задачу изменить ситуацию в лесной отрасли он ставил перед правительством пять-шесть лет назад, однако кабинет министров по-прежнему идет на поводу у отраслевых лоббистов, которым выгоднее продавать бревна, чем организовать на месте лесопереработку.

Тут же выяснилось, что и правительство иногда при всем желании не в состоянии справиться с проблемой — как это было, например, летом, во время кризиса на алкогольном рынке.

«Чиновники самого высокого ранга оказались неподготовленными, — с укоризной в голосе признал президент, — не учли все проблемы и весь масштаб работы, с которой они столкнулись, и своевременно должных мер по наведению порядка не приняли». В то же время, продолжал Владимир Путин, «и председатель правительства уделил огромное внимание этому вопросу. Более того, скажу вам доверительно, хоть и на всю страну: пытался найти виновных и наказать». Однако сделать этого так и не смог, «потому что никто не хочет нести ответственность за неподготовленные решения».

Впрочем, по мнению руководителя группы «Меркатор» Дмитрия Орешкина, о невероятной неповоротливости и некомпетентности российской исполнительной власти свидетельствует сама статистика опроса: по данным прессы, на имя президента на этот раз поступило рекордное количество вопросов — 2 миллиона 334 тысячи.

«Мне кажется, что такой жанр не совсем достоин такой страны как Россия, — сказал Дмитрий Орешкин Известиям, — поскольку миллионы вопросов президенту могут задавать в том, случае, если нет реального инструмента, чтобы решать эти вопросы там, где люди живут».

Далее, как водится, последовала нелестная для России параллель с Западом. «Слабо себе представляю, — продолжил Орешкин, — чтобы президент Буш или премьер Блэр получил миллион вопросов от соответственно американцев или англичан. Это значит, что неэффективна работа государственного аппарата, за которую отвечает глава исполнительной власти».

Тем не менее, как подчеркивает пресса, на этот раз — в отличие от прошлых «прямых линий» — Владимир Путин не воспользовался возможностью, как написала РБК Daily, «эффектно решить проблемы «простых смертных».

В прошлом году, напоминает газета, президент лично распорядился построить водопровод в одной из деревень Ставропольского края. На сей раз подобных спецэффектов не последовало.

Тем не менее, как заметил изданию Газета известный журналист Виктор Шендерович, Россия по-прежнему остается государством, в котором президент — единственный источник благодеяний.

Вот свежие (от 25 октября) примеры: жительнице Екатеринбурга президент пообещал защитить от сноса патриотический молодежный клуб. Заключенному из Пермской области, пожаловавшемуся на нарушения со стороны администрации колонии, дал обещание подключить к ситуации Генпрокуратуру (вот интересно — повезло этому заключенному или нет, размышляет Газета). Еще одно обещание было дано жителю города Бор в Нижегородской области — навести порядок в городе, где местные милиционеры покрывают наркоторговцев.

«Вот пробились они с этими наркотиками — значит, повезло, — рассуждает Виктор Шендерович. — У нас нельзя решить проблемы стариков в Доме ветеранов, мальчика под елкой в Биробиджане, газопроводов в Краснодаре, иначе как выйдя на президента». Можно напомнить, что все эти примеры взяты из прежних «прямых линий» президента с россиянами.

Кроме того, известного журналиста поразила невероятная информированность главы государства: «Не должен президент знать протяженность трассы Чита-Хабаровск, размер кругляка и сколько людей нуждается в газификации. И проблема хвойного древостоя его не касается». С точки зрения Виктора Шендеровича, все это — верная «примета тоталитарного государства».

Во всяком случае, нельзя не согласиться, что нынешнее общение президента с гражданами было организовано в лучших советских традициях.

Газета Коммерсант опубликовала подлинный документ — подробную инструкцию, которую получили на руки все участники телеконференции с президентом в дагестанском городе Каспийске.

Помимо тщательно отредактированного и аккуратно напечатанного вопроса конкретной участницы, сотрудницы завода «Дагдизель», листовка содержит также общие, единые для всех рекомендации: «После слов ведущей «…его жители» — бурное приветствие. После слов «Задать вопрос Президенту России» надо поднять руки. Первый вопрос — ветерана, потом — завод. 25-го в 10 утра на площадь с паспортами. Без мобильников».

Коротко и ясно: шаг вправо, тем более — шаг влево будет рассматриваться как намеренное нарушение тщательно проработанных установок.

Неудивительно, пишет Коммерсант, что граждане оказались «отлично подготовлены к общению». И «местечковых» вопросов почти не задавали. В Находке интересовались экологией и ядерными испытаниями в Северной Корее. Жителей Иркутска волновали вопросы безопасности полетов и стремительное сокращение хвойного древостоя в стране (вот оно! — П.М.) Из Набережных Челнов создатели «КамАЗов» предлагали поддержать отечественное машиностроение и позаботиться об Абхазии, которая ничем не хуже Косово, независимость которого признал уже весь мир. А жительница Твери призвала президента не допустить превращения России в сырьевой придаток Запада».

И все это в целом до боли напоминает митинги советских времен по самым разнообразным политическим поводам, с такой страстью воспетые некогда Александром Галичем («В ДК идет заутреня в защиту мира», «Как мать говорю, и как женщина» и т.д.)

Впрочем, как признал в интервью Независимой газете заместитель гендиректора Центра политических технологий Алексей Макаркин, «отбор вопросов, конечно, был». По удивительному выражению Макаркина, «вопросы и вопрошающие проходили через отбор и формулировались в удобной для президента форме».

Но, с другой стороны, г-н Макаркин не сомневается, что этот отбор «в принципе соответствует приоритетам большинства населения и не вызывает раздражения и отторжения у населения».

Так или иначе, констатирует Коммерсант, только жители карельского города Кондопоги говорили с президентом о сугубо местных проблемах — о недавнем конфликте на межнациональной почве и о бездействии республиканских властей.

Надо сказать, что кондопожский сюжет в целом выпал из плавного течения беседы президента с гражданами и обратил на себя внимание прессы.

Владимир Путин после обращения к нему «коренной кондопоженки» неожиданно заявил, что ему не удается связаться с карельским губернатором Сергеем Катанандовым: «Он то в самолете, то в отпуске…»

Однако пообещал поговорить с главой региона «самым серьезным образом» и даже признался: «Конечно, такая власть не нужна».

Однако тут же был дан урок и самим инициаторам обсуждения: «Жителей города, так же, как и других муниципалитетов страны, прошу обратить самое пристальное внимание, когда вы будете голосовать за тех людей, которые претендуют на то, чтобы возглавлять те или иные органы власти и управления» (цитируется по газете Время новостей).

Между тем газета Ведомости вспомнила, что Путин не в первый раз не может дозвониться своим подчиненным. Когда в 2000 году в Испании журналисты спросили российского президента об аресте Владимира Гусинского, он ответил, что не может дозвониться генпрокурору Владимиру Устинову.

Вскоре после этого, уточняют Ведомости, Гусинского выпустили и даже позволили ему уехать из страны, однако он лишился почти всех своих российских активов.

Впрочем, все тот же Алексей Макаркин высказал Ведомостям твердую убежденность, что ситуации нельзя сравнивать: «В 2000 году Путин только стал президентом, и его ответ был защитной реакцией. Сейчас, сообщая, что не дозвонился Катанандову, Путин демонстрирует наступательную иронию и чувствует себя предельно комфортно».

Есть и еще один любопытный момент в истории с кондопожскими участниками «прямой линии».

В отличие от президента газета Известия дозвонилась до губернатора Катанандова. И Катанандов охотно сообщил газете о своем личном участии в разрешении кондопожского кризиса: «Утром 3 сентября я был в Кондопоге. Ходил по улице, было видно, что власть парализована».

Но, по словам губернатора, паралич власти тогда же удалось преодолеть: «С появлением представителя, которого я назначил, ситуация там стабилизировалась. Прошли выборы в горсовет, который назначит администрацию города. Думаю, что все там будет в порядке».

Более того, продолжил Сергей Катанандов, «уже то, что я поехал в отпуск, говорит о том, что ситуация у нас спокойная, стабильная. И я не вижу каких-то проблем». Хотя, понятное дело, «у нас не рай, мы напряжены — но что делать, надо и отдыхать тоже».

Далее следует примечательный диалог между корреспондентом Известий и губернатором.

«Известия»: «Вы смотрели «прямую линию»?»

Катанандов: «Нет»

«Известия»: «Но вы же в курсе того, что говорили земляки?»

Катанандов: «Да».

Что возможно только в одном случае: если уважаемый Сергей Леонидович принимал непосредственное участие в подготовке вопросов президенту. Иначе откуда ему было знать, о чем спросят?

Таким образом, можно предположить, что критическое недоумение кондопожских жителей была тщательно просчитана и умело дозировано. А также, что ситуация для карельского губернатора не столь катастрофична, как показалось 25 октября всем, кто наблюдал в прямом эфире за диалогом Владимира Путина и «коренной кондопоженки», критиковавшей местную власть.

Как правдиво заметил в газете Время новостей вице-спикер Госдумы, руководитель фракции «Родина» Сергей Бабурин: «Естественно, большая часть вопросов, особенно включения с мест — постановочные. Но несмотря на это, сам срез исследуемых вопросов позволяет, если с хорошим аппаратом помощников и советников подойти к анализу всего этого объема, ощутить, что больше всего интересует людей».

А его коллега и соперник, депутат Госдумы и первый зампред ЦК КПРФ Иван Мельников ностальгически заметил: «Несмотря на то, что большинство вопросов совершенно очевидно готовится заранее, нужно понимать один нюанс. Телезритель этого не знает, телезритель смотрит на общение совсем другими глазами — «как президент говорит с нами, с народом». Это очень сильный жанр с точки зрения воздействия на граждан».

Коммунисты знают, что говорят. Как не без зависти продолжил Мельников, «если бы аналогичная возможность была, например, у Геннадия Андреевича Зюганова, его рейтинг увеличился бы в разы за два часа».

Это, безусловно, исчерпывающий ответ на недоуменный вопрос некоторых наблюдателей — к чему эта достаточно бессмысленная и весьма дорогостоящая акция?

И в заключение — совсем немного цифр.

Как уже было сказано, президенту было задано более 2 миллионов 300 тысяч вопросов. Он ответил на 55.

При этом, как подсчитала газета Коммерсант, глава государства, общаясь с гражданами, поздоровался с ними всего девять раз. А они с ним — 57 раз. То есть кто-то поздоровался с президентом дважды (а может, и трижды).

Кроме того, Владимир Путин за время беседы успел поблагодарить народ 4 раза. Причем, как выяснил Коммерсант, за год президентская благодарность народу уменьшилась вдвое — в 2005 году Владимир Владимирович благодарил народ восемь раз.

Народная же признательность президенту сократилась несущественно — с 43 благодарностей (2005 год) до 41-й (2006-й).

А в остальном все осталось по-прежнему.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ