Надежды и перспективы российских либералов: победит ли демократическая кока-кола монархический квас?

0
23

«Конфетный съезд» — так назвала Независимая газета съезд СПС, состоявшийся на днях в столичном комплексе «Измайлово». Съезд обсуждал новую программу партии, и вместе с папкой документов делегатам вручали коробку шоколадных конфет «с юбилейной надписью насчет 15-летия демократии в России».

«Партия, наконец пробудилась ото сна, — цитирует НГ выступление лидера правых Никиты Белых. — Такого интереса к СПС не было давно». А гость съезда, зампред «Яблока» Сергей Иваненко добавил, что считает актом гражданского мужества «существование партии, которая сегодня не у власти и при этом отстаивает непопулярные лозунги».

Белых сообщил, что поправок в проект программы оказалось множество, что «доказывает наличие в обществе запроса на либеральный ответ вызовам времени».

В самом деле, замечает газета, программа безусловно содержит «некоторые новые трактовки политического процесса». Например, в ней нет упоминания о необходимости объединения демократических партий. Впрочем, как сообщает издание Газета, в беседе с журналистами Белых оптимистично заявил, что считает сценарий объединения с «Яблоком» вполне реальным — правда, в неопределенном будущем: «Я не буду говорить, что оно точно произойдет, но шансы на это велики как никогда». Поскольку между партиями идет «конструктивный переговорный процесс».

Между тем Сергей Иваненко с трибуны счел необходимым в очередной раз напомнить о разном отношении «Яблока» и СПС к реформам 90-х годов.

В то же время в выступлении г-на Иваненко, как пишет газета Время новостей, прозвучала суровая отповедь тем, кто считает «Яблоко» недоговороспособным: «Это ложь, что у нас есть какие-то особые политические амбиции. Мы хотим, чтобы в России были свобода и демократия, и готовы работать с нашими союзниками».

Впрочем, в перерыве съезда, уточняет газета Коммерсант, Иваненко откровенно признался, что и в самом деле считает объединение в нынешних политических условиях «авантюрой», поскольку отношение к оппозиции «известно какое».

Как подчеркнул зампред «Яблока» в беседе с корреспондентом Коммерсанта, «наша цель как максимум — минимализация демократических колонн на выборах в Госдуму. Как минимум — договоренность вести себя по отношению друг к другу корректно».

В общем, судя по всему, демократических колонн на выборах будет все же как минимум две.

Как выяснилось, эту точку зрения разделяет большинство участников съезда. В частности, лидер Партии экономической свободы Константин Боровой прямо заявил, что «объединения с «Яблоком» не будет никогда». Его поддержал член Общественной палаты Григорий Томчин, который считает, что программа «Яблока» «во многом левая» — именно потому, что они иначе, чем СПС оценивают реформы 90-х.

Между тем Никита Белых пообещал делегатам, что следующий съезд партии в ноябре все же станет объединительным. Объединение, по всей видимости, предстоит с Республиканской партией России и Партией развития предпринимательства. Как сообщает газета Ведомости, лидеры этих партий — Владимир Рыжков и Иван Грачев — остались вполне удовлетворены вновь разработанной программой правых. Причем последний заявил, что программу СПС он одобряет, не читая.

Владимир Рыжков, напротив, заявил, что внимательно изучил программу своих «собратьев по либерализму» (определение Валерии Ильиничны Новодворской, также присутствовавшей на съезде) и считает ее «талантливой и конструктивной».

Рыжков критически охарактеризовал российскую партийную систему: «У нас две партии начальников, одна левобрюхая, другая правобрюхая. Они толкают друг друга толстыми брюхами и царапают золотыми запонками. Две партии реванша — КПРФ и ЛДПР. Одна ностальгирует по Советскому Союзу, другая — по сапогам в Индийском океане. И ни одной сильной партии, которая была бы направлена на реформы» (цитируется по газете Время новостей).

В связи с этим г-н Рыжков уверен в необходимости демократической коалиции. Каковая и будет создана в конце ноября, на следующем съезде СПС. Именно тогда, как сказал Никита Белых, окончательно решится, «в каком виде, с каким названием, в каком составе, с какими лидерами и с какой программой мы намерены выигрывать парламентские выборы». Понятно, замечает издание Газета, что Владимир Рыжков, чья партия, несмотря на все обращения в суд, так и не смогла зарегистрироваться, в высшей степени заинтересован в этом союзе.

В ноябре состоится и ребрендинг партии, в необходимости которого, как сообщает газета Новые известия, выразила сомнение лидер Демсоюза Валерия Новодворская, заявив правым: «Ваши бренды — Анатолий Чубайс, который провел приватизацию, и Никита Белых, который открыто называет власть фашистской». Затем г-жа Новодворская призвала делегатов съезда активнее «изучать науку диссидентства».

Никита Белых, добавляют Новые известия, после ее выступления сообщил, что насчитал семь нарушений закона «Об экстремизме». А зампредседателя Федерального совета СПС Леонид Гозман уточнил, что, поскольку семь раз арестовать Валерию Ильиничну невозможно, нужно быть готовыми к тому, что «они возьмут еще шестерых, кто рядом».

Но главной темой на съезде стала упомянутая предвыборная программа под названием «Горизонт 2007-2027. Вернуть России будущее».

Согласно официальным планам партии, информирует газета Ведомости, решено в 2007 году вернуть СПС в Госдуму и сформировать оппозиционную фракцию. В 2011 году эта фракция должна обрести былое политическое влияние и получить возможность «блокировать решения власти». А в 2015-м правым предстоит стать партией парламентского большинства и войти в правительство с тем, чтобы обеспечить поддержку своему кандидату на президентских выборах 2016 года.

«Мы впервые планируем нашу программу на десять лет вперед, — с энтузиазмом заявил Никита Белых. — Недостаточно сформировать оппозиционную партию в Думе, мы должны стать правящей партией! Мы — партия будущего!» (цитируется по газете Коммерсант).

«Правые оценивают свои возможности реалистично, — заявил газете Ведомости Юрий Коргунюк из фонда «Индем». По его словам, СПС «делает хорошую мину при плохой игре: узкий круг сторонников успокаивает новой стратегической программой, а избирателям обещает ребрендинг».

Еще более определенно высказался в интервью газете замглавы Центра политических технологий Борис Макаренко. Он считает, что «в СПС работают прагматичные люди, которые честно признаются в том, что уверенных шансов вернуться в политику в следующей Думе у них нет» — при нынешней мизерной электоральной поддержке.

В самом деле, по данным опроса Левада-центра, в августе за СПС были готовы проголосовать на выборах всего около 1% от опрошенных, при том, что в симпатиях к демократам признались около 14% респондентов. Впрочем, другие исследователи называют еще более высокие цифры потенциально возможной поддержки либералов — до 30% электората.

Как поясняет Борис Макаренко во Времени новостей, шанс на то, чтобы вернуться в политику, у демократов еще есть, но время может быть упущено: «Очевидно, что двумя колоннами либералы в Думу не пройдут. Нужно или объединение, или нечто такое, что всех избирателей либеральной направленности приведет под знамена одной партии. То есть либо слияние, либо поглощение».

Как считает г-н Макаренко, в стране «проблема не со спросом на либеральные партии, а с предложением. Есть на рынке несколько невкусных газированных напитков, вместо них нужна одна кока-кола».

Но сопредседатель Совета по национальной стратегии Иосиф Дискин, к которому Время новостей также обратилось за комментариями, считает, что «кока-кола» из правых партий не получится — в нынешних условиях их ждут «маргинализация и исчезновения». А уж после должны появиться партии «с либеральными ценностями, но одновременно демократические». А также взявшие на вооружение ценности патриотические: «Причем к существующим политическим партиям эту модель приложить нельзя». Поскольку нынешняя политическая система носит на себе отпечаток взглядов «советской интеллигенции, которая была не социальным слоем, а религиозным течением».

Во всяком случае, Союз правых сил, утверждает г-н Дискин, демократической партией не является: «СПС и сегодняшнее руководство «Единой России» объединяет то, что они пропагандируют авторитарную модернизацию. А должны появиться партии, которые ориентируются на демократическую модернизацию и мнение большинства». Статья во Времени новостей так и озаглавлена: «Спрос без предложения».

Между тем СПС в своей программе посвятил своим отличиям от «Единой России» (их оказалось четырнадцать) целую главу. Главное из них, пишет Коммерсант, — несогласие с курсом Кремля. Причины несогласия в программе перечислены. Это разгром ЮКОСа, избрание Думы без оппозиции, отсутствие в России конкурентной экономики и демократических свобод, неэффективное реформирование армии, рост активности профашистских сил, централизация и монополизация власти, а также контроль за СМИ.

Леонид Гозман заявил в своем выступлении, отмечает Коммерсант, что СПС отнюдь не «классовая», а «идеологическая» партия: «Опросы показывают, что сторонники СПС есть во всех слоях общества. Поэтому наша программа — идеологическая. Мы были настроены на конструктивное сотрудничество с властью, но теперь вынуждены назвать себя оппозицией».

Валерия Новодворская, по свидетельству газеты Время новостей так прокомментировала ситуацию: «Это правильно, что (в программе) есть пассаж о том, чем вы отличаетесь от «Единой России», а то многие некомпетентные люди вас путают. Но нужно написать, что вы находитесь в оппозиции к президенту Путину. А то вас будут путать с объединенной партией «Родина. Жизнь. Пенсионеры», которая в оппозиции к «Единой России, но не к президенту».

Бывший лидер СПС, а ныне член политсовета партии Борис Немцов также приветствовал решимость правых «наконец перейти в оппозицию и перестать напоминать «Илью Муромца на распутье».

Тем не менее, он считает, что нельзя заниматься только долгосрочным планированием. «Нельзя отказываться от президентской кампании 2008 года, — приводит газета Ведомости слова Немцова, — это поставит крест на партии. Должен быть единый кандидат от демократических сил, самый популярный демократ».

Соответствующий пункт — об участии в выборах-2008 — внесли в проект партийной программы, однако предложение Немцова определить «самого популярного» путем опроса избирателей было признано слишком простым. В итоге вопрос о кандидате был также отложен до ноябрьского съезда.

Между тем газета Коммерсант дает собственный ответ на вопрос о перспективах правых и о реальности разработанной ими программы. С точки зрения газеты, либералы понапрасну тратят время, рассказывая своим избирателям о бесперспективности нынешнего курса Кремля, о неэффективности существующего государственного управления, и о том, что чисто «нефтяная» траектория развития экономики ведет страну в тупик.

«Граждане и сами прекрасно знают, чего стоит сегодняшний госаппарат». По данным опроса «Левада-центра», сообщает Коммерсант, 39% россиян уверены, что лидеры государства руководствуются в своих действиях лишь стремлением любой ценой удержать власть.

Что касается практических итогов президентства Владимира Путина, здесь также, есть судить по данным опроса, иллюзий нет: 49% респондентов считают, что административная реформа «по-настоящему еще не проводилась». А 22% заявили, что она дала скорее негативные результаты.

При этом результатов кампании по партстроительству «не заметили» 47% россиян, губернаторской реформы — 31%, военной реформы — 45%. Реформу образования назвали «скорее вредной» 39% опрошенных, реформу здравоохранения — 43%, реформу ЖКХ — 59%. Более того, без всякой агитации все основные шаги президента в области госуправления граждане считают скорее провальными.

Предполагалось, что экономический рост приведет к появлению в стране среднего класса, продолжает Коммерсант, — того самого, к которому обращена нынешняя программа Союза правых сил. Средний класс действительно сложился — это подтверждают данные маркетинговых исследований, однако ожидать от него спроса на модернизацию не приходится.

По данным Росстата, зарплата тех, кто работает в сфере добычи нефти и газа и производства нефтепродуктов в 2,2-2,7 раза выше, чем в среднем по стране. «Это и есть российский средний класс». По всей вероятности, сюда следует отнести и чиновников — их доходы также растут, опережая рост заработков в большинстве отраслей экономики.

«Не стоит забывать и об огромном коррупционном потенциале социальной сферы и госуправления, — напоминает Коммерсант. — По расчетам фонда «Индем», объем российского рынка деловой коррупции достиг в прошлом году $300 млрд.». Даже если цифра сильно завышена, понятно, что речь идет об очень значительной сумме, подчеркивает газета.

Поэтому вряд ли СПС стоит рассчитывать на поддержку тех, кого правые считают своими избирателями — «большинство наиболее образованных и высокооплачиваемых российских граждан являются получателями или сырьевой, или административной ренты».

Нельзя ожидать, что призывы правых к сокращению раздутого и неэффективного госаппарата, к борьбе с коррупцией, к снижению роли государства в экономике вряд ли найдут у этих людей отклик: «Большинство из них кровно заинтересовано в сохранении существующей системы».

Нет особой надежды и на молодежь. Как пишет в газете Русский курьер сам руководитель «Левада-центра» Юрий Левада, «двадцатипятилетние сегодня зарабатывают очень неплохо — лучше, чем старшее поколение». В целом «молодые люди довольны жизнью: они ездят по Европе, покупают автомобили. Вот все, что их интересует».

Безусловно, это полемическое преувеличение, однако именно среди молодых людей больше всего поддерживающих курс президента Путина — 63%. Как пишет Юрий Левада, «политикой и будущим страны они почти не интересуются, не способны оценивать события самостоятельно».

Как показывают опросы, политикой интересуются в основном пятидесятилетние и старше: «но они тоже не могут воспринимать реальность непредвзято, это воспитанники советской системы», и уж никак не электорат СПС.

Между тем, нельзя не признать, что усилия социологов довольно часто дают один и тот же результат, а именно: Россия — страна неожиданностей.

Вот один из последних примеров: как сообщила на днях газета Ведомости, по данным вполне лояльного власти ВЦИОМ, число сторонников монархического строя в России в последнее время внезапно возросло и сравнялось с числом тех, кто ностальгирует по советской власти. Тех и других в результате опроса оказалось по 22%. Причем, как утверждают во ВЦИОМ, убежденные монархисты — верные сторонники действующего президента.

Все дело в том, поясняют специалисты, что нынешними избирателями Владимир Путин «воспринимается именно как монарх». И демонстрация приверженности монархии — один из способов проявить свою лояльность нынешнему главе государства. А таких лояльных — напомним — больше всего именно в «молодежной» электоральной группе, на которую так рассчитывают российские демократы.

Воистину в российской политике все очень непросто — и со спросом, и с предложением.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ