Президент-спаситель: руки и трубы — прочь от Байкала

0
16

«Президент прислушался к голосу общественности. Есть надежда, что у нас все-таки появится полноценное гражданское общество», — так депутат Законодательного собрания Иркутской области Алексей Козьмин прокомментировал Независимой газете известие об изменении маршрута нефтепровода Восточная Сибирь — Тихий океан.

В самом деле, история со строительством нефтяной трубы по берегу «священного моря» превратилась в скандал как минимум всероссийского масштаба.

Напрасно президент «Транснефти» Семен Вайншток заверял в интервью той же НГ, что его компанию судьба Байкала «волнует не меньше, чем экологов». И что «в случае аварии отвечать за нее придется нам, поэтому мы обеспечим беспрецедентные меры защиты от возможного попадания нефти в озеро». И что «Транснефть» не ориентируется «на политическую составляющую остроты вопроса»: «Так, нам завтра скажут, что надо отвести на 700 км, чтобы снять остроту». И что «до сих пор альпинисты трубопроводы не строили: там начинаются отвесные горы с почти вертикальным подъемом в 80 градусов. Туда никакая техника не пройдет».

Но главным аргументом, безусловно, была финансовая сторона дела: изменение маршрута, заверил НГ, г-н Вайншток, обойдется минимум в 900 миллионов долларов. Или, как утверждают депутаты от Иркутской области, «всего лишь на 900 миллионов долларов дороже» базового проекта.

Эта формулировка вызвала особое негодование президента «Транснефти»: «900 миллионов — это не «всего лишь». Если взять проект на 6 миллиардов долларов и увеличить его стоимость на 1 миллиард долларов — это не «всего лишь». Там отсутствуют дороги, линии электропередачи. Это во многом определяет возможность реализации проекта».

Правда, по данным газеты Известия стоимость строительства трассы (по первоначальному маршруту — вблизи Байкала) и того больше — $11,5 млрд. В «Транснефти» объясняли, уточняют Известия, что любые другие варианты в принципе ставят под сомнение окупаемость проекта.

Хотя, как подсчитали нефтяники, он и в прежнем варианте мог бы окупиться не раньше, чем через 15-18 лет.

Вот еще цифры от Семена Вайнштока: по его словам, тариф за прокачку нефти должен был составить $38,8 за тонну — от Тайшета до Тихого океана. В то время как сейчас стоимость железнодорожной перевозки одной тонны нефти в Китай составляет 96 долларов.

Именно эти цифры, по мнению президента «Транснефти», объясняют, «почему этот проект вызывает такое яростное сопротивление»: «Если вы будете утверждать, что молодые люди с плакатами «Нет — трубопроводу! Да — Байкалу!» собираются по своей инициативе, я вам не поверю. Среди них не каждый знает, где находится Байкал».

Однако митинги в защиту Байкала продолжались. В Екатеринбурге, сообщил Коммерсант, в акции протеста у резиденции полпреда Петра Латышева под броскими лозунгами «Путин, выпей нефти!» и «Путин уходит, Байкал остается!» объединились вечные оппоненты — представители СПС и «Яблока».

В Иркутске протестанты еще менее стеснялись в выражениях: многотысячная манифестация прошла по центральным улицам города, выкрикивая «Вайншток — враг народа!» и даже «Не дадим засрать Байкал!».

А упоминавшийся депутат Алексей Козин, лидер иркутского отделения СПС, заявил Коммерсанту: «Если президент не прислушается, такой президент нам не нужен».

Неудивительно, что, как уточнила газета Время новостей, представители «Единой России» от участия в общегородском митинге «предусмотрительно отказались, сославшись на то, что проведут ряд мероприятий против строительства ВСТО вблизи Байкала отдельно от прочих политических сил».

Между тем представители общественной организации «Байкальская экологическая волна» назвали заверения г-на Вайнштока о полной безопасности трубопровода «наглой ложью». А кроме того, иркутские экологи назвали «наглой ложью» и многократные заявления представителей «Транснефти» о том, что протесты против строительства ВСТО «финансируются иностранными структурами, незаинтересованными в усилении позиций Китая».

Состоялся митинг в защиту Байкала и в Москве, на Воробьевых горах. Как свидетельствует Коммерсант, здесь тоже говорили о том, что «если нефтепровод построят, нужно выходить и требовать отставки Путина». И что пора провести первый в России экологический референдум — и эта акция для ее организаторов была бы беспроигрышной.

Тем более, что почва для референдума достаточно хорошо подготовлена: тема экологической катастрофы, вызванной нехваткой пресной воды (в Байкале, как известно сосредоточено 80% ее природных запасов), все чаще звучит в прессе как раз связи с положением в Китае — в его северо-восточной части, находящейся в непосредственной близости к границам России.

«Китайцев становится все больше, — пишет Новая газета. — А воды в Поднебесной — все меньше. И пустыня у них растет. И песком их заносит нещадно. Они, конечно, с этим борются: и воду экономят, и леса сажают — пока мало толку». Пекин, по словам очевидцев, «чем-то похож на Москву, вдыхающую дым торфяных пожаров». А любой местный житель, как утверждает газета, в состоянии «убедительно доказать, что ежедневный душ крайне вреден для кожи».

Причины разрастания пустынь в Северном Китае, пишет Новая газета, — в уничтожении лесов, а также в «радикальном инженерном преобразовании рек и болот вплоть до иссушения и экстенсивном сельском хозяйстве на каждой пригодной пяди земли».

Как свидетельствует издание, во многих районах в бассейнах рек Ляо и Желтой уже говорят об эвакуации части населения: «Видимо, именно отсюда произошел исход большей части из 30 миллионов экологических беженцев Китая». А зона экологической катастрофы упорно расширяется на север и северо-восток, и в Сибири об этом знают не понаслышке, поскольку Россия «уже поставлена в дурацкое положение бедного родственника на Иртыше, где из-за увеличения водозабора в китайских верховьях приходится планировать строительство нового водохранилища».

Похоже, на очереди — Амур, где также планируется совместное российско-китайское строительство плотин и водохранилищ, которые для китайской стороны вполне могут стать резервом для переброски пресной воды в свои обезвоженные регионы.

Как заметила Новая газета, пока «мы исправно делаем вид, что будем до последнего снабжать Китай природными ресурсами». В самом деле, воды в России пока хватает — один Байкал чего стоит…

Но экологи волнуются. Хотя, как пишет Коммерсант, «практика показывает, что даже пройдись зеленые по Красной площади на руках шеренгами по 20 человек, отвечать им будут в ближайшем УВД».

В то же время «политически же выигрывающих от переноса маршрута настолько много, что неясно, как господину Вайнштоку до сих пор удавалось держать марку».

Развязка байкальской драмы неожиданно для всех наступила на встрече Владимира Путина с губернаторами сибирских областей в комплексе «Кедровый» под Томском.

В беседе с президентом иркутский губернатор Александр Тишанин, пишет Время новостей, «осторожно заметил, что общественность региона все же обеспокоена экологическими последствиями строительства нефтепровода рядом с Байкалом». В марте г-н Тишанин убедился в этом, приняв участие в митинге против строительства трубопровода по берегу Байкала, и «лично призвав федеральные власти пересмотреть географию проекта».

Однако, как сообщает Время новостей, г-н Тишанин немедленно получил жесткую отповедь от губернатора Бурятии Леонида Потапова.

«Вы бы лучше, если так о Байкале заботитесь, лучше бы перепрофилировали свой целлюлозно-бумажный комбинат!, — цитирует Потапова газета. — У нас таких митингов не было, потому что мы народу все объясняем! И вообще, петухов политических вокруг этого дела слишком много развелось, надо прекратить это и начать строить».

«Господин Потапов, выражаясь довольно рискованно, на самом деле, казалось, ничем не рисковал, — пишет также присутствовавший на встрече корреспондент Коммерсанта Андрей Колесников. — Очевидно было, что решение о строительстве принято и уже даже почти зафиксировано».

И тут внезапно выяснилось, что у президента другой взгляд на вещи. Вначале Путин поинтересовался у г-на Вайнштока, есть ли «технологическая возможность уйти на север». На реплику опешившего президента «Транснефти» («Вы меня поставили в тупик»), президент тут же заметил: «Если вы уже заколебались, значит, такая возможность есть».

Дальнейшее, как пишет Время новостей, прозвучало уже приказом: «Трасса должна пройти севернее той зоны, которая сегодня отмечена. Если там есть хоть один процент опасности, мы должны подумать об этом проценте».

Г-н Вайншток попытался сопротивляться: «Но вы же понимаете, что придется идти намного севернее…». Ответ Путина, как считает обозреватель Времени новостей Аркадий Дубнов, «достоин того, чтобы войти в учебники для менеджеров самого высокого звена»: «Я же сказал — севернее, а насколько — значения не имеет. Думая о будущих поколениях, нужно не минимизировать опасности, а исключать их».

В заключение, добавляет Коммерсант, господин Путин «поблагодарил сотрудников «Транснефти» за проделанную работу и даже выразил надежду на то, что строительство трубопровода позволит улучшить экологическую ситуацию в регионе». Поскольку железнодорожные перевозки нефти по берегу озера (еще ближе, чем предполагалось протянуть трубу) не менее опасны, а «предлагаемые решения по строительству нефтепровода являются выверенными и обоснованными», и она позволят эту опасность исключить: «Трубопровод надо строить севернее, за линией водозабора».

Далее наступил финал. Как пишет Время новостей, «несколько минут, что оставались до конца совещания, г-н Вайншток сидел, обхватив голову руками». Потом, выйдя к журналистам, что, безусловно, было мужественным решением, глава «Транснефти» назвал решение Путина «замечательным».

И по-военному сурово добавил: » Я солдат, а президент — Главнокомандующий, и приказы Верховного не обсуждаются».

Более того, уточняет Коммерсант, Семен Вайншток даже заверял журналистов, что неизвестно еще, кто выиграл, поскольку по решению президента трубопровод пройдет ближе к месторождениям, и это уменьшает затраты кампании.

А когда ему процитировали его собственные слова о том, что если труба пройдет там, где требуют защитники Байкала, это увеличит ее стоимость на $900 млн и сделает проект убыточным, г-н Вайншток ответил: «Мы убеждены, что новый маршрут будет короче, чем вы говорите».

Что бы ни означала эта фраза, она обозначила, как пишет Время новостей, конец битвы за Байкал между «зелеными» и государством: «Президент сыграл за первых».

Впрочем, как заметил Коммерсант, список претендентов на звание спасителя озера Байкал от главы «Транснефти» Семена Вайнштока получается «очень длинным, и писать в него Владимира Путина даже немного странно: у президента было достаточно времени для того, чтобы вмешаться в ситуацию, например, до демонстраций против трубопровода ВСТО в Иркутске».

Тем не менее, заметила газета Известия, похоже, Путин в очередной раз сумел использовать безотказную модель «доброго царя» при злых и жадных боярах.

Известия, конечно же, напомнили своим читателям историю с монетизацией льгот год назад: массовые акции протеста прекратились после вмешательства президента, который отчитал министров и, как считают граждане, заставил правительство увеличить выплаты.

Что-то в этом роде произошло и теперь: своим решением президент заставил «зарвавшихся нефтяников» передвинуть трубопровод, вновь продемонстрировав гражданам, кто думает о стране.

А еще, отмечают Известия, Путин сумел лишить оппозицию убедительного повода для объединения: массы готовы были митинговать под лозунгом «Спасем Байкал!», а партийные боссы — планировать все более масштабные акции.

Однако президент все испортил — в том числе и для такого преемника-самовыдвиженца, как Михаил Касьянов, который уже начал активно разрабатывать байкальскую тему.

К тому же, добавляет Коммерсант, «не стоит забывать и канцлера ФРГ Ангелу Меркель, с которой Владимир Путин встречался в том же Томске». До сих пор в Европе были убеждены, что проект ВСТО не подлежит корректировкам.

«За последние две недели высшие должностные лица, не исключая и президента, неоднократно говорили о том, что перенаправление потоков энергоносителей с Запада, играющего с нами в нечестную игру, на Восток, где по крайней мере председатель КНР Ху Цзиньтао честный, неизбежно, — пишет газета. — Демонстративное внесение коррективов в проект ВСТО вполне может быть сигналом госпоже Меркель: мы готовы торговаться, перенаправление российской нефти в Китай — обсуждаемый вопрос».

Не говоря уж о том, как в Германии популярна «зеленая» тема: «Не нужно быть Йошкой Фишером, чтобы понять, что Меркель не может не понравиться забота президента о Байкале».

Не стоит забывать и о том, подчеркивает Коммерсант, за те «один-два месяца, пока «Транснефть» рисует на карте новые маршруты», подойдет и время саммита «большой восьмерки» в Санкт-Петербурге.

И президенту США Джорджу Бушу будет повод продемонстрировать, что Россия — вполне договороспособная страна: «Было бы о чем договариваться — например, о том, что проект ВСТО нужно пересчитывать и пересчитывать. Может, он вообще нерентабелен? Может, Китай и не будет покупать нефть по ценам, в которые заложена стоимость абсолютной безопасности проекта «Транснефти»?»

Какая прекрасная возможность успокоить Запад, столь озабоченный в последнее время диверсификацией поставок энергоносителей во имя снижения «энергозависимости от России».

В общем, экология экологией — но политика, как водится, прежде всего.

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ