Белорусские выборы: всем спасибо!

0
21

Выборы в соседней стране, в исходе которых не сомневался, кажется, никто — ни в Белоруссии, ни в России, ни на Западе — тем не менее продолжают оставаться темой номер один для российской прессы. Фантастические результаты, полученные Александром Лукашенко, заставили российских наблюдателей вспомнить о народных волеизъявлениях советских времен с их чуть не стопроцентной явкой и такой же поддержкой рекомендованных властью кандидатов.

«Батька перестарался» — под таким заголовком Независимая газета опубликовала интервью с известным политологом, руководителем Центра международной безопасности ИМЭМО Алексеем Арбатовым.

По мнению Арбатова (как и очень многих в России и на Западе), без фальсификации итогов голосования в Минске не обошлось: «Не бывает 93% явки при свободных выборах». Норма, установленная эмпирическим путем, — 70% и даже 60% избирателей, пришедших на участки.

Арбатов не сомневается в том, что, как и утверждает белорусская оппозиция, немалая часть бюллетеней была вброшена, чтобы повысить явку: «А раз они были вброшены, совершенно очевидно, какой кандидат был на них подчеркнут».

На вопрос НГ о том, зачем это могло понадобиться Александру Григорьевичу при абсолютно благоприятных для него прогнозах, Алексей Арбатов ответил так: «Столь высокий процент за Лукашенко говорит о недостаточном политическом уме и такте белорусского президента… С его стороны было бы мудро дать жесткие указания и поставить своих контролеров, чтобы обеспечить стопроцентно честные выборы. Тогда явка, может быть, была бы 60%, но не возникало бы сомнений, и его победу вынуждены были бы признать все».

Однако специфика авторитарного режима — его изоляционизм и излишнее усердие подчиненных — привели к нынешнему результату, который, по мнению Алексея Арбатова, вполне отражает характер «системы Лукашенко»: «Такой мини-советский режим с некоторыми вкраплениями рыночной экономики и небольшими прожилками демократии в виде альтернативных кандидатов».

«Почему же население Белоруссии столь ревностно держится за нынешнего главу государства?» — ответ на этот вопрос попытался дать ВЦИОМ в специальных опросах, посвященных изучению настроений белорусских избирателей.

Как пишет в газете Время новостей Николай Попов, директор ВЦИОМ по международным исследованиям, прежде всего выяснилось, что «большинство белорусов отнюдь не чувствуют себя несчастными».

36% участников опроса ответили, что их «вполне» или «по большей части» устраивает жизнь, которую они ведут. Еще 42% заняли нейтральную позицию — «отчасти устраивает, отчасти нет». Правда, материальное положение многие (59%) все же оценивают как среднее, и только 15% — как хорошее.

Надо сказать, что эти данные схожи с российскими показателями, хотя пессимистов в России на 6-8% больше.

При этом на жизнь в стране белорусы смотрят с оптимизмом — 52% отмечают улучшение ситуации за последнее время.

Стабильны и оценки работы органов власти: 64% одобряют деятельность президента, 54% — правительства (не одобряют 19 и 20% соответственно).

Оценивая конкретно эффективность президента Александра Лукашенко на своем посту, 21% полагает, что он «последовательно выполнял все свои предвыборные обещания», а большинство в 52% считает, что он «пытается по мере возможности выполнить свои обещания».

Больше всего население любит Лукашенко за укрепление отношений России и Белоруссии (49%) и улучшение социального и пенсионного обеспечения (43%).

Ценят его успехи в наведении порядка и законности в стране 37%, в укреплении обороноспособности — 31%.

Среди задач, в решении которых президент не очень преуспел, называется «развитие демократии и политических свобод»: успешность в решении этой задачи отмечают лишь 14% жителей страны.

Между тем демократическую форму правления, как выяснил ВЦИОМ, поддерживают 60% населения Белоруссии.

Среди других задач для третьего президентского срока Лукашенко население называет дальнейшее повышение уровня благосостояния граждан (42%), сдерживание инфляции (42%), повышение уровня медицинского обслуживания (37%) и борьбу с бюрократизмом и коррупцией (32%).

Таким образом, подводит итог Николай Попов во Времени новостей, можно констатировать, что Александр Лукашенко еще не выработал свой президентский ресурс и пользуется поддержкой подавляющего большинства избирателей.

Газета Ведомости напоминает, что до выборов представители белорусской оппозиции заявляли, что для них важнее, чем объявленные ЦИК результаты голосования, будет размах последующих акций протеста. Однако, как пишет газета, ссылаясь на данные белорусского Независимого института социально-экономических и политических исследований, существенного роста числа участников оппозиционных митингов на Октябрьской площади в Минске, скорее всего не произойдет.

Тем не менее оппозиция не теряет надежды. Один из соперников Лукашенко, кандидат от оппозиции Александр Милинкевич заявил в интервью еженедельнику Московские новости: «Расклад в белорусском обществе примерно таков: треть населения желает сохранения статус-кво, треть выступает за перемены, а остальные граждане уже понимают: время Лукашенко ушло, но еще нет альтернативы существующему режиму».

Как заявил Милинкевич, оппозиция ставила себе задачу «победить не в цифрах, официально объявленных ЦИКом», заранее считая эти цифры далекими от реальности, «а в сознании и сердцах людей».

С точки зрения Милинкевича, «Лукашенко вообще не должен был принимать участие в этих выборах. Именно этот факт мы оспариваем, а не набранные им проценты». Как известно, изменения в белорусскую Конституцию о возможности третьего срока для действующего президента были внесены после референдума 2004 года, и оппозиция считает эти перемены незаконными.

В другом своем интервью — Независимой газете — лидер белорусской оппозиции признает, что «без поддержки России нам нашу задачу не решить».

Увы, Кремль пока делает ставку на Лукашенко, однако Александр Милинкевич не теряет оптимизма: «У нас есть связи с демократическими силами России… Надеемся, со временем к нам захотят прислушаться и в Кремле».

Вся надежда на выборы без Лукашенко: «Если новый президент Белоруссии будет законно избран, то Россия не будет чинить препятствий. Она примет того, кого избрало большинство».

«Белорусское общество все с большим напряжением воспринимает безоговорочную поддержку Россией режима Лукашенко», — утверждает Владимир Рыжков, побывавший 19 марта в Минске в качестве спецкора Новой газеты.

По данным республиканских соцопросов, симпатии к России в белорусском обществе с каждым годом сокращаются. «Не хотелось бы, — замечает Рыжков, — чтобы повторилась история с Украиной, когда Кремль до последнего не замечал перемен в этой стране и умудрился настроить против России миллионы украинцев».

Впрочем, пишет спекорр Новой, следует отдать должное российским властям: перед выборами ни Владимир Путин, ни Михаил Фрадков ни разу публично не выступили в поддержку Лукашенко.

«Их можно понять, — считает Владимир Рыжков. — За 10 лет «движения к союзному государству» продвигалось почти исключительно только сладкоречивое батькино «интеграционное» красноречие».

Так и не введена единая валюта, не удалось добиться ни участия в трубопроводах, ни собственности на крупные предприятия. Россия «не получила ничего или почти ничего, продавая при этом дешевые энергоносители, открывая свой рынок для белорусской продукции, прямо субсидируя белорусский бюджет».

Похоже, что программа «газ в обмен на разговоры» будет продлена на очередную, третью лукашенковскую пятилетку, замечает Владимир Рыжков.

В самом деле, соглашается журнал Профиль, внешне в белорусской экономике все в порядке. Доля России в белорусском экспорте составляет 40% — примерно столько же приходит на долю стран ЕС.

Однако если в Европу Белоруссия продает в основном нефтепродукты и калийные удобрения, в Россию идет от 60% до 95% продукции белорусских машиностроительных и химических предприятий, большая часть того, что производит республиканская легкая промышленность.

Тем не менее в минувшем году белорусский экспорт в Россию снизился более, чем на 10%.

Экономическая система, созданная Лукашенко, поясняет Профиль, позволила сохранить производственные мощности, доставшиеся в наследство от СССР и квалифицированную рабочую силу. Белорусские товары, оставаясь по качеству вполне советскими были вполне конкурентоспособны на российском рынке благодаря своей дешевизне. Однако к началу 2000-х годов этот задел был израсходован. Причин много: рост зарплаты в госсекторе, опережающий рост производительности труда (чем грешит, как известно, и российский госсектор). Чрезмерный налоговый пресс: так называемая совокупная налоговая нагрузка в Белоруссии составляет почти 45% — на 10% больше, чем в России. Не говоря уж о том, что менеджмент белорусских предприятий остается «насквозь советским».

Еще одна причина — инвестиционная политика властей: как пишет Профиль, частные иностранные инвестиции либо сами не идут в Белоруссию, либо их туда не пускают под предлогом борьбы с «распродажей Родины».

Впрочем, эксперты считают, что замедление роста не обязательно приведет к краху белорусской экономики — при условии сохранения высоких цен на нефть, что дает белорусскому бюджету возможность получения высоких доходов от нефтепереработки.

А также при условии, что Москва не вознамерится обрушить «белорусское экономическое чудо», что она может сделать, по выражению Профиля, походя.

По подсчетам журнала, повышение цены на российский газ хотя бы до $80 (можно вспомнить, что от Украины «Газпром» требовал недавно $200, сторговались на $90) приведет к полной потере рентабельности всех белорусских предприятий.

Таким образом, судьба «батьки» полностью находится в руках Москвы. Тем более, что значение Белоруссии как транзитной страны, как заявил Профилю политолог Алексей Макаркин после начала строительства Северо-Европейского газопровода существенно снизится. «Видимо, недалек тот день, — заметил Макаркин, — когда Москва попросит Лукашенко заплатить по счетам».

«Разумеется, — подводит итог Профиль, — Россия может и дальше поддерживать Белоруссию на плаву. Но в таком случае режим Лукашенко для Москвы все больше будет напоминать тяжелый чемодан без ручки. Тащить его тяжело, а бросить — жалко».

Так или иначе, пишет газета Коммерсант, поведение минского режима следует считать абсолютно рациональным: используя перечисленные выше «конкурентные преимущества» Белоруссии, Александр Лукашенко сумел найти необходимую экономическую нишу и на российском, и на европейском рынке. И несмотря на то, что «и в технологическом, и в политическом, и в военном, и в экономическом отношении страна глубоко маргинальна», ее пример, по мнению Коммерсанта, демонстрирует, что «в отсутствие толчка извне» антидемократические и экономически неэффективные режимы сегодня вполне способны в течение достаточно долгого времени сохранять внутреннюю стабильность.

Считать их существование краткосрочной аберрацией — значит тешить себя напрасными иллюзиями», подчеркивает Коммерсант.

Недаром так уверенно чувствовал себя Александр Григорьевич на итоговой пресс-конференции во Дворце Республики.

Корреспондента Новых известий, опубликовавшего в своей газете репортаж с этого события, в первую очередь поразила скудость президентского кортежа. Его возглавляла «разгонная» машина ГАИ, затем следовала «неприлично пыльная «Тойота Ленкрузер» с мигалкой», за ней следовал бронированный «Мерседес» Лукашенко — «тоже, между прочим, не самый чистый». Завершал процессию синий микроавтобус с охраной.

«В Москве, — пишут Новые известия, — белорусского лидера бы не поняли. У нас по разделительной полосе Кутузовского проспекта какой-нибудь советник помощника министра ездит с куда большей помпой».

Зато сам вновь избранный глава государства был в ударе: «Он весело спорил с латвийской и украинской журналистками, благосклонно принимал лесть от международных наблюдателей… Был вполне интерактивен: интересовался мнением зала, консультировался с помощниками, целовался с дарившими ему цветы наблюдателями…» Успел высказаться по самым разнообразным вопросам — то утверждал, что «Милошевича убили в застенках Гааги», то объяснял, почему он, в отличие от «некоторых», не отвернулся от своего друга Саддама Хусейна.

Кроме того, много было сказано о «спонсорах цветных революций» и «всевозможной мировой закулисе». Например, вопрос журналистки американского издания Cristian Science Monitor, почему так плохо живут люди в Чернобыльской зоне, обернулся против США: Лукашенко заявил, что американцам стоило бы тратить деньги не на войну в Ираке, а на помощь чернобыльцам.

«Говорил Александр Лукашенко долго, два с половиной часа, — пишут Новые известия, — но мог бы и дольше. Впереди у него еще пять лет. Минимум».

В общем, пишет Московский комсомолец, остается принять как данность: Александр Григорьевич Лукашенко по-прежнему остается бессменным президентом своей страны.

На вопрос, что это значит для России, ответы московских политиков противоречивы. Нет единства и в Кремле — несмотря на официальные поздравления победителю.

Как довольно точно подметил МК, «Кремль и Лукашенко общаются в режиме близких родственников, на дух не выносящих друг друга. При встрече улыбаются и целуются, а выйдя за дверь, прислоняются к стене и судорожно выдыхают: «Уффф».

Что удивительно, пишет Юлия Калинина, автор статьи в МК, на эти отношения мало влияет проводимая Лукашенко политика: «Хотя она должна вызывать однозначное одобрение. Ведь он делает именно то, что российские руководители считают стратегически правильным для России и стран ближнего зарубежья». Например, «душит на корню оранжевую революцию». А также «не дает возможности американцам зацепиться за Беларусь».

Конечно, приемы и методы у Лукашенко откровенно диктаторские: «Но разве это помеха для Кремля, когда Кремль хочет с кем-то дружить?»

Как заметил в Новой газете Александр Подрабинек, «сегодняшней России тиранические режимы и диктатуры гораздо ближе по духу, чем демократически ориентированные страны». Ближайший пример — узбекский президент, «безжалостно расстрелявший у себя всякие ростки революции».

И все же Лукашенко Кремлю явно не нравится, продолжает Юлия Калинина — «несмотря на весь свой антиамериканизм и преданность России».

Все дело в том, по мнению автора, что белорусский президент — лидер иной формации, чем российская политическая элиты: «Он свято верит в свою дремучую правоту и говорит дикие вещи». Хуже того — «он говорит то, что действительно думает».

Не то у нас: «Нынешние правители России говорят то, что не думают. В этом их системное отличие от Лукашенко. По существу, небольшое, но создающее непреодолимые препятствия на пути к взаимопониманию».

Впрочем, что нам Лукашенко? Он остается у власти в Белорусиии — «значит, сейчас его время», считает МК.

И то, что, пока он у власти, объединение с Белоруссией не состоится, возможно, не так уж плохо — «потому что никто не знает, что получилось бы в результате объединения».

Как заявил журналу Власть секретарь политсовета СПС Борис Надеждин в ответ на вопрос «Кто вам больше нравится — Лукашенко или Путин?»: «Приходится выбирать из двух зол… И спасибо Лукашенко, что он все еще в Белоруссии».

Подпишись на новости этой тематики!

Подписка на выпуск позволит непрерывно быть в курсе публикаций СМИ по интересующим вас вопросам. Это дает полный контроль над ситуацией. Будь на шаг впереди конкурентов.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ