Власть и наци: весеннее обострение

0
26

«Сразу не поймешь, что происходит: то ли разгул неофашизма, то ли, напротив, в разгаре кампания по его искоренению», — писал в начале мая журнал Русский Newsweek.

Весь апрель в СМИ регулярно появлялись сообщения о преступлениях против «инородцев». Приоритет был за Санкт-Петербургом, подтвердившем печальную славу столицы русского фашизма. 9-летняя мулатка Лилиан Сисоко, которой нанесли в подъезде 11 ножевых ранений, сенегалец Ламзар Самба, застреленный из помпового ружья, Дезире Да Леко, гражданин республики Кот-д’Ивуар — вот далеко неполный перечень пострадавших от рук питерских наци.

«Зачистка Северной столицы продолжается», — так на сайте Партии свободы был прокомментирован один из «подвигов» ее боевиков из движения «Белый патруль». «Патрульные» нанесли несколько ножевых ранений петербургским «гастарбайтершам» — азербайджанке Ильфузе Бабевой и казашке Айнур Булекбаевой.

Силовые структуры вроде бы тоже активизировались, констатирует Русский Newsweek: «нацистов берут группами и некоторых даже сажают».

По официальным данным с начала года в стране осудили уже 13 экстремистов (в прошлом году за такое же время — всего четверых). Однако в Генпрокуратуре журналу сразу заявили, что поводов для оптимизма нет: «Это временное явление. Взялись только за тех, кто на поверхности и привлек к себе внимание органов, а ни о какой системной борьбе с ксенофобией речи не идет — очередная кампания».

В самом деле, свидетельствует журнал, количество приговоров растет, но они становятся все более мягкими. Причем перелом произошел в последние месяцы: всего в прошлом году за разжигание межнациональной розни осудили 57 человек, из них условные сроки дали только двум несовершеннолетним. А в декабре из шести членов петербургской нацистской группировки «Шульц-88», которых обвиняли в нападении на азербайджанца, суд отправил за решетку на шесть лет только ее предводителя Дмитрия Боброва. Остальные с небольшими условными сроками остались на свободе. А убийцы таджикской девочки Хуршеды Султоновой были признаны судом присяжных виновными лишь в хулиганстве.

Показала себя и Москва: в канун Пасхи в столичной подземке, которую ее руководство рекламирует как «самое безопасное метро в мире», был зарезан 17-летний москвич-армянин Ваген Абрамянц.

Вначале свидетели убийства, сообщает газета Новые известия, утверждали, что нападение произошло по национальным мотивам и описывали нападавших как типичных скинхедов: бритые головы, короткие черные куртки и высокие ботинки. Затем возникла бытовая версия — драка со знакомым из-за девушки. Однако единственный подозреваемый, ученик 11-го класса 674-й московской школы Денис Кулагин, от своих первоначальных показаний отказался и был отпущен без всякий условий, а следствие вернулось к версии убийства на национальной почве.

В тот же день, по сообщения прессы, в столице было совершено еще одно нападение на людей с неславянской внешностью. В районе Черкизовского рынка неизвестные с ножами набросились на двух 25-летних таджиков. Один, получив 17 ножевых ранений, скончался на месте, второй попал в реанимацию. Следователи прокуратуры, как свидетельствуют Новые известия, «не стремятся связывать это происшествие с национальным вопросом».

По мнению газеты, ни прокуратура, ни тем более рядовые милицейские чины не стремятся вступать в конфликт с начальником ГУВД Москвы Владимиром Прониным, который некоторое время назад открыто заявил: «Скинхеды, кстати, возмущаются в Интернете: почему Пронин не признает нас до сих пор? А я их и сегодня не признаю. Нет у нас такой организации, а есть шпана подмосковная и наша московская, которые выбирают, извините, цветнокожих и пытаются с ними расправиться».

«У нас сложилась странная традиция, — рассуждает в Известиях Максим Соколов, — при которой переквалификация в хулиганство рассматривается как снисхождение, да зачастую таковой и является».

Между тем, согласно УК РФ, убийство из хулиганских побуждений — то же самое убийство с отягчающими обстоятельствами (статья 105-2-и). И наказание за него следует ничуть не менее суровое, чем по «национальной статье» (105-2-л). Вплоть до высшей меры, на которую, впрочем, пока наложен мораторий.

Разница «всего лишь» в мотивах убийства, подчеркивает обозреватель Известий.

«Национальная ненависть нуждается в специальном доказательстве, а чужая душа — потемки. Хулиганские побуждения установить значительно проще, поскольку здесь есть ясный квалифицирующий признак немотивированной агрессии», — пишет Максим Соколов.

В самом деле: «если злодеяние не вызвано ни корыстью, ни личной враждой, т.е. рациональные мотивы отсутствуют, остается единственный мотив — явное неуважение к обществу как таковому, жажда разрушения ради разрушения — вплоть до немотивированного человекоубийства». Это и есть «хулиганские побуждения», к которым так снисходительно бытовое сознание.

Между тем, утверждает обозреватель Известий, с точки зрения права поводов для снисхождения здесь быть не должно: «Немотивированная агрессия много опаснее мотивированной — последнюю можно хотя бы как-то предвидеть и взять хоть какие-то меры защиты — здесь же предвидеть невозможно вообще ничего. «Из хулиганских побуждений» — это, попросту говоря, бешеный зверь», и реакция на такие выходки должна быть адекватной.

И все-таки, уточняет газета Ведомости, в российской правоприменительной практике «национальные мотивы» остаются отягчающим обстоятельством при любом преступлении.

А с другой стороны — милиции выгодно скрывать «расовую подоплеку» любого дела. Поскольку, скажем, «избиение на национальной почве — не просто драка, а тяжкое преступление, несущее угрозу конституционному равноправию граждан. То есть явный «висяк».

Между тем правозащитники не сомневаются, что убийства совершают молодые скинхеды. И что руководят ими люди более опытные. Эксперт центра «Стратегия» Антуан Аракелян назвал убийство сенегальского студента Ламзара Самбы «показательным».

«В столицах уже совершена серия таких демонстративных преступлений, — сказал Аракелян Новым известиям. — В них есть определенная синхронность, которая позволяет говорить об умелой организации. Скинхеды — лишь инструментарий, с которым хорошо умеют обращаться в группах, связанных с властными структурами».

Атмосфера страха в обществе, по мнению Аракеляна, нагнетается сознательно: «В России идет целенаправленная политика закручивания гаек в законодательстве и правоприменении, относящимся к правам и свободам человека, неправительственным организациям, мигрантам, Интернету. Обществу как бы внушается необходимость применения к этим проявлениям «сильной руки».

Рост преступлений на национальной почве обострил общественную дискуссию, констатирует газета Ведомости: «Одни пугают обывателя фашизмом, другие видят в этом политическую игру. Очевидно одно: это преступления, для борьбы с которыми у государства есть все необходимые рычаги, но эти возможности не используются».

Сходную точку зрения высказывает журнал Эксперт: «Уличная преступность на национальной почве — самое заметное и наиболее обсуждаемое проявление ксенофобии». Однако, как считает журнал, это лишь наиболее явная и скандальная сторона дела. Причем такая, справиться с которой при желании возможно в кратчайшие сроки.

Как констатирует в интервью Новой газете известный писатель Борис Стругацкий, в стране «происходит очередной обострение хулиганского нацизма, с которым начальство либо не умеет, либо — страшно сказать — не хочет бороться».

И, конечно, для достижения собственных целей ситуацией готовы воспользоваться «самые разные политические силы».

С точки зрения Бориса Стругацкого, ситуация «выглядит чрезвычайной»: «Если власть — самая высшая, на уровне президента — не проявит волю, нас ждут события кровавые и отвратительные».

«Я совершенно не исключаю, — говорит дальше Борис Стругацкий Новой газете, — образования «антифашистских отрядов», и тогда у нас начнется то, что уже было в Германии начала 30-х годов: война «коричневых» и «красных» штурмовиков. Мы помним, чем все это кончилось. Или уже забыли?»

Историк Валерий Соловей в Литературной газете считает, что, вопреки заверениям власти, «ситуация в стране не столь хороша и стабильна, как нам пытаются представить». Он даже ссылается на «одного из наиболее известных кремлевских политтехнологов», который, приняв в узком кругу «русской сыворотки правды», начинает «истерически повторять, что страна катится в пропасть».

По мнению г-на Соловья, участника дискуссии в Литературке о проблемах национализма в России и их освещении в СМИ, в стране «пока нет волн социального возмущения, но к ним надо подготовиться заранее, отработав систему жесткого подавления массового протеста». И здесь власти может быть «выгодно размахивать жупелом «фашизма», поскольку «фашизм» — прекрасное идеологическое прикрытие для самых жестоких мер».

А журнал Эксперт утверждает, апрельский «месячник борьбы с фашизмом» на федеральных телеканалах «выглядит тем двусмысленнее, что в последнее время и само телевидение, и российский политический класс становятся все более терпимыми к ксенофобской пропаганде».

Журнал считает, что «медийные цунами» вокруг этой темы «подчас напоминают игру, которая удобна всем вовлеченным в нее сторонам».

В самом деле: «Националисты фактически получают доступ в телеэфир — если не впрямую, то через подробное освещение их действий. Власти демонстрируют свою озабоченность проблемой. Оппозиция пользуется очередным поводом, чтобы «наехать» на власть».

Заинтересовано в теме и само телевидение: по закону жанра, «в эфире должна быть хоть капля интриги, а политический мейнстрим особой живостью не блистает». И проблема решается за счет привлечения националистов — «поскольку, с одной стороны, многие из них не позволяют себе совсем уж неприличных высказываний, а с другой — не обращаются к тем темам, на которые у Кремля аллергия: свобода слова, Ходорковский и прочее».

С этой точки зрения, рассуждает Эксперт, Александр Проханов для телевизионщиков даже предпочтительнее, например, Бориса Немцова.

Борис Стругацкий на вопрос Новой газеты- «Кто же для власти истинный враг — политическая оппозиция или фашизм?» — ответил: «Врагами власти являются всякие, кто, кто на власть посягает (совершенно независимо от их идеологических пристрастий и предпочтений)».

Впрочем, Стругацкий считает, что с этой точки зрения именно нацисты наиболее опасны: «Они лучше идеологически организованы и пользуются большей поддержкой широких масс, склонных к ксенофобии и авторитаризму».

Как сказал Борис Натанович, «нацисты — первые претенденты на властные места. Вся надежда на то, что власть это понимает».

В действительности, как заметил Эксперту директор информационно-аналитического центра «Сова» Александр Верховский, российские националисты оказались хорошо обучаемы. Они полностью «освоили политические технологии европейских крайне правых, которые известны своей способностью к пропаганде на грани допустимого». И с юридической точки зрения высказывания лидеров российских наци выглядят вполне корректно.

Правда, по мнению Эксперта, национальная тема, вполне возможно, не была бы так востребована, если бы российская публичная политика «не была бы столь стерильной». Ведь если в телеэфире не обсуждаются «многие действительно важные проблемы», неизбежно появляются «темы-призраки». Например, те, что продвигает российское Движение против нелегальной иммиграции, которое сумело «адаптировать социально приемлемый политический язык для ксенофобской пропаганды».

Эти пропагандистские усилия не пропадают впустую. «В России был и сохраняется благоприятный политический и психологический климат для развития ксенофобских настроений, — пишет газета Ведомости. — Две чеченские войны воспитывали ксенофобию «сверху» — мочить в сортире полагалось бандитов конкретной национальности». В дальнейшем борьба с международным терроризмом только усилила исламофобию.

А сегодня «патриотическая» риторика на федеральном уровне переходит в реальное использование скинхедских группировок на региональном — «их привлекали для участия в нескольких предвыборных акциях и даже бизнес-разборках».

Более того, в Москве в первомайские праздники в Москве молодые националисты из Российского общенационального союза (РОНС) при поддержке православных пенсионеров совершили ряд нападений на представителей сексуальных меньшинств, сообщает газета Коммерсант.

Активисты РОНС сорвали гей-вечеринки в двух московских клубах. Представители гей-движения обвинили в «попустительстве молодчикам» церковь и российские власти, «набирающие очки перед выборами».

«Любопытно, что ранее радикальные националистические организации, ограничиваясь лозунгом «Россия для русских», выступали в основном против «инородцев», — замечает Коммерсант. — Теперь, по словам представителей РОНС, очередь дошла и до геев».

«Нужно прекратить пропаганду этого неестественного образа жизни. Они (геи) должны задуматься о своем поведении», — объяснил газете цель акции начальник отдела пропаганды РОНС Мирон Кравченко.

Несмотря на то что националисты указывают, что действуют по религиозным мотивам, Московская патриархия сочла необходимым подчеркнуть свою непричастность к этим акциям.

Один из лидеров гей-движения России, редактор сайта www.gay.ru Эд Мишин уверен, что акции против геев милиция разогнала лишь для видимости. «Власти продолжают бороться с инакомыслием: вчера евреи, сегодня мы» — заявил господин Мишин.

Тем не менее он уверен, что власти «этим молодчикам еще дадут волю на полгода-год, а потом начнут с ними бороться, завоевывая себе очки на предстоящих парламентских и президентских выборах».

С Мишиным согласен президент Института национальной стратегии Станислав Белковский, заявивший Коммерсанту, что «катализатором таких историй служит власть». Хотя «серьезного движения скинхедов у нас не существует, а группы молодчиков собираются под конкретные акции», цель власти — доказать подобными инцидентами, что «фашизм наступит завтра», и «нужно продемонстрировать гражданам, что власти — это меньшее зло», — заметил Белковский.

Впрочем, Борис Стругацкий, считает, что такое отношение власти к наци — не самый плохой вариант: «Самый плохой — это реальный приход нацистов (в том или ином обличье) непосредственно к власти».

Правда, писатель считает его маловероятным: «Место занято, и никто не собирается его уступать. Никому, в том числе и нацистам».

Тем не менее на вопрос (в канун Дня Победы) — почему иммунитет к фашизму, привитый стране в 1941-1945 годах оказался столь непрочным — Стругацкий ответил, что иммунитета к фашизму как таковому в нашей стране никогда не было. Была ненависть к немецкому фашизму: «Все эти экранные оберштурмбанфюреры СС, лагеря уничтожения, расправы над мирными жителями, разорение страны, миллионы не вернувшихся с войны — все это вместе называлось «звериное лицо немецкого фашизма». И это представление в российском сознании «прекрасно уживалось «с нашей исконной ксенофобией, одобрением «твердой руки», «ежовых рукавиц», пресловутого «порядка» и прочих атрибутов обыкновеннейшего нацизма, который и есть ничто иное, как диктатура националистов».

А сегодня, по данным социологических опросов, в стране растет уровень ксенофобских настроений: более 50% граждан в той или иной форме поддерживают лозунг «Россия для русских». Как пишет журнал Эксперт, «в частности, к чеченцам и цыганам негативно относится более половины россиян, а среди молодежи до 25 лет — 60-70%».

Журнал Новое время не сомневается, что ксенофобия — «одно из следствий воцарившегося в стране беззакония».

По мнению журнала, в результате долгого коммунистического правления в стране возникла «особая мораль», а с ней — «особый коммунальный тип человека»: «Когда наверху беспардонно воруют и безнаказанно убивают, воровство и убийство перестает быть грешным делом. Можно все, только «их» трогать нельзя».

Журнал приводит слова Петра Яковлевича Чаадаева, которым почти двести лет: «Позволительно, думаю я, перед лицом наших бедствий не разделять стремлений разнузданного патриотизма, который привел страну на край гибели и который думает вывести ее из беды, упорствуя в своих иллюзиях, не желая признать отчаянного положения ими же созданного».

Писателю 19-го века вторит Борис Стругацкий: «Пока в стране существуют ксенофобия и одобрительное отношение к диктатуре начальства, до тех пор нацизм есть нависающая угроза первой степени».

Похоже, оба этих высказывания — две стороны одной медали.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ