Проблема-2008: об электоральных шансах лабрадора Конни

0
19

Бороться с постоянно самозарождающейся в разных слоях российского общества инициативой — изменить Конституцию, чтобы дать возможность Владимиру Путину пойти на третий президентский срок — возможно единственным способом, заметил на днях обозреватель Известий Максим Соколов. А именно: ввести законодательную норму, согласно которой за соответствующий призыв полагался бы уголовный срок.

Впрочем, сокрушенно заметил Соколов, «и то не факт, что поможет».

Несмотря на то, что сам Путин неоднократно — и «открытым текстом, по выражению Максима Соколова — заявлял, что на третий срок идти не намерен, все же «частью общества это интерпретировалось таким образом, что тем более намерен, а все заявления суть не более, чем коварные уловки, имеющие целью усыпить бдительность».

Обозреватель Известий предполагает, что в основе этого стремления угадать истинные намерения начальства лежит искренняя вера в то, что «всякий достигший высшей власти не может не желать править вечно».

И в самом деле: руководители российских регионов, напоминает газета Новые известия, многократные отказы главы государства от третьего срока начисто проигнорировали.

Воронежский губернатор Владимир Кулаков заявил прессе, что «в нынешней ситуации президент не имеет права взять и уйти», и что просто необходимо «придумать какой-нибудь способ, чтобы Путин остался на третий срок.

Еще более определенно высказался ярославский губернатор Анатолий Лисицын, который пояснил: еще один срок президента Путина нужен для того, «чтобы все полезные начинания были реализованы на федеральном уровне». И ради этого «даже Конституцию можно переписать».

Это мнение разделяют глава Новгородской области Михаил Прусак, мэр Москвы Юрий Лужков, а также парламенты Санкт-Петербурга, Ивановской области и Приморского края.

Но наибольший резонанс в прессе вызвала инициатива североосетинского общественного движения «Согласие и стабильность», которая, напоминают Новые известия, еще в апреле прошлого года предложило провести референдум об изъятии из Конституции статье о запрете на третий срок.

На днях глава исполкома движения Валерий Гизоев сообщил газете Коммерсант, что у «Согласия и стабильности» есть собственные средства (фонд, где собираются пожертвования «очень состоятельных граждан как Северной Осетии, так и других субъектов России»), с помощью которых активисты движения намерены начать рекламную кампанию своего «загадочного начинания» (определение Максима Соколова) в федеральных СМИ.

При этом, сообщает Коммерсант, источники газеты в администрации президента категорически опровергают причастность Кремля к этой операции. В том же духе высказывается и г-н Гизоев: «Мы стараемся избегать общения с властью, чтобы никому в голову не пришло говорить, что идея проведения референдума спущена сверху».

Однако именно такое объяснение, что называется, лежит на поверхности, пишут Известия. По мнению обозревателя газеты, самое любопытное в этой истории то, что «осетины-сверхсрочники» начали кампанию с издания, принадлежащего «известным лицам, придерживающимся известной идеологии».

Объяснений, считает Соколов, может быть два: «Либо, исполнившись дьявольской хитрости, Кремль пускает пробные шары и готовит в свою пользу общественное мнение через СМИ, принадлежащие баронам-изгнанникам, а бароны ничего не знают или знают, но разводят руками: «А что мы можем сделать?». Этот вариант г-ну Соколову явно представляется не слишком убедительным.

Есть и второй: «бароны, исполнившись дьявольской бесхитростности, проводят активные мероприятия в прессе, даже не заботясь о том, чтобы запетлять следы».

Последнее представляется обозревателю Известий совсем не глупым: «Целевая аудитория активных мероприятий, т.е. наша освободительная общественность и западная публика — люди, вполне готовые верить в то, что им и так было очевидно». Поэтому чрезмерно изощренная интрига и «дополнительное заметание следов» в этом случае ни к чему: «Съедят и так».

К тому же, как утверждает Коммерсант, до референдума дело, скорее всего, не дойдет, поскольку реальные действия в поддержку плебисцита североосетинское движение вроде бы планирует начать лишь осенью. А для того, чтобы выполнить все необходимые формальности (инициативные группы минимум в 45 регионах плюс 2 млн подписей) потребуется не менее трех месяцев. Между тем, согласно российскому законодательству, общероссийские референдумы в последний год перед федеральными выборами (т.е. с 7 декабря с.г.) не проводятся.

Впрочем, как считает Коммерсант, даже если идеи североосетинсикх общественников не будут реализованы на практике, подобные «проявления верноподданических чувств» могут серьезно омрачить жизнь Владимиру Путину накануне саммита «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге. Ему в очередной раз придется опровергать слухи о намерении остаться на третий срок, в то время как кампания «снизу будет свидетельствовать об обратном.

Надо сказать, что эта ситуация общественников из Северной Осетии не беспокоит. Как заявил Валерий Гизоев: «Конечно, для врагов России эта информация будет неприятна, но ведь это наша страна!»

Похоже, эту незатейливую позицию г-на Гизоева разделяет большинство российских граждан.

Как заметил Коммерсант, все заклинания Кремля по поводу невозможности третьего срока имели прямо противоположный эффект: согласно данным Левада-центра число сторонников переизбрания Владимира Путина выросло за последние 9 месяцев с 41 до 59%.

При этом лишь 32% россиян верят в то, что президент останется верен данному слову и не станет предпринимать действий, позволяющих ему баллотироваться на третий срок.

Тем более, что никаких особых усилий предпринимать и не требуется.

Как заметила в своем интервью еженедельнику Собеседник политолог Юлия Латынина, полагающая, что «преемником Владимира Владимировича будет Владимир Владимирович»: «Он, конечно, будет говорить, что не хочет, но ему объяснят: «Владимир Владимирович! Вы честно пытались и Иванову, и Медведеву передать власть. Но ведь не справляются». Ну как не дать себя уговорить?».

Хотя, замечает Латынина, «это очень плохой вариант». С ее точки зрения, «любой преемник, включая лабрадора Конни, лучше для страны, чем Владимир Владимирович». Не потому, что нынешний президент плох, а потому, что «любой преемник лучше, чем нарушение».

Это вопрос принципиальный: «Если у власти будет лабрадор и регент при нем — это Конституцией не запрещено а значит, приемлемо».

Впрочем, это, естественно, полемические крайности.

По мнению замдиректора Центра политических технологий Алексея Макаркина, Путин может решиться пойти на третий срок лишь в форсмажорных обстоятельствах. В сегодняшей ситуации, поясняет Макаркин газете Новые известия, это представляется маловероятным: «Даже несмотря на то, что инициаторов много».

Глава комитета по конституционному законодательству Совета Федерации Юрий Шарандин разъяснил Новым известиям, что проведение каких бы то ни было референдумов об изменении Конституции само по себе антиконституционно и потому не имеет юридических перспектив.

В самом деле, согласно Основному закону, внесение изменений в соответствующую статью возможно только «в порядке, определенном для федерального конституционного закона, то есть большинством Госдумы и Совета Федерации». Помимо этого необходимо одобрение двух третей законодательных собраний регионов.

Между тем спикер Госдумы и лидер «Единой России» Борис Грызлов уже заявлял в апреле прошлого года, что парламент не пойдет на снятие конституционных ограничений. «Наше конституционное большинство мы будем использовать для того, чтобы Конституцию не менять», — утверждал тогда г-н Грызлов.

А Алексей Макаркин не сомневается, что даже если Госдума и Совет Федерации создадут правовые основания для переизбрания, Путин вряд ли этим воспользуется: «Он понимает, что на международном уровне к этому отнесутся негативно». Поэтому Макаркин и убежден, что «пойти на третий срок Путин может только в экстренной ситуации, в условиях кризиса или, например, если не будет кандидатов».

К тому же с кандидатами все не так плохо, сообщает Коммерсант: если Владимир Путин все же уйдет, 43% граждан по данным того же Левада-центра готовы поддержать преемника, указанного президентом.

Только 14% принципиально намерены поддержать совершенно другого кандидата.

А еще 30% будут голосовать «по обстоятельствам». Как считает Коммерсант, фактически это означает, что часть из них при определенных пропагандистских усилиях Кремля поддержат официального преемника.

Но самое главное — рост доверия к первому вице-премьеру Дмитрию Медведеву, главному кандидату на президентский пост в отсутствие Владимира Путина.

В майском рейтинге кандидатов Медведев занял первое место с 10,3%. Сергей Иванов, соперник Дмитрия Медведева и второй номер в списке возможных преемников, вышел лишь на третье место (7,2%), уступив лидеру ЛДПР Владимиру Жириновскому (7,3%). На четвертом месте оказался Геннадий Зюганов (6,8%).

Как заметил Коммерсант, опрос помимо всего прочего дал убедительный ответ, почему Кремль так стремится убрать из бюллетеней графу «против всех» — оказалось, что за эту позицию готовы проголосовать 18% респондентов, то есть намного больше, чем за любого другого кандидата.

Владимир Рыжков, сопредседатель Республиканской партии России, утверждает, что избирателей, голосующих «против всех», можно разделить на три группы.

«Первая группа: те, кто всегда голосует так — из принципа, — пишет Рыжков в своей статье в Независимой газете. — Таких, по оценкам, вряд ли больше 5%. Однако голосовать таким образом — это их право, которое надо уважать».

Вторая группа: «те, кто голосует так, когда не знают, кого выбрать». И, наконец, третья группа: «те, кто сознательно голосует так, желая, чтобы выборы окончились безрезультатно, потому что они хотят видеть избранными кандидатов, которые не были допущены к выборам».

Владимир Рыжков иллюстрирует предложенную им классификацию в основном примерами из региональных парламентских выборов, но очевидно, что все сказанное относится и к выборам федеральным — как парламентским, так и президентским.

Глава Республиканской партии считает, что «сохранение строки «против всех» необходимо в первую очередь для обеспечения права избирателей третьей группы, поскольку эти граждане делают сознательный выбор и без данной строки они будут лишены возможности выразить свою волю».

В самом деле, , пишет журнал Коммерсант-власть, весьма велика вероятность того, что протестно настроенные избиратели вообще не пойдут на выборы.

Такое развитие событий, подчеркивает журнал, представляет серьезную опасность для власти, особенно на президентских выборах, где необходима явка 50%.

«Правда, — замечает Власть, — у Кремля, имеющего полный контроль над Госдумой, есть достаточно простой способ ликвидировать эту опасность, уменьшив или вообще сняв минимальный барьер явки».

Так или иначе, подводит итог Коммерсант, даже в случае отмены графы «против всех» Дмитрию Медведеву для уверенной победы хотя бы во втором туре предстоит еще немало потрудиться над своим рейтингом.

Что и происходит. Как сообщает газета Ведомости, ссылаясь на данные Центра анализа и мониторинга СМИ, за период с 1 апреля по 1 июня на федеральных телеканалах («Первый канал», канал «Россия», НТВ, ТВЦ и Ren TV) Сергей Иванов упоминался 140 раз, а Медведев — 213. Что убедительно объясняет рост медведевского рейтинга.

Правда, как заверяют Ведомости эксперты призывают не относиться к результатам майского опроса Левада-центра «слишком серьезно».

Руководитель ВЦИОМ Валерий Федоров заметил газете, что «разрыв между четырьмя лидерами не превышает 3,4%, а это уровень погрешности, который и заявляет «Левада-центр». Поэтому говорить о том, что у кого-то из потенциальных кандидатов шансы существенно выросли, было бы преждевременно.

Однако при этом Федоров соглашается с тем, что известность Медведева растет, и считает это следствием «в первую очередь активной информационной политики».

А президент исследовательского холдинга Romir monitoring Андрей Милехин считает, что оценивать шансы преемников пока рано. «За восемь месяцев до президентских выборов в 2000 г. известность Путина была менее 1%, поэтому до выборов 2008 г. еще многое может измениться, а сегодняшние опросы больше напоминают гадание на кофейной гуще», — отмечает Милехин.

Сам Юрий Левада согласен с тем, что до 2008 года «картина может резко измениться, и не раз». А растущее число сторонников третьего срока Левада объясняет тем, что «россияне просто не видят достойных альтернативных кандидатов».

«Главное для Кремля — ничего не делать до 2008 года, и тогда операция «Преемник» будет успешной, — заявил Коммерсанту член научного совета Московского центра Карнеги Андрей Рябов. — Нужно только периодически раздавать людям небольшие деньги через разные нацпроекты».

Чем сегодня и занимается первый вице-премьер.

Главное — «никаких реформ наподобие монетизации льгот и никакой внутренней борьбы наподобие постоянных скандалов и арестов, происходящих сейчас», подчеркивает Рябов.

И тогда оппозиция, по его мнению, ничего не сможет противопоставить власти, потому что для этого у нее не осталось «ни институтов, ни процедур, ни ярких заметных фигур, которые могли бы внушить людям уверенность».

Совсем ничего — даже лабрадора Конни…

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ